Радость

Радость есть особая мудрость… 

Листы сада М. Озарение, ч. 2, гл. V, 11.

 

Радость духа даёт все возможности.

Беспредельность, 510

 

 

Близкие понятия: оптимистичность, жизнерадостность, гармоничность, почитание Высшего, добролюбие, энтузиазм, воодушевление, равновесие, дисциплина духа, человечность, сердечность, стремление к совершенствованию. 

 

Противоположные понятия: весёлость, смешливость, беззаботность, легкомыслие, уныние, печаль, недовольство, лень, пассивность, равнодушие, апатия, грубость, истощение, самоисчерпание.

 

 

Познание радости. Целебность радости

Счастье и радость – в духе

Рерих Е.И. О радости. Письмо к молодежи

Рерих Н.К.

Глаз добрый / Собрание сочинений. Книга первая (1914)

Из поэтического сборника «Цветы Мории» (1921)

Веселися!

Улыбкой?

Вечность

Свет

Фрагмент из поэмы «Наставление ловцу, входящему в лес»

Радуйся (1935) / Врата в будущее (1936)

Порадуемся (1935) / Врата в будущее (1936)

Будем радоваться (1935) / Нерушимое (1936)

Счастье (1941) / Из литературного наследия. М., 1974.

Сорадование

Спирина Н.Д. Сорадование

Рерих Н.К. Гримр-викинг

Радость. Составитель Н.Д. Спирина

Радость о Братстве и Духовном Учителе

Радость расширенного сознания

Радость и осознание опасности

Радость подвига

Радость творческого труда

Радость Служения и даяния

Радость о будущем

Радость о Прекрасном, о музыке

Радость познания

Космическая радость

Радость о Надземном Мире

 

Надземное, 750. Урусвати знает ценность торжественного, радостного настроения. (…)

Но не следует думать, что такое настроение легко достижимо. Оно не есть буйное веселье. У множества людей не различается радость от земного веселья, но различие велико.Нужно готовиться, чтобы распознавать радость торжественную

 

Надземное, 231. Недовольство, злоба, раздражение пресекли путь к радости. Темные помыслы лишили их источника сил. Самость помешала распознать радость. Самость шептала – радость лишь в личной выгоде. Таким образом, самая плодоносная радость скрывалась за безобразными кучами уныния. Слепцы уныния – самые жалкие двуногие.

 

Надземное, 394. На Земле и в Тонком Мире нужно познание радости и преоборение горя.

Сказано о борце – «одинаков в радости и горе, одинаков в победе и поражении». Не о бесчувствии говорим, но о таком напряжении, при котором обе крайности стираются от быстроты движения.

 

Надземное, 371. Нужно признать, что одна из самых высоких радостей рождается от сознания опасностей. Так человек может постоянно одерживать победы и радоваться.

     

 

Познание радости. Целебность радости

 

ПЕИР 17.05.1938. …Мудро помнить, что, если сегодня была неудача, завтра может прийти радость. …Повторяйте как мантрам: «Радость придет». Я часто слышу это утверждение от Великого Учителя, и эти слова звучат в моем сердце. Ярое повторение такого мантрама принесет покой и восстановит наши силы.

 

ПЕИР 21.11.1938. Истинно, лишь очень немногие могут ощущать ту радость, которая временами охватывает Вас, несмотря на неизбежные земные тяготы и горести...

Прошу Вас не упрекать себя за ощущение радости, даже в трудные минуты, ибо это благодатное чувство очищает и всю окружающую атмосферу и действует как лучшее целебное средство на тех, кто может воспринять эти чистые вибрации.

Истинно, нет ничего целебнее и мощнее этого чувства. Радость есть кратчайший путь к высшему знанию и к Великим Братьям. Много мужества и не за одну жизнь нужно собрать, чтобы сохранить эту радость и в часы жизненных испытаний, потому трижды благословенны те, кто накопил в себе это мужество. Недаром радость духовная называется особой мудростью.

 

Гр.А.Й. 1954 г. 144. Ученик живет в Свете Учителя, обыватель – во тьме внешней, которую Светом считает, ибо не знает, что такое Свет. Конечно, Свет – это радость

 

Надземное, 55. Урусвати умеет принести радость. Такое качество заключается в дисциплине воли. Не в вещах, но в убежденности растет сознание радости. Не может быть такого состояния, которое не может обратиться в радость. Когда Мы твердим о радости, Мы призываем ее как великую реальность! Нельзя представить себе Нашу Обитель без радости. Самые напряженные битвы насыщены радостью, без нее не будет действия. Но уяснить себе значение и ценность радости будет решением большой физиологической основы.

