Человеколюбие

 Человеколюбие – глубокая, осознанная любовь к человеку и человечеству.
    По сравнению с Человечностью, на наш взгляд, оно конкретнее по содержанию и соотносится с ним как частное к общему. Другими словами, Человеколюбие – это Человечность, направленная именно к человеку и человечеству.
    Казалось бы, Человеколюбие как любовь к себе подобным настолько естественно природе человека, что должно быть врожденным и неотъемлемым качеством. Однако, к сожалению, это не так. В человеческом мире "поедание" себе подобных – и физическое, и психическое – встречается даже чаще, чем в животном. В человеке во многом уже отсутствуют позитивные ограничения животных инстинктов, отсюда такие страшные масштабы мировых войн и бедствий. Чем глуше голос духовного "я" человека, чем более он сомневается в существовании Высшего мира, бесконечного бытия своего сознания, духовных основ жизни, – тем менее он склонен проявлять человеколюбие. Человеколюбие неразрывно связано с самоотверженностью и бескорыстием, которые весьма трудны в жизненной практике и слабо поддерживаются современным обществом, где господствует корысть, потребительство, жажда развлечений и эгоизм (в т.ч. семейный, групповой и т.п.). Вместе с тем, вступление в Новую Эпоху эволюции человечества настоятельно требует воспитания и развития человеколюбия.
    Любовь к человеку – как к своему ближнему, так и к дальнему – весьма не простое чувство и отношение. Любовь к своим ближним, которых мы знаем, с которыми часто, а порой, и ежедневно, контактируем, по отношению к которым не раз испытывали чувства благодарности и соучастливости, – казалось бы, должна быть наполнена исключительно радостью и теплой привязанностью. В действительности, именно любовь к ближнему подвергается наибольшим и постоянным испытаниям. Главная причина их – несовершенство человеческой природы (как "ближнего", так и самого "любящего"), ведущее к дисгармоничным действиям и реакциям. Любовь к ближнему испытывается переменчивостью настроений и состояний, обременением повседневным бытом с его мелкими (но столь важными) подробностями и деталями. Близкие люди сонастроены друг к другу и чисто энергетически, что ведет к гораздо более болезненным реакциям на несозвучные слова и действия.
    Вместе с тем, именно любовь к духовно близкому человеку – если она очищена от низших проявлений, возвышенна и сердечна – окрыляет, служит подлинным источником мощных сил, вдохновения и творчества, и тому в истории мировой культуры существует немало прекрасных и ярких примеров.
    Любовь к дальним может показаться более доступной и легкой человеку, ибо не подвергается многим испытаниям, не несет каждодневных обязательств. Однако по-настоящему любить "дальнего" отнюдь не просто. Главные препятствия этого – мы не знаем других людей, не испытываем к ним особых родственных чувств и заинтересованности, не уверены, что сможем разделить их взгляды и стремления, а жизненный опыт постепенно формирует трезвую осторожность в отношениях (неизвестно, что от другого ожидать…)
    Если любовь к ближним предполагает четкие обязательства и ожидаемые от нас действия, то любовь к дальним более свободна и неответственна. Незнакомые множества людей зачастую сливаются в сознании в единую безликую массу. Многие люди пользуются очень близорукими принципами: "мне от другого ничего не надо – значит ни к чему лишние заботы и тревоги о других", "мне он (другой) ничего не давал (а я не брал) – значит и я ему ничего не должен"… Повседневная жизнь настолько заполнена заботами о себе и ближних, что для дальних – а их гораздо больше, чем ближних – не остается ни сил, ни времени, ни интереса… Следствия же оказанной помощи, если она свободна от принципа "дашь-на-дашь", далеко не всегда видны и не скоро могут проявиться.
    Таким образом, на практике оказывается, что деятельность ради дальних людей требует дополнительных, резервных сил и усилий, ведет к еще большему бескорыстию, жертвенности, терпению и терпимости.
    Нельзя не отметить, что наше время постсоветских, капиталистических отношений в российском варианте, усугубленном деморализацией общества, демонстрирует падение интереса к проявлениям "любви к дальнему" и катастрофическое возрастание эгоистической любви.
    На этом фоне любовь к человечеству как целому, в которой кульминирует любовь к дальним, еще более эфемерна своей всеохватностью и космополитичностью для среднего сознания наших современников и кажется им либо очень легкой в своих чувствах, либо, напротив, граничащей с изменой интересам своей религии, нации, государства. Оба отношения, с точки зрения Учения Живой Этики, недальновидны и неверны.
    Любовь к человечеству не отрицает и не делит, но органично вмещает разные степени любви (любовь к Родине, ко всему миру и т.п.), не умаляя начальных, первичных в онтогенезе человека ступеней ее постижения (любовь к родителям, родственникам и т.д.), ибо опирается на глубинную основу – любовь к высшей духовной сущности человека, единой и вечной в каждом из нас.
    Этой идее можно найти важные аналогии. Так, мы понимаем, что при всем многообразии ритуалов и внешней различности основных религий мира, Высшее Начало вселенной (Бог, Брахман и др.), – в силу самих характеристик, которые Ему даются, – едино, абсолютно едино. И уже одна эта мысль формирует в нас положительное, толерантное отношение ко всемрелигиям как разным путям к Единому фокусу лучших человеческих устремлений.
    Любовь к человечеству принципиально надконфессиональна, интернациональна и внесословна. Вместить ее может только очень большое, доброе сердце, умеющее уважать достоинство других людей, признать их право на жизнь и развитие, и готовое ради Общего блага к самоотверженности, подвигу и героизму. Ибо помочь одному или нескольким – не просто, а суметь помочь многим – во стократ сложнее.
     Большинство публицистических работ Н.К. Рериха посвящены выработке и обоснованию существующего, подлинного международного языка, способного объединить разрозненное, враждующее человечество, – это язык духовной Культуры – искусства, науки и философии, проникнутых высокими нравственными критериями и ориентирами. В Учении Живой Этики одним из краеугольных является понятие Братства народов (человечества), их свободного единения в любви и сотрудничестве. Именно этот нравственный идеал соответствует дальнейшей космической эволюции обитателей нашей планеты.

 

 

    Близкие понятия: человечность, сердечность, сострадание, мудрость, даяние, самоотверженность, доброжелательность, взаимоуважение, доверие, терпение, великодушие, оптимистичность.

 

   Противоположные понятия: эгоизм (самость, самолюбие), жестокость, бессердечие, ненависть, враждебность, неприязнь, высокомерие, нетерпимость, безответственность, равнодушие.