Невежды связывают ощущение радости со здоровым пищеварением или с успехом в жизни. Но радость живет поверх здоровья и успеха. Она может быть и среди болезни и поруганий. Такое чувство развивается не только от многих смен жизни, но и от мудрого пребывания в Тонком Мире.

Люди загромождают себя вещами, не нужными не только на Земле, но и в Тонком Мире. Каждая ненужная вещь уже будет трудным грузом. Но также несносно неразумное творчество в Тонком Мире. Можно натворить там столько безобразий, что они будут преследовать во всех жизнях. Не может рождаться радость, когда волочится много грязных хвостов. 

Радость будет о будущем, но не может жить в прошлом.

Нужно понять, что хотим пояснить радость как нечто творческое и вдохновенное. Радость будет надежным магнитом. Мы хотим, чтобы люди поняли, где их панацея. Они могут вести лучшее, высокое собеседование в радости. Они найдут твердых сотрудников в радости. Они захотят, чтобы миру было хорошо в радости.

Мы можем утверждать, что уныние не преступит порог Нашей Обители, ибо там живет радость. Пусть помнят люди, что никто не может лишить их радости. Даже аппарат лучше работает, когда Мы радостно им пользуемся. Решительно все может быть исправлено, улучшено, и ничто не закроет путь совершенствования.

У Нас праздник, когда Мы видим, что Наши сотрудники познали щит Радости.

 

Надземное, 231. Урусвати даже в трудные дни знает, что сила проистекает из радости. Мы давно говорили, что радость есть особая мудрость. Истинно так, ибо радость нужно замечать, нужно распознать и осознать. Унылые люди затемняются бедами и горестями. В этом мрачном покрове они не могут увидеть радость. Через сеть печали люди слепнут и теряют силы. Не могут они помочь себе. Не допускают Нашу помощь, ибо уныние и раздражение являются непроходимыми. Точно никто и никогда не сказал людям о вреде уныния.

Унылых людей называют обездоленными. Вдумайтесь в последнее слово. Кто же лишил таких людей присущей им доли? Прежде всего они сами лишили себя возможностей. Давно они начали свое разрушение. Недовольство, злоба, раздражение пресекли путь к радости. Темные помыслы лишили их источника сил. Самость помешала распознать радость. Самость шептала – радость лишь в личной выгоде. Таким образом, самая плодоносная радость скрывалась за безобразными кучами уныния. Слепцы уныния – самые жалкие двуногие.

Человек имеет высший дар познать радость. Высокое чело дано, чтобы увидеть Высшее. От дальних миров до малого цветка – все предлагает людям радость. Новый запас сил притекает при каждой радости, ибо произойдет напряжение, которое откроет еще одни врата.

Кто дал людям право воображать, что они навсегда обездолены? Эту ложь прокричало невежество. Но мудрый герой даже в час гонения знает, что путь к радости не закрыт. Люди забывают простую истину – все находится в движении. Печаль забывается, но искры радости сияют навсегда.

В Нашей долгой жизни Мы можем подтвердить, что радость незабываема и служит притоком мощи. Счастливы те, кто и в Тонком Мире может утверждать радость. Когда Мы говорим: «Радость спешит», – она действительно приближается. Но часто люди не желают ее замечать, ибо связали себя преднамеренной посылкой. Так радость может оставаться позади без желанного следствия. Осмотритесь широко и соберите все пламена радости.

Мыслитель учил: "Умейте призвать радость. Кроме всех Муз, есть и Муза радости. Призвать эту Покровительницу можно лишь словами и мыслями прекрасными. Не вздумайте угрожать ей и требовать. Она приходит путем прекрасным".

 

Надземное, 763. Урусвати знает, что радость – редкая птица. Если она постучится в окошко, сумейте допустить ее. Даже самая малая, обыденная радость преображает излучение человека. Можно вообразить, насколько светлеет сущность человека при радости о Высшем Мире.

Можно находить благотворные химизмы, порожденные радостью. Болезни могут быть излечены радостью. Пора, чтобы наука начала исследовать ценности радости. Нередко говорят о радости беспричинной, но такое определение ошибочно. Ничто не может быть беспричинным. Уменье почувствовать далекую причину уже означает великое утончение сознания.

Не может быть предела полетам мысли, так и крылья радости могут устремиться из Надземного Мира. Тем внимательнее нужно прислушиваться к радости, возникающей в сердце. Но следует разъяснить некоторым людям, что Мы имеем в виду радость чистую, радость о добре, радость творчества, иначе все живущие злорадством будут хохотать, воображая, что излучения их просветлеют.

Злорадство порождает сильный яд и повергает человека во тьму. Не подумайте, что говорю об отвлеченных основах, только о законах биологии твержу.

Мыслитель говорил искателям счастья: «Радость есть счастье».

 

Надземное, 559. Мы много раз возвращаемся к понятию добровольности. Она будет самым близким условием дисциплины. Малейшее представление о насилии уничтожает все достижения. Не только Учитель не заставляет, но и сам человек себя не насилует. Дисциплина добра есть саморождающаяся радость. Какой нерушимый иммунитет создается радостью! И спокойствие йога не от замкнутой невозмутимости, но от внутренней, пламенеющей радости, – таков путь дисциплины. Скажут – как легко! Но они не знают, что радость есть особая мудрость.

Мыслитель поучал: «Кто научился радости, тот вступил на путь мудрости».

 

Надземное, 750. Урусвати знает ценность торжественного, радостного настроения. Одни называют такое настроение Светильником Надземного Мира, другие – Входом в Мир Тонкий. (…)

Но не следует думать, что такое настроение легко достижимо. Оно не есть буйное веселье. У множества людей не различается радость от земного веселья, но различие велико.Нужно готовиться, чтобы распознавать радость торжественную. У Нас прежде всего утверждается торжественное настроение. Можно жить в таком счастливом состоянии, и все земные горести получат особое значение. Конечно, Мы не говорим о торжественности искусственной. Некоторые притворяются признающими торжественность, но на самом деле они лишь обманывают себя.

 

Надземное, 281. Урусвати знает, насколько существенна радость бытия. Она не только лучшее целебное средство, но и прекрасный пособник общения с Нами. Откуда же возникает это бодрое чувство, которое зовем радостью бытия? Почему такая радость не обусловлена богатством или самодовольством? Она может возникать среди самых тяжких трудностей и гонений. Среди напряжений такая радость особенно ценна и целительна. Мы называем ее радостью бытия, ибо она не зависит от личных обстоятельств, от удач и выгод. Она проявляется как предвестница наивысших токов, которые одухотворяют всю окружающую атмосферу, иначе не будет причины к такой радости.

Можно ли ожидать радости среди болезни, среди несправедливостей, среди оскорблений? Но и в таких обстоятельствах иногда могут загореться глаза, может подняться поникнувшая голова и нахлынуть новые силы. Человек начнет радоваться жизни, может быть, не своей земной жизни, но реальному бытию. Какие сильные мысли придут к человеку, который восчувствовал радость бытия! Около него очистится атмосфера и даже окружающие почувствуют облегчение, и Мы издалека улыбнемся и одобрим улучшенный провод. Мы даже будем признательны, ибо каждая бережливость энергии уже есть благо.

Каждый, кто намеревается преуспеть, должен помнить о радости бытия. Каждый, кто хочет приобщиться к лучшим токам, пусть помнит, каким путем он приблизится к Нам. Не нужно выдумывать особо научные причины к такой радости, она приходит через сердце, но остается вполне реальной. Среди нее и Зовы скорее донесутся.

Мыслитель иногда собирал учеников на беседу, которую называл Пиром Радости. Тогда подавались лишь ключевая вода и хлеб. Мыслитель говорил: "Не запятнаем радость вином и роскошью пищи, радость превыше всего".

 

ПЕИР 15.10.1938. Да, Радость Бытия – превыше всего. Эти слова звучат в моем сердце. Радость эта есть радость претворения земных достижений, или порученной нам миссии. Она живет в самых глубинах нашего существа и становится неугасимым пламенем, когда трудные обстоятельства или жестокая несправедливость напрягают все струны нашего сердца. Только в таком напряжении мы можем участвовать в мощной симфонии сердец Великих Братьев, Которые на протяжении тысячелетий проходили через труднейшие земные жизни. Именно, каждый служитель Общего Блага в самый тяжелый час своей земной жизни воспламеняется осознанием высочайшей радости выполняемого долга, или дхармы.