 

 

Счастье ближнего есть наше счастье
Человеколюбие и Надземные Миры
Человеколюбие Великих Учителей
Любовь к человеку и человечеству
С чем Человеколюбие не совместимо

      

 

"Счастье ближнего есть наше счастье…"

 

    Аум, 166. Народ стремится к красоте и торжественности, на таких основах можно рассказать о надземном Величии. Не следует отрывать от лучших накоплений страны – каждый народ имеет свое выражение.
   Превзойти ограничение можно лишь расширением сознания. Нужно знать, как осмотрительно можно при расширении сознания подойти к сердцу человечества. Уже стираются многие границы, но при таких новых путях требуется особое человеколюбие. Нужно воспитывать это качество наряду с чистотою тела и духа. Пусть гигиена духа займет свое место в школах, тогда Высокие Собеседования будут лучшими часами.

 

    МО-2, 457. Делите все на четыре части: первая – Высшему, вторая – Общему Благу, третья – ближним и четвертая – себе. Но придет час, когда останется только три части, ибо четвертая будет поглощена второй. Такие деления называются огненными. Никто, кроме сердца, не укажет границу этих частей. Но пусть огненно будет начертана последовательность.

 

    Община, 272. Мир есть венец сотрудничества. Знаем много разнозначащих понятий – сотрудничество, содружество, община, кооператив, – те самые сердечные объединительные основы, как маяки во тьме. Не пугаться должны люди при мысли о счастье ближних, но радоваться нужно, ибо счастье ближнего есть наше счастье. Подвижники не покидают Землю, пока не исцелены страдания. Целое содружество может легко лечить раны друга – только нужно развить искусство мыслить во благо. И это не легко в обиходе хлопот. Но примеры подвижников могут ободрить и влить новые силы.

 

    Надземное, 509. Каждый шаг истины направлен к Общему Благу, оно и будет мерилом. Скажут – где же любовь, которая есть устой Мира? Но разве Общее Благо может существовать без любви?

 

    МО-2, 432. Каждое усовершенствование уже будет трудом человеколюбивым.

 

    Надземное, 812. Люди могут помочь себе, помогая ближнему.

 

    Аум, 116. Великое Служение имеет в виду все человечество. Ни народность, ни какие-либо прочие деления не должны ограничивать Служение Благу. Нелегко избежать различных наслоений, созданных тысячелетиями. Лишь осознание Высшего Мира может помочь победить все остатки суеверия и атавизма. При этом невозможно дать своеволие чувствам по отношению к кармическим предубеждениям. Справедливость даже среди неблагоприятствующих условий все-таки укажет справедливое распознавание. Личность, как ответственная единица, будет объектом суждения. Трудно отличить ценность личности поверх всех условных одежд, только преданность Служению откроет глаза, чтобы усмотреть очень ясно зерно духа.
    Так лишь Высший Мир даст и высшее суждение
.

 

    ПЕИР 28.12.1935. Именно, люди совершенно забыли о долге и ответственности – этих двух основах человечности в нас.

 

    Надземное, 795. Урусвати знает, что главная причина разногласия лежит в индивидуальности сознания. Нет одинаковых песчинок, нет подобных сознаний. Такое богатство Природы могло бы вести к ускорению эволюции, между тем, из него порождается немало зла. Нужно помнить, что такое зло губительно не только в земной жизни, но и в Надземном Мире.
    Между тем, каждый человек может способствовать уменьшению зла. Для этого он должен твердо помнить об индивидуальности сознаний. Он не должен насиловать сознание ближнего. Он может вносить содружество и сотрудничество, но делая допущение различия сознаний; из такого понимания рождается сострадание. Человек мудрый не покажет ближнему сострадания, чтобы тот не принял добро за подаяние.
    Множество малых черточек может сгладить губительные разногласия. Не нужно смешивать разногласия с разумным обменом мнений. Кто добрее посеет, щедрее пожнет. Мы заботимся не только о земной жизни, но еще больше о Надземном существовании. Люди должны, наконец, признать, что каждый из них стремится в Мир Надземный и устилает наиболее удобный путь.

 

    Надземное, 756. На путях к преображению помните завет Мыслителя: "Умейте найти терпение выслушать чужую боль. Найдите благосклонность окрылить чужую радость. Вы не знаете истока этих страданий. Вы не знаете причины зарождения радости, но умейте отеплить и окрылить ближнего".

 

    Иерархия, 340. Мудро заповедано о блаженстве отдавшего душу свою за други своя. Часто эта заповедь применяется к самопожертвованию жизни, но ведь не сказано о жизни или о теле, но о духе. Тем самым дана задача труднейшая и длительная. Чтобы отдать душу, нужно образовать, расширить и утончить ее, тогда можно дать ее за спасение ближнего. Так нужно понять и сознательно применить мудрость Завета.

 

    МО-2, 83. Каждый, зовущий ближнего к огненному крещению, уже является участником Великого Служения. Каждый, принявший участие в несении Креста Истины, не обессилит. Каждый, понявший нужды Мира, уже сокращает путь восхождения. Каждый, познавший значение сердца, как Обители Агни, уже на верном пути.

 

    МО-2, 286. Добрый человек тот, кто творит добро. Сотворение добра есть улучшение будущего. Можно благотворить ближнему, чтобы улучшить его бытие. Можно поднимать целые народы героическим подвигом. Можно вносить в жизнь самые полезные открытия, которые должны преобразить будущее. Наконец, можно улучшить мышление народа, и в этом будет заключаться синтез добра. (…) …Добро спасет здоровье и очистит на большое пространство атмосферу. Нелепо думать, что добро отвлеченность или заслуга. Оно есть спасение будущего, ибо без него нет утверждения восхождения. Так каждая мысль добра есть уже стрела Света.

 

    Община, 107. Обязанность общины утвердить книгу, как друга дома. Кооператив, прежде всего, имеет книжную полку, содержание которой очень обширно. Будет рассказано о ценностях родины и связи ее с миром; показаны будут герои, творцы и труженики. И понятие чести и долга, и обязанности к своему ближнему утвердятся, так же как и милосердие. Много примеров, зовущих к познанию и открытиям.

 

    МО-1, 617. …Ничто не должно препятствовать делиться знанием и способствовать расширению сознания – в этом будет любовь к ближнему.

 

    Надземное, 477. Урусвати знает, что понятие учительства должно быть развиваемо в людях от ранних лет. Каждый человек может кого-то чему-то научить, и он должен уметь это сделать. Мы одобряем, когда школьники преподают своим младшим братьям. (…)
    Мыслитель учил: "Каждый может служить ближнему, каждый может отдавать, если даже у него нет ни единой вещи. Как славно деяние, которое не может истощиться".