Пусть эта Беседа поможет Вам. Зов Вашего сердца не останется без ответа, и если сегодня грустно, то завтра придет радость.

…Будьте мужественны и зажгите в себе Радость Бытия.

 

Надземное, 843. Урусвати знает сущность радости. В Древней Индии была община врачей, называвшихся – «творители радости». Они утверждали, что для удачного исцеления больной должен быть окружен радостью. Они познали целебность чувства радости, привлекающей лучшие вибрации, земные и надземные; таким путем самочувствие больного было возвышаемо, и лечение протекало удачно.

Врачи других школ насмехались над творителями радости. Невежды не допускали, что качество вибраций может способствовать телесному лечению. Невежды не могли представить себе пространственную мощь, привлекаемую психическим воздействием. Такое воздействие не должно было быть приказом, но праздником духа. Можно признать, что радостный рассказ врача уже располагает больного к доверию.

Не только механическое лекарство, но и тончайшая магнетизация, окружающая явление лечения, дает сотрудничество лучших сил больного. Не только около больного, но и во всем творчестве жизни не забывайте целебность радости. Найдите находчивость призвать радость даже в трудные дни. Найдите силы сотворить радость, ибо в пространстве много возможностей зажечь костер радости. Поистине, радость лучшая путеводительница в путях надземных.

Мыслитель говорил: «Учитель, приобщи к Радости Надземной».

 

Надземное, 893. Не написаны книги о научном оздоровлении. Не произведены опыты над химическим составом слез радости, горя и гнева. Также не исследованы излучения и эманации тела. Между тем такие исследования вполне доступны земным аппаратам.

 

Надземное, 903. Завет Мыслителя: «Темен носящий мучительство; светел приносящий добрую радость».

 

Надземное, 948. Урусвати скажет: «Йог приносит радость, йог приносит здоровье». Подтверждаем, ибо эманации йога могут быть целебными и радостными. Он именно приносит такие дары. Он имеет связь с Надземным Миром и оттуда может почерпать драгоценные силы.

Он не насилует гармонию, но сердце его полно созвучий надземных. Можно радоваться, заимствуя из Сокровищницы Надземной. Можно преоборевать болезни, когда прана осеняет панацеей и оздоровляет человека. Не требуется особых заклинаний, довольно окунуться в ауру очищенного духа. (…)

«Червь сомнения убивает радость и умножает нездоровье, – так Мыслитель уговаривал сомневающихся, – Не будет светло лицо ваше».

 

ПЕИР 27.02.1940. Пусть мужественно устремляется к Учению и обретет радость духа, это самое лучшее средство от всяких заболеваний.

 

Надземное, 394. Урусвати знает и горе, и радость. Кто же их не знает? Но Путь Золотой их уравнивает, потому Мудрый учил о Среднем Пути. Люди не могут признать, где высшая радость и где глубина горя. Нередко стрела горя уже миновала, но человек все еще страшится и страдает. Также и радость может уже улететь, но человек все-таки хочет быть под призраком ее.

Неужели Мы советуем бесчувствие, чтобы умалением горя стереть и радость? Никогда Мы не будем указывать бесчувствие, ибо оно было бы омертвением. Мы во всем указываем жизненность, но охраняем от призраков. Так Мы советуем осознание – где высший укол горя и где дуновение высшей радости? На Земле и в Тонком Мире нужно познание радости и преоборение горя.

Сказано о борце – «одинаков в радости и горе, одинаков в победе и поражении». Не о бесчувствии говорим, но о таком напряжении, при котором обе крайности стираются от быстроты движения. Нередко говорю о худой вести и сейчас же добавляю о радости. При быстроте движения путник минует и горы, и пропасти. Он настолько преисполнен задания, что устремление несет его на крыльях преуспеяния. Мы в таком напряжении, и устремление дает особые меры времени и событий.

Мыслитель, находясь в земных трудах, просил: «Пусть горе не будет камнем преткновения, и радость пусть не будет лучом ослепляющим».

 

Надземное, 732. Урусвати знает, что озарение радости и любви сильнее, чем прозрение, даваемое страданием, но постоянно указывают, что именно страдание очищает человека.

Как же может получиться, что человек не умеет использовать сильнейшего озарения? Ответ прост – страдание посеяно человеком в плотном мире, и оно частично проникает в Тонкий Мир. Но чистая радость и любовь живут в Мире Огненном и редко бывают поняты человеком. Но при следующей эволюции люди осознают, где находится их сокровище, и обратятся к светлой панацее.

Среди новых достижений науки будут указаны мощные эмоции радости и любви. Пусть человечество постепенно приближается к светлым двигателям и поймет, что каждая мысль о радости есть уже целебное начало. Даже среди горестей можно находить явление любви и сострадания. Пусть эти вехи помогут усталому путнику. Пусть ученые покажут, насколько ритм радости дает прилив психической энергии. Пусть наука разъяснит, насколько целебна мощь радости.

Невежды скажут, что такой совет не жизненен, ибо человечество погибает в страданиях. Только невежда может предлагать погрязнуть во мраке, только бы не обратиться к поискам Света. Только невежда может сказать, что человек никогда не научится пользоваться энергией мысли.

Яро нужно устремиться к обновлению жизни. Каждый может мыслить о героизме, о радости, о возвышенной любви. Каждый может мыслить о прекрасной Надземной Жизни. Каждый может приобрести мощь достичь целебного лекарства и распространить такие эманации на все окружающее.

Мыслитель говорил: «Горе преходяще, радость нетленна. Любите Свет и любите Прекрасное». Так Мыслитель направлял учеников к простейшему решению.

 

Гр.А.Й. 1955 г. 365. Надо найти в себе мужество взглянуть жизненной правде в глаза. Да! Да! Да! Земное благополучие и восхождение духа несовместимы. Да! Да! Да! Надо оставить расчеты на то, что кончатся трудности и неприятности и начнется довольная и спокойная жизнь. Да! Да! Да! На счастье земное и радости Земли надежды надо оставить. (…) Но главное – вооружиться непреложным знанием, что кроме пути испытаний, слез, огорчений, трудностей, ударов, нужды, напряжений и борьбы, другого пути восхождения духа и возрастания и накопления сил быть не может. Всякое желание облегчения, всякое сетование и недовольство, всякое возмущение и нежелание примириться с этим порядком вещей будет отклонением от цели и показателем непонимания путей духа. Надо, надо в духе стойко и твердо принять невозможность иного пути. И все это встречать как должное, как законное, как именно то, что неизбежно сопутствует подъему. И, приняв, достоинство сохранить, бодрость сохранить, подвижность сохранить, сознание силы сохранить, и сохранить даже радость. (…) Кесарево – кесарю. Земное – земному, но внутренне в духе устояв перед лицом всех и каких бы то ни было обстоятельств, утверждать свою силу внутри и сказать себе: «А я все-таки не поддамся, не склонюсь, не поникну духом», – будет решением правильным. Не в том дело, что будет или чего не будет, а в том, чтобы, когда это будет, пройти через это должным образом и с честью, как солдат – через бой тяжкий и опасный. Будем встречать и хорошее, и плохое твердо и спокойно, ни на миг не утрачивая равновесия. К чему нам хорошее, если оно лишь противоположный полюс неизбежного плохого. Научимся презирать и то, и другое как не достойное того, чтобы вывести дух из состояния равновесия. Именно, научиться и в радости, и в горе хранить одинаковое состояние духа. Но так как в горе, несчастье и неприятностях это трудно, то будем учиться сперва хранить его при условиях, им противоположных, с тем, чтобы убить силу их противоположного полюса. Не радуясь при получении вещи, не будет человек печалиться, теряя ее. Так найдем выход из безвыходного положения, когда осознана неизбежность тернистого пути. По закону двойственности одних терний быть не может, но и радость земному их противоположению можно убить в зачатке. Иначе к радости надземной не приобщиться. Именно, над властью двойственности над сознанием надо подняться. Не равнодушие упадничества, но бесстрастие, но равновесие, но непоколебимое равновесие духа утверждается этим путем. Разменная монета жизни и жизненные условия имеют две стороны: на одной – горе, на другой – радость. Принимая ее, помните о двух сторонах, не обманывая себя лишь той, которая видима в данный момент.

 

ПЕИР 4.10.1935. Огни сердца трансмутируются лишь в горниле страдания. Лишь страданиями возводимся мы на высшую ступень. Потому во всех Учениях так и настаивается на отрыве от земных привязанностей или, вернее, земных огорчений и радостей. Истинно, лишь когда сердце наше утвердилось на Высшем, оно может спокойно наблюдать за жизненными перипетиями и хранить в сокровенной глубине своей знание о высших радостях освобожденного духа. Только тогда получаем мы право называться водителями и звеньями в цепи Иерархии Света. Так, радость есть особая и высшая Мудрость.