 

    МО-1, 626. Отдавание есть основной принцип огненной божественности духа. Сходство с Огнем поразительно во всех стадиях развития. От самых грубых форм жизни до высших происходит отдавание. (…) Уже на высоких степенях Существа принимают отдавание, как радостную обязанность. Нужно стремиться к этой степени огненности, тогда мы вступаем в равновесие с Огненным Принципом, и отдавание становится получением. Уже без всякой самости существо принимает высшие дары. В таком ускоряемом объеме совершается приток энергии. Такое постоянное возрождение обновляет сознание и спасает от перерывов сознания при переходе в Тонкий Мир. Так можно припомнить об обмене веществ, как низших, так и высших. Непрерывный обмен стирает границы низшего с высшим, иначе говоря, повышает общий уровень. Такая работа будет на пользу ближних, ибо будет вовлекать их в орбиту устремления сознания. Явите понимание обмена веществ.

 

    Надземное, 650. Урусвати знает, что искреннее благодеяние не противоречит Закону Кармы. Существует изуверство, по которому не следует помогать ближнему, чтобы не вторгнуться в его Карму, – заблуждение вредное. Изуверы не желают представить себе, что каждый помогающий тоже действует по Карме. Человек должен нести всякую помощь, не задумываясь о Карме.
    В помощи заключены ценные эманации, но, конечно, благодеяние должно быть искренним, – в этом каждый себе судья. У Нас ценят помощь, когда она оказана по инстинктивному побуждению. Нечего человеку вспоминать, почему он может кому-то помочь. Многие не покинут путника в беде, не размышляя, какой прекрасный поступок они совершают. И правильно такое отношение, ибо своекорыстие уничтожает все добрые следствия.
    В оказании помощи имеет значение и своевременное ободрение. Оно ценнее многих видов помощи. Ободряющий передает часть своей энергии, и такая раздача лучшего достояния ценна. Пусть все, кто хочет мыслить о Надземном, прежде всего познают радость помощи. Прекрасна такая радость, и она принадлежит вовсе не одним богачам. Совет может поднять бедствующего, и каждый может поделиться своим знанием. В таком благом напряжении помогающий приобретает новую силу и находчивость. Будет благословенна сердечная помощь.
    Мыслитель поучал: "Учитесь помогать, эта наука благословенна".

     

 

Человеколюбие и Надземные Миры

 

    Братство, 442. Без всяких поучений люди умеют оберегать предмет, ими любимый. Они найдут находчиво, как спрятать его. Они приложат старания не разбить и не искалечить любимую вещь. Кто-то сказал: "Люди лучше всего умеют хранить камни и металлы, менее – растения, еще менее – животных и всего меньше – человека". Судите сами, насколько справедливы такие понимания. Человек будет самым тонким организмом, и самое жестокое обращение выпадает на его долю. Не закроем глаза, что так называемая отмена телесного наказания есть лишь прикрытие жестокости еще большей. Когда же наступит отмена духовных преследований! Когда же люди признают, что высшая степень мучительства есть терзания духа! Пока не осознают Мира Тонкого, не будет понято человеколюбие.

 

    Братство, 211. Переход в Тонкий Мир должен быть по природе своей безболезненным. Люди, совершив земной путь, должны принять следующее прохождение естественно. Но они сами усложняют торжественную смену бытия. Они сами расплодили болезни и насылают их на близких. Они пытаются заразить пространство, но лишь сами могут вступить на путь очищения. Насильственная профилактика не может помочь основательно, необходимо общее сознательное сотрудничество. Принуждение может из сотен тысяч больных спасти лишь малую часть. Оздоровление планеты находится в руках всего человечества. Прежде всего, нужно понять, что человек оздоровляет не только себя, но и всех окружающих. В таком сознании будет заключаться истинное человеколюбие. Такое чувство не может быть приказано. Оно должно прийти из глубины сердца самостоятельно.
    Пусть безумцы не удивляются, что Мы уделяем столько внимания оздоровлению. Нельзя быть эгоистом и думать лишь о себе. Мы должны и в мыслях, и в действиях распространять заботу о лучших земных условиях. Не будем закрываться складками хитона, когда необходимо напрячь всю зоркость и доброжелательность к человечеству.

 

    Надземное, 764. Урусвати знает, насколько заботливо нужно оберегать каждое положительное явление. Вот мы говорим о свойствах радости: "Человек, не омрачи радости ближнего, может быть она покажется тебе чуждой и незначительной, но она оздоровляет пространство, и не тебе судить об источниках такой радости. Человек, не умали чего-то полезного насмешкой или оскорблением.
    Человек, помни, что ты поставлен хранителем пространства. Ты можешь оздоровлять его или осквернить. Не можешь ты устремляться к Надземному Миру, если ты будешь породителем убийственных ядов. Каждым дыханием ты посылаешь пространству оздоровление или разрушение".
    Почему человек так редко думает о великой ответственности бытия своего? Человек при нисхождении на землю думал о чем-то совершенном, почему же в земной жизни люди так редко мечтают о подвиге?
    Предания давние кажутся им несбыточными сказками, и могильное тление удручает мысли человека; между тем, каждая прекрасная мысль образует как бы нерв пространства.
    У людей являются редко мечты о будущем существовании и тем упорнее следует твердить о реальности Надземного Мира. Учитель пусть найдет возможность в каждом предмете упомянуть о величии Беспредельности. Пусть дети чаще возносятся мечтами туда, где им будет хорошо.
    Мыслитель просил: "Избегайте ссор и жалких воспоминаний, они вредоносны".

 

    МО-1, 47. Трудно человеку поступиться даже малым! Герои, отдающие кровь во благо ближнего, редки, но этот внутренний импульс наполняет его организм новыми силами.

 

    МО-1, 274. Кто поверит, что "Чаша" йога может посылать токи спасительные для многого и близкого, и дальнего. Очень болезненны эти излучения, как иглы из сущности. "Чаша" не может устоять, чтобы не посылать накопления на благо ближних. Не мудро думать, что эти посылки благодати безболезненны. Когда действуют оба естества, и плотное и тонкое, не может не быть нагнетения. Но дух готов превозмочь эти напряжения. Нужно понять, что такие посылки усиливают Огненный Мир. Сотрудничество с такими Степенями Огня нелегко!

     

 

Человеколюбие Великих Учителей

 

    Надземное, 553. Нас спрашивают о Нашей Внутренней Жизни, – она человечна и основана на великом терпении. Не заподозрите Нас в гордыне, когда говорю о великом терпении. Оно должно быть большим, испытанным и основанным на человеколюбии.