 

ПЕИР 18.02.1936. Страдания у вступивших на Путь Света преображаются в чудесные цветы духа. Конечно, нелегко достигается внутреннее освобождение от земных привязанностей, но когда перед нами великая цель Служения, когда сердце горит преданностью Владыке, то самое тяжкое претворяется в радость самоотвержения.

 

ПЕИР 24.02.1939. …Пусть разбитые иллюзии послужат ей к расширению сознания и нахождению радостей жизни в честном и светлом прохождении жизненного пути. Радость есть особая мудрость, и обрести ее можно лишь в подвиге, ведущем нас ступень за ступенью все к большему познанию и большему счастью.

 

Надземное, 783. Мыслитель указывал: «Живите в мечте о Прекрасном, получите радость и любовь».

 

Надземное, 790. Урусвати знает счастье человека. Когда его жизнь и труд созвучны мировой эволюции, тогда человек не имеет нужды отказываться от чего-то; не меняет пути, он лишь совершенствуется и находит новые силы для преодоления хаоса.

Кто-то скажет: «Но благословенны препятствия, и почему счастливый человек может избежать трудности?» Не забудем, что ищущий в созвучии с эволюцией встречает много препятствий, но отношение к ним будет иное. Он не впадет в уныние, но радостно победит волны хаоса. Не будем думать, что путь счастья легок, он иногда труднее прозябания. Но для сотрудника эволюции не бывает упадка сил, ибо мировая энергия прольет на него оздоровление. Он окажется, по выражению древних писаний, помазанником, ибо, истинно, Мир Надземный шлет энергию мировую в помощь сотруднику эволюции.

 

Надземное, 524. Радость о преображении может создать лучшие виды общежития, но многие ли готовы к такой радости?

Мыслитель указывал, что люди не знают лучших радостей.

 

Гр.А.Й. 1953 г. 434. Ощущение процесса отложения творящих энергий в Чаше и нарастание кристалла можно сделать ощутимым явно, ибо правильное действие несет с собою радость духа, которая сопровождает каждое нахождение. Равновесие, среди вихрей проявленное, сопровождается радостью удовлетворения правильно совершенным действием. Ибо незримо, но явно новое поступление обогатило грани кристалла. Незримые процессы уявления качеств духа в сложной лаборатории микрокосма так же реальны и жизненны, как и любой химический процесс.

 

Надземное, 810. Урусвати знает радость преуспеяния. Светла такая радость, но еще светоноснее духовная радость. Люди не имеют точного названия для радости духовной, но ближе всего назвать ее огненной радостью. При воздействии радости духовной мы учуем огненность всей природы, такое понимание легче всего возносит нас к Миру Надземному.

Истинно, там можно понять, насколько благодатна радость огненная; она как бы расширяет сознание, и все лучшие накопления собираются к магниту огненному. Сущность человека обновляется, и так называемый ветхий человек сгорает. Нужно понять, насколько такое обновление необходимо не только в Надземном Мире, но и в земной жизни. При этом можно достичь восторга в самой обыденной обстановке.

Можно спросить Урусвати, как она постигла. Как волна этой радости наполняла дух и открывала общение с Высшими Мирами? Урусвати может подтвердить, насколько непригодны уныние и раздражение. Нелегко среди земных волнений уберечься от печальных спутников, но восторг духовный сожигает тело.

Невозможно сравнить напряжение огненное с гневом или раздражением. Все преграды падают перед огненным восторгом. Каждый может приобщиться к Свету, но для этого прежде всего нужно желать Свет.

Мыслитель постоянно обращался к ученикам: «Будем радостны, будем светоносны».

 

Надземное, 823. …Учитесь мыслить; познавайте радость мышления; успевайте среди любой жизни устремляться к океану радости.

Мыслитель указывал, что радость по силе равна любви.