 

    Сердце, 568. В час утомления от людей первая увиденная нужда заставила немедленно оказать помощь. Это и есть путь Бодхисаттвы, когда мы забываем и утомление, и себя, чтобы помочь. Поистине, велика энергия, так порожденная; о ней везде сказано как о любви ближнего. Не рассчитывает такая любовь, но действует без промедления.

 

    Надземное, 6. Люди получают помощь, ощущают неожиданное выздоровление, но не понимают, откуда пришла помощь. Не о благодарности говорим, нам она не нужна. Но сознательное принятие помощи усиливает полезное следствие. Каждое отрицание и насмешка парализует даже сильные вибрации. Мы спешим на помощь. Мы поспешаем принести добро, но часто ли Нас принимают?
   Невежды утверждают, что Мы начинаем революции и смуты. Но мы много раз пытались предупредить и предотвратить убийства и разрушения. Сам Брат Ракоци исполнил высшую меру человеколюбия и был отвергнут теми, о ком Он заботился. Остались записи, уже общеизвестные, но некоторые лжецы называют Его отцом французской революции.
    Также люди не понимают Наше обращение к королеве Виктории, но сама история показала, насколько Мы были правы. Наше предупреждение было отвергнуто. Но Наш долг предупредить народы. Также не понято Наше предупреждение Москве. Люди не скоро вспомнят и сопоставят действительность. Можно назвать много исторических фактов из жизни разных стран. Можно напомнить и Наполеона, и появление Советника Американской Конституции, и явление Швеции, и указание об Испании.
    Пусть люди помнят, что уже десять лет, как показано разрушение Испании. Дан знак спасения, но, по обычаю, он не был принят. Мы спешим всюду на помощь. Мы радуемся, когда она принята. Мы печалуемся видеть, какую судьбу предпочитают народы.

 

    Братство, 567. Люди знают монастыри, существующие целые тысячелетия. Люди знают торговые дома, веками существующие. Так люди согласны признать нахождение самых различных учреждений, но единственно о Братстве они высказывают различные сомнения. У людей особенно отрицается всякая возможность Братства. Много причин, почему люди опасаются понятия Самого Прекрасного. Не боится ли кто-то, что явление Братства раскроет его замыслы? Или что он будет принужден подумать о благе ближнего? Целый арсенал орудий самости против миролюбивого Братства. Проще всего отрицать самую возможность существования Братства. Примеры исторические, данные жизнеописаниями, казалось бы, указывают на существование Братства в разных веках.
    Но особенно глухи, кто не желает слышать.

 

    Надземное, 263. Урусвати знает, насколько люди избегают заглянуть в сущность событий и довольствуются немногими познаниями по окружности. Можно представить, как изменилось бы изложение истории, если бы открылись все истинные причины и побуждения! Прежде всего, выдвинулись бы неожиданные деятели, о которых человечество и не подозревает. На месте царей и правителей мы увидели бы лиц, оставленных в тени. Некоторые из них не замечены по невежеству, но другие остались невидимыми по закону Братства.
    Люди могли бы заметить, как многие события складываются вне человеческой логики. Подчас можно думать, что происходит необдуманное смятение, но, на самом деле, после можно убедиться в стройности построения. Можно иногда заметить, что целая страна или отдельные люди находятся под осуждением всего мира и, тем не менее, оттуда рождается самое блестящее достижение. Никто не подумает, что поверх земных соображений нечто повернуло течение событий.
    Давно сказано: "Ищите правых среди осужденных". Невозможно упустить из виду, как мир нападает на тех, кто несет поручение правды. Но если люди захотят проникнуть внимательно в сущность событий, они убедятся, что Наша Рука действует близко.
    Пусть люди изучают лиц, стоящих около событий, пусть поймут, что так называемые правители часто лишь символы, но решения происходят вне их понимания.
    Замечайте, как выполняются Наши предупреждения относительно некоторых стран. Люди пытаются называть эти предупреждения угрозами, но Мы далеки от устрашений. Мы готовы ради человеколюбия предупредить, но Мы не можем остановить течение событий, если Наши советы отвергаются. (…)
    Можно припомнить, как Мы в разное время предупреждали некоторые страны, и Наши советы были отвергнуты. Свободная воля предпочла гибель и медленное разложение. Сопоставьте, как со времени предупреждения менялся характер народа. Мельчали подвиги, люди отвергали защиту лучших ценностей, превращаясь в базарных глашатаев. Можно видеть разложение, которое вползает во все области жизни. Можно уже писать целые книги о болезни народа. Так люди осуждают себя сами, а могли бы понять, что советы были своевременны и нетрудно было принять их.
    Если же люди будут оправдываться тем, что они не разглядели сущности событий, то можно лишь пожалеть о слепоте. Нужно изучать и внимательно присматриваться к жизни, чтобы различать истинных деятелей. Когда убит соловей, тогда нельзя ждать пения.
    У Нас ведут записи о последствиях невежества, и такая история человечества очень прискорбна.

 

    Надземное, 347. Урусвати знает, как огорчительно не дать людям все для них приготовленное. Нужно признать, сколько новых открытий стоят на пороге, но ради человеколюбия не могут быть показаны.
    Уже найден сильнейший яд, который в определенном употреблении целителен. Но разве люди предпочтут целебное качество? Они, прежде всего, пожелают использовать разрушительные свойства. Яды часто оказывают целебное качество, но невозможно послать разрушительные вещества в руки неистовые. То же самое нужно сказать о всех областях. Явление достижения может быть допущено лишь целесообразно.

 

    Письма Махатм. Письмо 12. К.Х. – Синнетту от 20.02.1881 г. …Однако немногие из нас (за исключением таких, которые достигали конечного отказа от Мокши) в состоянии настолько освободиться от влияния наших земных связей, чтобы быть нечувствительными в различных степенях к высшим радостям, эмоциям и интересам обычного человечества. До тех пор, пока конечное освобождение не поглощает Эго, оно должно осознавать чистейшие симпатии, вызванные эстетическими воздействиями высокого Искусства; его наиболее нежные струны должны отвечать на призыв наиболее святых и благородных человеческих привязанностей. Конечно, чем ближе к освобождению, тем менее этому места, до тех пор, когда, чтобы увенчать все – человеческие и чисто индивидуальные личные чувства, кровные узы, дружба, патриотизм и расовое предпочтение – все это исчезнет, чтобы слиться в одно общее чувство, единственное и святое, единое и вечное – Любовь, Огромная Любовь к человечеству, как к единому Целому. Ибо человечество есть великая Сирота, единственная лишенная наследства на этой Земле, мой друг! И долг каждого человека, способного на лишенное эгоизма побуждение, сделать что-либо хотя бы даже самое малое для Общего Блага. Бедное, бедное человечество! Оно мне напоминает старую притчу о войне между телом человека и его членами: здесь тоже каждый член этого огромного "Сироты" – без отца и матери – эгоистически заботится только о себе. Оставленное без заботы это тело страдает вечно независимо от того, воюют или не воюют члены. Его страдания и муки никогда не прекращаются.
    ...И кто может упрекать его, как делают ваши материалистические философы, если в этой вечной изоляции и небрежности оно развело богов, к которым "оно всегда взывает о помощи, но остается неуслышанным!" Таким образом:
    "Так как у человека есть надежда только на человека,
    Я бы не дал плакать ни одному, кого я могу спасти!"...