    

 

Счастье и радость – в духе

 

Гр.А.Й. 1953 г. 6. Будем писать о том, чего нет на Земле. Нет на Земле счастья. Нет на Земле счастливых людей. И, однако, к счастью стремятся и счастья страстно хотят все. И чем больше хотят, тем дальше оно улетает. Почему это так? Почему ушло счастье? Счастье ушло, ибо люди полагают его не в том, в чем оно может жить. Счастье – птица нездешняя. Счастье – птица иных миров. А люди пытаются заключить его и привязать чудесную птицу к вещам, среди которых оно жить не может. Люди полагают счастье в земных делах и условиях или даже вещах. Но ведь каждая вещь земная обречена. Печать обреченности лежит на всем, а также и на чувствах и эмоциях человеческих. Эта обреченность заключается в преходимости всего земного. Как можно полагать счастье в том, что сегодня есть, но завтра колесом необходимости обречено на смерть, или уничтожение, или изменение? Как можно заключать явление счастья в то, что ходом вещей назначено к смене? Потому полагающий счастье в здоровье потеряет его, в красоте лица или тела – потеряет его, в обладании вещами – лишится их, в славе земной – предастся забвению, во власти земной – расстанется с ней, в любви земной – пресытится ею. Монотонность влечет за собой затухание и смерть. Нервы человека, вибрируя на ощущения, дающие впечатление счастья и повторяясь все чаще и чаще, перестают монотонно возвращающиеся вибрации нервов воспринимать как счастье дающие. Уже в самой структуре нервного впечатления и реакции заложена невозможность строить на них фундамент прочного счастья. Ибо счастье в духе. Счастье от духа. Лишь то, что вне Земли и не от земных физических и телесных условий зависит, лишь только то может служить основой истинного счастья. Нельзя счастье строить на временном. Лишь на вечном, на том, что от духа, можно его не только ощутить, но и удержать. Счастье в любви к Владыке. Неизменяем Владыка. Нe Оставит Владыка. Не Забудет Владыка. Строящий на Мне строит на Камне вечного основания. Потому счастье в духе. Потому не от Земли счастье. Счастье не от мира сего. От мира земного лишь земной мираж счастья, всегда изменчивый, всегда обманчивый, всегда несущий страдание и разочарования. Наклонивший чашу весов двойственного мира поднимает другую, и закон равновесия снова поднимет её ровно настолько, насколько она опустилась. Нашедший счастье в обладании чего-то обречен испытать несчастье именно от утраты этого найденного им на сегодня счастья. На Мне или во Мне полагающий всё счастье своё не подлежит законам земных обманчивых и преходящих явлений. Идут мимо него толпами улыбающиеся от своего счастья и плачущие от его же утраты люди. Но во Мне нашедший счастье своё и радость свою – вне миражей Майи. И пока со Мною, пока во Мне, пока Мною идет, прочен, как утес под вихрем, Мир его счастья. Ибо счастье в духе, и Владыка в духе. И Дух Владыки в духе, нашедшем Владыку, всегда пребывает и том состоянии, которое превыше всякого земного счастья. Ибо во Мне – всё.

 

Гр.А.Й. 1953 г. 165. Солнечные натуры несут на себе упор огненной энергии. Это даёт Свет. Но не даёт им счастья земного.Счастье земное и Свет несовместимы, ибо некуда преклонить голову на Земле идущему стезею Света. Да и нужны ли задержки на пути? Всё, что надо – это двигаться вперёд при всяких условиях. И если судьба ученика в руках Владыки, и если допущено нагнетение непомерное, если Владыка его Допускает, значит, идти можно спокойно. Пусть всё земное восстанет и ринется на идущего победителя, но ему путь лишь вперед.

 

Гр.А.Й. 1955 г. 400. И так как счастья на Земле нет и быть не может, то надо искать его в духе, ибо радость и счастье можно утверждать лишь на плоскости высшей, и, утвердив там, искры его принести на Землю. Птица залетная счастья надземного может случайно сюда залететь, но не выдержать ей долго тягости плотных условий. Бытие переносится в мысль, и в духе идет утверждение желаемых явлений. Нельзя кривые условия сделать прямыми, но в духе все можно, если от них отрешиться. Хочу указать на то, что сознание, устремленное к Высшим и Дальним Мирам, может найти там то, что тщетно ищет человек на Земле.

Рерих Н.К. Твердыня Пламенная (1933). Не для слез и отчаяния, но для радости духа созданы красоты Вселенские. Но радость должна быть осознана, а без языка сердца где же раскинет радость светоносный шатер свой? Где же, как не в сердце, твердыня радости?