 

    Надземное, 197. Урусвати знает, как много истинных благодеяний остаются непроизнесенными. Человек бросается в море, чтобы спасти своего ближнего, это большое самопожертвование. Но не меньшее самопожертвование будет в том, чтобы предотвратить несчастье. Много труда полагается на отвращение явлений несчастья. Много пожаров потушено, но не меньше предотвращено. Никто не узнает, как пришло спасение, ибо он даже не подозревал грозную опасность. Он никогда не подумает, кому он обязан спасением.
    Мыслитель говорил: "Поблагодарим наших невидимых спасителей. Почему мы знаем, что сейчас нас не нужно от чего-то спасти? Разве мы знаем, что грозит нам? Мы считаем день спокойным, но не оглядываемся назад и не видим ядовитую ехидну. Но она поползла назад, кто-то ее отогнал. Скажем благодарность невидимым спасителям.
    Никто не может утверждать, что пространство вокруг нас пусто, наоборот, мы чуем нашим сердцем незримые присутствия. Кто зовет нас, кто обнимает нас дуновением, кто наполняет нас радостью или печалью, кто посылает нам решение? Неразумный скажет – во всем я сам. Неразумие делает человека самомнительным. Мудрее сказать – сам я приложу все мои силы, но приму признательно каждую незримую помощь.
    Будет время, когда человек произнесет в Афинах слово и немедленно получит ответ из Коринфа. Люди овладеют пространством и признают наполненность его".

 

    Надземное, 8. Если бы только люди осознали, в каком видимом и невидимом сотрудничестве они могут участвовать! Если бы люди осознали, насколько они могут преумножать силы свои в сотрудничестве с Братством. (…)
    Каждый может приложить свою силу в каждое мгновение, стоит только представить себе, что на высотах постоянно трудятся в помощь человечеству. Одна такая мысль уже создаст прилив энергии. Она продвинет сознание к служению человечеству. Она подскажет, что возможна любовь к человечеству. По земным условиям часто трудно представить себе возможность такой любви. Но пусть мысль о существовании Братства поможет раскрыть сердце. Тогда сотрудничество явится не как обязанность, но как радость. И капли пота, и священные боли будут венцом познавания.
    Не будем принимать слова эти как отвлеченность, ибо такое отрицание закроет лучшее вместилище – сердце. Каждая капля пота труда, каждая боль о человечестве живет в сердце. Пусть будет слава сердцу вместившему!

 

    Надземное, 27. …Правдивы исторические данные о всяких предательствах, сопровождавших созидание. Сказано, что предательство есть тень строения. Каждая тень определяет высоту постройки. Мы испытаны во всех предательствах. Нас искушали всякими лукавствами. Сказано, чтобы возвысить любовь к человечеству, нужно обойти его пропасти. Но кто же найдет в себе достаточно терпения, чтобы заглянуть во все бездны и не потерять веру в продвижение человечества? Наша Обитель является оплотом такого терпения.

 

    Надземное, 102. Перейдем к Нашей Обители. Сомнение в ней не живет. Тяга кверху велика. Немало усилий требуется, чтобы не оторваться от Земли. Земные вериги наложены добровольно и сознательно. Жертвенность сложена из любви, и опыт прежних жизней дал любовь к страдающим. Опыт или возжет любовь, или заострит ненависть. Но кто же первый сядет на кол ненависти? Не сам ли ненавистник?
    Любовь должна быть мудрой и действенной. На таком понимании легко споткнуться или впасть в ханжество. Лишь труд на пользу Мира даст равновесие.

 

    Надземное, 170. Нужно прожить много существований, чтобы запастись таким терпением и понять, в чем заключается помощь человечеству. Так вырастает и любовь к человечеству, – не к особям, но ко всему человечеству, которое обладает свободной волей. Можно много терзаться, наблюдая злоупотребление этим высшим даром, но тем более зарождается решение помощи заблуждающимся. Так можно представить себе внутреннюю жизнь Учителя.

 

    ПЕИР 26.01.39. …Нужно знать, что каждый духовный Учитель приносит клятву не поражать тех, кто посягает на Его жизнь. Так и Христос не мог противиться грубой силе, направленной против Него. Но Он противился злу каждым словом своим, каждым действием, когда это не касалось лично Его. Задача Его была совершить путь человеческими ногами и руками и показать людям, что в величайшей любви к человечеству можно пожертвовать собою и претерпеть жесточайшие муки за желание принести людям свет постоянно забываемых ими Истин.

 

    ПЕИР 08.06.36. Хр(истос), желая показать силу духа над физической материей, принял чашу подвига и запечатлел своею кровью Завет, принесенный Им, – "нет больше любви той, как если кто положит душу за други своя".

      

 

Любовь к человеку и человечеству

 

    ЛСМ-Зов, 1921 Июнь 17.

    Любите друг друга.

    Я пошлю вам чистые мысли.

    Упрочу ваше желание усовершенствоваться.

    Люблю неправых в жизни излечить любовью.

    Рамакришна говорит: люби, остальное приложится.

 

    ЛСМ-Зов, 1921 Февраль 20. Любите друг друга – жутко разъединение.

 

    Надземное, 181. Можно продать в рабство тело, но не дух. Любовь к человечеству есть следствие развития сердца, но оно достигается мышлением.

 

    Аум, 174. Человечество стирает различие племён, потому с особою осторожностью должно говорить о племенах. Даже те племена, которые ещё различаются по виду и языку, не будут по существу исконно обособлены. Ясно деление по условным названиям, но не по крови. Происходит смешение, которое так характерно при смене расы. Тем более уместно говорить о человечестве, а не об условных переплетениях ветвей.
    Знаменательно наблюдать единство переданных Основ. Не следует забывать индивидуальное выражение каждого человека, редко оно будет племенным. История каждого государства покажет, сколько путников прошло его землю. Честное изучение позволит думать о человечестве как о целом.

 

    Аум, 175. К вопросу о человечестве как о сердце едином надо обращаться часто. Слишком много невежества и преград везде, где должно быть дружественное сотрудничество. Следует написать историю разделения человеческого сердца.

 

    ПЕИР 15.03.38. Радость расширению сознания есть одна из самых высоких и чистых радостей. Именно только расширенное сознание позволяет нам, несмотря на все происходящие ужасы, когда попираются самые священные понятия и основы человеческого достоинства, сохранить в сердце сострадание и любовь к человечеству. Сердце тоже питается мышлением.

 

    ПЕИР 19.06.33. …Я люблю наименование "воин" и любуюсь каждым героизмом, каждым мужественным поступком, и сама по природе не лишена воинственности. Ведь нам нигде не заповедано непротивление злу. И не Сам ли Великий Христос изгонял кощунников из храма? Потому и каждая мать должна воспитывать в сердцах детей своих любовь к подвигу, героизму и самоотвержению во благо человечества.

 

    ЛСМ-Зов, 1921 Октябрь 25. Люби несчастных, жалей малых.

 

    Братство, 308. Врач может чувствовать торжественность, даже вид болезней не затемнит сердце, горящее помощью ближнему. Удивительно наблюдать, как добро становится целебным. Сострадание имеет корни лишь в сердце. Так накопляются качества братские.

 

    Братство, 553. Хочешь ли проявить себя целителем? Прежде всего, спроси себя, достанет ли в тебе силы выдачи на помощь ближнему? Именно себя спроси, можешь ли давать, не сожалея о себе.

 

    ПЕИР 21.08.31. Себялюбивый, эгоист, осуждает себя на ужасающее одиночество и полное забвение. Счастье в любви, и счастливее не тот, кого любят, но кто сам умеет любить. Когда эта истина будет осознана, все счастье придет. Потому, учитесь любить, привыкайте любить все прекрасное и развивайте действенное сострадание ко всему несовершенному!

 

    ПЕИР 03.12.30. Торопитесь научиться любить и ценить друг друга. Но ничто не требует такого тонкого и бережного отношения, как любовь!

 

    ПЕИР 17.04.34. …Сестру Беатрису (имеется в виду героиня средневековой легенды и пьесы М.Метерлинка "Сестра Беатриса", изменившая обету монашества ради любви к мужчине – сост.) увлекло мощное чувство любви… Никогда не брошу камнем в женщину, ради беззаветной любви пренебрегшую установленными обычаями и законами, при условии, что она не строит своего счастья на несчастьи других. Долг перед семьей, детьми я считаю священным.

 

    ПЕИР 17.04.34. В мудрой Индии исключительная любовь к своему собственному ребенку рассматривается как один из видов животного эгоизма. Когда мы окружены столькими несчастными сиротами, неужели же мы не найдем в себе великого материнского чувства к ним? Неужели при ее "горячей любви к детям" она (одна из знакомых корреспондентки Е.И. Рерих – сост.) не могла удовлетворить эту любовь, взяв на воспитание одного из несчастных брошенных сирот? Сколько благородства было бы в этом поступке, и, кто знает, может быть, она воспитала бы именно своего истинного сына или дочь. Карма изумительно сводит нас с духами, связанными с нами в прошлом. (…) Сильно развитое материнское чувство не может простираться только на своих детей, это ограничение нужно изжить. И нередко чужие по крови дети нам ближе своих по духу. Духовное родство много выше уз крови.

 

    ПЕИР 30.06.34. Кто-то утверждает, что "мать новой эпохи должна любить чужого ребенка так же, как и своего..." Это утверждение слишком сильно и потому неубедительно. Невозможно требовать от земной матери сверхчеловеческих чувств. Оставим ей законное право любить своего ребенка больше, нежели чужого. Но скажем, что истинная мать найдет в сердце своем любовь и к чужому ребенку. Все дети будут дороги ее вмещающему сердцу. Ужасна любовь исключительная, но любовь вмещающая может иметь свои градации.

 

    ПЕИР 23.04.38. Также хочу задать вопрос – какая формула может считаться безусловной или, как кто-то выражается, абсолютно справедливой в нашем проявленном мире, мире дифференциаций и относительности? Даже такая, казалось бы, неоспоримая формула, как … "возлюби ближнего, как самого себя" – может принести ближнему горе вместо блага. Ибо истинно, любовь человека к себе бывает ближе к безумию и адскому замыслу. Если такой человек приложит свои мерки к ближнему, они могут оказаться для того губительными. Так, только в свете духа можно искать правильного толкования и приложения. Эволюция предпосылает относительность каждого понятия. Вот почему все Учения так настаивают на развитии и накоплении чувствознания, которое одно лишь может применить каждое понятие соизмеримо и целесообразно на каждой жизненной ступени.

 

    ПЕИР 18.04.35. Прекрасны чувства любви, дружбы к семье и близким, именно они учат нас самому прекрасному и высокому. Они необходимые ступени, ведущие нас к принятию Космической Любви, которая предназначена каждому человеку, понявшему свое великое назначение.

 

    ПЕИР 19.10.29. Любите друг друга, уважайте друг друга, но пусть личная жизнь каждого из вас будет его Святое Святых. Вы объединены Учителем, Учением и делами, но вы не судьи друг друга. Легко судья может обратиться в подсудимого в глазах Учителей. Их измерения – не наши земные мерила, это мы должны всегда помнить. И камень, брошенный в брата, повиснет тяжким весом.

 

    ПЕИР 24.04.31. Мы должны именно "прощать нашим личным врагам"... ибо кто из нас может знать, что удар, полученный им, не есть заслуженный обратный удар кармы? И, возвращая этот удар с местью в сердце, мы тем самым не исчерпываем карму, но продолжаем ее и даже усиливаем ее в тяжком направлении для нас. Кроме того, прощая врагам, мы не будем увеличивать количество зла в пространстве и сами сделаем себя непроницаемыми для многих ударов. В том же духе нужно понять и слова – любите врагов ваших и т. д. Но противиться злу мы должны, если не хотим, чтобы нас затопила волна зла. Есть много способов противиться злу и прежде всего силами духа; конечно, отпор врагу, нанесенный без злобы в сердце, оккультно во стократ мощнее. Все эти утверждения Христа свидетельствуют, что Он был Посвященным и знал силу обратного удара.

 

    ПЕИР 08.11.31. Любите и помогайте другим любить! Несите радость духа окружающим вас!

      

 

С чем Человеколюбие не совместимо

 

    Надземное, 58. Урусвати восстает против всякого мучительства. Делается это не вследствие слабонервности, но от врожденного познания, что мучительство не должно быть допущено во имя достоинства человека.
    Много видов мучительства по отношению к людям и животным. Нужно помнить, что карма мучителей весьма тяжка. Утверждения законных мучительств не могут оправдать все несправедливости творимые. Нужно прояснить дикое сознание, чтобы двуногие поняли, что можно и что уже нельзя. Опытный врач, прежде всего, осведомляется о самочувствии больного. Такое настроение ставится превыше лекарств. Но какое же самочувствие может быть на Земле, где никто не охранен от различных мучительств.
    Самочувствие может разрешать самые сложные вопросы государства. Но должна быть охранена неприкосновенность личности. Но разве достоинство охранено? Не будем утешаться беспристрастием судов, оно попирается самым грубым произволом. Легко говорить о садизме, но страшно видеть, что такое немыслимое безумие не пресекается. Можно думать, что не будет понято то основное качество человека, о котором Мы говорим, так много мучителей и малых, и ужасных по всему миру! Сознательное терзание ближнего не отличается от самых диких эпох. Можно вспомнить толпы в римских цирках, но разве толпы теперешние могут похвалиться достойным поведением? Разве перемена одежд повлияла на сознание? Нужно напомнить такое положение, чтобы знать, с чем приходится бороться в Нашей Обители.
    Существует общество покровительства животных, но нет общества охранения человека. Пусть не дерзают представиться милосердными те, кто жестокосердны. Трудно переродить жестокосердие. Мы несем большие труды, проявляя самые сильные мысли, но они не часто проникают в каменные сердца.
    Можно почуять мощь восхода и запастись солнечной праной, но требуется неизмеримое терпение, чтобы сражаться с мучительством. Постоянно перед Нами примеры самого изысканного мучительства, точно люди сговорились утяжелить карму планеты. Так не только война и смута, но и школа, и семья полны низкими мучительствами. Нужно понять, сколько терзаний и воплей достигает Нашу Обитель. Нужно всем помочь.

 

    МО-1, 444. Пусть мучители думают, что они очень терзают вас. Пусть они услаждаются этими мыслями. Но иногда пусть они подумают, что значит явление вреда ближнему. Нелегко изжить такие жернова на шее.

 

    МО-2, 374. Можно совершить не мало хороших действий, но затем прикрыть их одним кощунством; оно зовется огнетушителем, оно порождает черное пламя и пожирает Светлую ауру. Повторяйте друзьям, что между хулою и кощунством граница очень мала. Нужно изгнать из обихода хулу на ближнего; ведь это заблуждение открывает доступ кощунству на Высшее. Тот, кто понимает вмещение, тот поймет и космический вред хулы.

 

    Надземное, 301. Урусвати знает, как криво толкуются даже великие героические деяния. Многие ли встречают действия непредубежденно? Возьмем старую обычную картину: в ненастье, по глубокой грязи, с трудом пробирается путник. Из окон на него смотрят и усмехаются, – зачем в такую бурю он не остался под кровом?
    Сравните, сколько будет насмешников и хулителей и как мало будет тех, кто подумает о цели путника. Может быть, он идет спасти ближнего. Может быть, это врач, спешащий на помощь? Может быть, это вестник, несущий спасение целому народу? Много добрых целей может вообразить человек, служащий добру, но в жизни это бывает так редко!
    Люди судят по себе и заподазривают лишь дурное. Для них каждый путник лишь бродяга и вор. Но не подумают, что оговорить невинного есть самое несмываемое преступление.
    Издавна говорят о проклятиях, но человек сам себя проклинает за совершенную несправедливость. Сделайте опыт, пошлите лучшего человека на подвиг, на труднейшее действие и посмотрите, как будут поносить его, не помышляя о задании. Большинство окажется хулителями, и лишь некоторые, гонимые сами, будут думать о цели подвига. Изрыгание хулений – главная препона к успеху эволюции.
    И еще не подумают люди, кто послал вестника? Не подумают, кому вредят они своим злоречием? Найдутся и такие, которые будут уверять, что их хула безвредна. Но они должны знать, что каждый сор нарушает чистоту.
    Мы не раз были вынуждены принимать особые меры очищения пространства. Но такие разряды могут вызвать потрясения, которые поведут к последствиям и в Тонком Мире. Нечасто можно посылать такие стрелы. У Нас много забот, когда видим, как неумно поступают люди, создавая бумеранги.
    Мыслитель очень всматривался в путников и спрашивал: "Не могу ли чем помочь?" Когда же ему напоминали о бродягах, он шептал: "Кто знает, может быть, оттуда?" Когда ему указывали на лохмотья, он улыбался: "Странники не в роскоши". Когда же ему говорили, что из низов народа герои не приходят, он негодовал и указывал: "Будет время – и народ даст лучшую жатву".

 

    Аум, 214. Найдутся люди, которые не захотят понять, что есть высокомерие. Поможем им понять и скажем – не умаляйте и избавьтесь от отвратительного червя умаления. Умалитель почти равен предателю. При наличии такой ехидны не может быть и речи о собеседовании с Высшим Миром. Делать ничтожным – недостойное превращение! Думающий о ничтожном и сам окажется на ничтожном пути. С мыслью о ничтожном невозможно Великое Собеседование. (…) Кто озабочен превратить ближнего своего в ничтожество, тот мерит в свою меру ничтожную.

 

    Община, 273. Сколько человечеству нужно перестрадать, прежде чем оно догадается о пользе единения. Самые разрушительные силы направлены, чтобы омрачить зачатки объединения. Каждый соединитель подвергается лично опасности. Каждый миротворец похуляется. Каждый работник высмеивается. Каждый строитель называется безумцем. Так служители разложения пытаются стереть с лица Земли знамя Просвещения. Труд невозможен среди вражды. Строение немыслимо среди взрывов ненависти. Содружество борется с человеконенавистничеством.
    Удержим в памяти эти старые Заветы.

 

    Надземное, 801. Урусвати знает, что с древних времен все высшие Наставления предупреждали о вреде легкомысленного осудительства. Тем не менее, большинство человечества подвержено этому пороку. Они не различают между обоснованным, справедливым суждением и болтливым осудительством. Люди не понимают, какой непоправимый вред они наносят не только ближнему, но и самим себе.
    Человек готов признать преступность клеветы, но не подумает, что он может клеветать, не отдавая себе отчета, какой космический вред он порождает. Мы говорим не только о вредительстве земном, но вреде надземном. Можете себе представить, как действует порок легкомысленного осудительства в Мире Надземном, если такая ехидна овладеет мыслью человека среди жителей надземных! Они живут мыслью и особенно чутки к мысленным разрядам. Клеветник на Земле распространяет вред среди определенного числа людей, но клеветник надземный поражает неисчислимые множества.
    Не следует думать, что посев клеветы может быть легко искореним. К прискорбию, такие яды живут долго и оставляют неизгладимые следы в Космосе. Потому пусть люди подумают, какая ответственность за суждения ложится на них. Каждое доброе наставление должно содержать предупреждение о вреде неисправимом.
    Мыслитель предупреждал не засорять путь легкомысленным осудительством.

 

    Надземное, 776. Вот люди скажут о жестоких потрясениях, но не упомянут о самых главных врагах их преуспеяний; забывают, что потрясение подобно взрыву, но жизнь земная часто насыщена мелкими ссорами. Явление взрыва может открыть ценные недра, но мелкие препирательства ничто иное, как дымная заслонка. Невозможно восходить, когда каждый день наполнен отравами. Потому пусть люди не сетуют на взрывы потрясений, но подумают, как освободиться от мелких ехидн. (…)
    Мыслитель говорил: "Не бойтесь взрывов, но опасайтесь мелких ссор, в них звучит невежество".

 

    Надземное, 893. Каждое насилие над жизнью есть нарушение гармонии, и тяжка расплата за посягательство на ритм космического строя.
    Можно заметить, как нарастает безумие человечества, обуянного кровью. Не только физическое убийство недопустимо, но также психические стрелы, посылаемые ближнему. Также заразительно уныние, убивающее живую Прану. Можно представить себе, сколько самоубийств, прямых и косвенных, происходит!
    Но наука земная молчит о таком отравлении жизни. Не написаны книги о научном оздоровлении. Не произведены опыты над химическим составом слез радости, горя и гнева. Также не исследованы излучения и эманации тела. Между тем такие исследования вполне доступны земным аппаратам. Но человечество не может мыслить о Надземном Мире и о значении самоумерщвления.
    Мыслитель говорил: "Научитесь остерегаться вредить своим близким и далеким".

 

    Аум, 563. Агни-Пураны, Упанишады и другие старинные Заветы в своих основных частях совершенно точно передают законы Бытия. Нужно не отвергать, но очень внимательно прислушиваться к искрам Истины. (…)
    Не будем пренебрегать всякими источниками добра. Каждый, кто запятнает светлую одежду ближнего, сам себя осудил.

 

    Сердце, 367. Лишь привычками дитя стеклит сердце. Потому называем привычки мозолями души. Кто же не понимает удерживающих явлений сердца перед каждым негодным поступком? Эти поступки сердца дают лучшие зовы – и часто люди заставляют замолчать сердце. Это большое преступление. Все равно что прервать провод, несущий спасение ближнему.

 

    МО-1, 299. Нужно следить за умением постигать чужое настроение. Это не есть чтение мыслей, но чувствознание сущности соседа. Легче заглянуть дальше, когда знаем о ближнем. Многие стоят на пороге такого чувствознания, но лишь судорога самости мешает понять окружающее.

 

    Надземное, 456. …Самая крепкая воля слагается на уроках жизни. (…) Человек от ранних дней своей жизни уже чует преимущество дисциплинированной воли. Но не все могут легко преодолеть необузданную волю. Хаос побеждается только осознанием, что эта грубая материя должна быть преображена. (…)
    Пока человек не искушен опытом, пусть он послушает совет о воле. Он поймет, как воля должна быть усилена или обуздана. Он поймет, что воля поможет ему не оскорбить ближнего. Воля подскажет, когда можно оказать помощь. Через провод воли и Наше руководство поспешит. Воля подобна очищению, когда она направлена к добру.

 

    Аум, 376. Каждому нечто дано. Можно радоваться, что никто не пересекает пути ближнего.

 

    Братство, 213. Откуда бы ни пришло добро, пусть не отринут его. Ступень эволюции должна запечатлеть вмещение. Добро уже не должно быть добром самости. Такая низшая ступень добра должна быть заменена высшей. Сколько радости в чувстве, если можно восхищаться добром ближнего. Но сколько тьмы в личном присвоении Общего Блага. Пусть жестокосердие задумается о сказанном.

 

    Братство, 110. Если чувство превыше Братства уже трудно в земном состоянии, то Братство все же вполне доступно каждому устремленному уму. Не вполне нужно судить сложно, если знаете не желать ближнему того, что себе не желаете. Так от каждого дня, от каждого труда, от каждого помысла можно утвердиться в осознании Братства.

 

    Братство, 121. Следует уметь преодолевать кажущиеся противоречия. С одной стороны, нужно воспитывать добросердечие, с другой, нужно постичь суровость. Для многих такая задача совершенно неразрешима, только сердце может подсказать, когда оба качества не будут противоречить друг другу. Сердце укажет, когда нужно броситься на помощь ближнему. Оно же прикажет, когда пресечь безумие ярого животного. Нельзя выразить в слове закона, когда является необходимость того или иного действия. Не писаны законы сердца, но лишь в нем живет справедливость, ибо сердце есть мост миров.
    Где весы самоотвержения? Где судья подвига? Где мера долга? Меч умения может блеснуть по велению сердца. Для сердца не будет противоречия.

 

    Надземное, 571. Урусвати знает различие между подвигом и благоразумием. Подвиг может быть прекрасен, величественен, торжественен, мудр и поражающ, но никто не определит подвиг как благоразумие.
    Если бы Жанна д'Арк обратилась к старейшинам своего села, говоря о подвиге, они нашли бы ее неблагоразумной и даже безрассудной. Поистине, подвиг безрассуден, ибо творится он не по рассуждению, но по чувствознанию.
    Существуют толпы людей, для которых подвиг вообще не существует. Высшая мораль их кончается на благоразумии. Все миросозерцание для них ограничено благоразумием. Ради него они способны не помочь ближнему, способны вредить родине, способны предать человечество и при всех преступлениях готовы твердить мертвое слово – "благоразумие".
    Не истолкуйте ложно Наше отношение к благоразумию. Слово это состоит из хороших понятий, благо всегда хорошо и мудрое разумение полезно. Но житейские толкователи ухитряются из доброго понятия сделать почти позорное применение. Они, если бы могли, уничтожили бы слово "подвиг", настолько оно противно их психологии. (…)
    Мыслитель говорил: "Предоставьте благоразумие торговцам, вы же полюбите деяния героев".

 

Начало страницы