Осознавший область сердца неминуемо пристает к берегам творчества. Как бы этот путник духа ни выражал свое творительство, оно будет в основе своей тем же единым самоцветным камнем, о котором поют все лучшие сказания человеческие.

 

ПЕИР 29.07.1939. Бодрость духа есть залог преуспеяния. Именно, радость жизни – не в роскоши и изобилии, но в проникновенном осознании глубокого смысла и назначения жизни, как таковой. Именно тогда всякий труд становится источником радости и восхождения.

 

Гр.А.Й. 1954 г. 338. Радость и Свет синхроничны: не может быть Света в унынии. Эманация уныния, подобно темному удушью, окутывает ауру, угашая огни. Не потому радость, что что-то где-то идет хорошо и удачно, но потому, что в сердце зажжен огонь радости, пламя, которое уже не колеблют вихри земные. Хочу видеть вас радостными и светлыми. Хочу, чтобы радость ваша звучала, несмотря на скрежет условий земных, и земную несогласованность побеждала. Победить радостью тьмы безысходность будет великим достижением духа. Эта радость будет сверхличная, ибо чему может радоваться малая личность, заключенная в клетку железных условий плотного мира, тяжких и кривых, неисправимых на данный момент? Может устоять и выжить лишь радость сверхличная. Самая прочная и устойчивая будет радость о Свете. К ней можно добавить радость об Иерархии и Владыке любимом. О Высшем Мире тоже можно порадоваться, и об огненном будущем, ожидающем человека. Радость о будущем – скала прочная. Так будем растить и углублять это чудесное светозарное чувство. Непрочна и недолговечна радость земная, но радость сверхличная может устоять, даже будучи земной и о людях. Радость есть двигатель духа. Радостью к Свету восходим. Потому Говорю: «Радуйтесь, дети!» Сад радости – Мой сад, и вы доступ в него имеете. Горе или радости познали, дабы самим оценить чудесный напиток радости жизни. Друзья! Там, за пределами скорбей земных, ждет вас радость, и отсвет ее достигает Земли, может сердца ваши ее светом зажечь. Потому Говорю: «Радуйтесь!» В радости о сужденном пребудем и, особенно, будем помнить об этом, когда сгущается мрак и тени тьмы пытаются заслонить Свет. Космос звучит на ключе радости. К радости космической приобщимся.

 

Гр.А.Й. 1956 г. 726. (М.А.Й.). Мало радости в мире. Но у вас – радость о духе, о будущем и о нас. Радостью о Владыке жизнь перейдете. Радость особой мудрости не есть радость о личном. В Сферах Высоких радость звучит, но это не личная радость. Будем стремиться коснуться радости Космической. Для этого надо от себя отойти. Значит, для ощущения Космической радости нужна самоотверженность, самоотрешение, то есть отрешение от себя. Завет о радости – завет Учителя. Так углубим еще больше понимание слов Владыки «Отвергнись от себя и следуй за Мною».

 

Гр.А.Й. 1953 г. 224. Радость тебе Посылаю в Лучах Моих. Радуйся свершению мистерии жизни. Радуйся Свету Владыки. Радуйся пути бесконечному. Радуйся возможностям неисчерпаемым. Радуйся лестнице восхождения. Радуйся ступеням вечности. Радуйся Близости Владыки. Радуйся Свету Общения. Радуйся любви Матери Огненной. Радуйся непреложности будущего. Радуйся храму завершаемому. Радуйся Лучу Моему. Радуйся огненной мысли, радуйся близкому Пришествию, радуйся возможности жертвы, радуйся Служению Великому, радуйся сыновству неомраченному, радуйся предначертанной победе. Радуйся Учения провозвестию, радуйся сложению жизни, радуйся воскресению духа. Радуйся, радуйся, сын Мой, новым надземным лучам.

    

 

Е.И. Рерих

О радости. Письмо к молодежи

 

Будьте радостны!

Будьте радостны! В радости силы,

В белой радости – счастье побед!

Если тьма жизнь вокруг придавила –

Знайте: ярче лишь будет рассвет.

Будьте радостны в тягостном горе,

Без желаний, забот и причин!

Знайте: жизнь – это волны на море,

Со спокойствием мудрых причин.

Будьте радостны в грозном бореньи,

Вечно новых ищите побед,

Не смущайтесь тоской пораженья,

Не кляните суровостей бед.

Будьте радостны в ваших ошибках!

Им придет, им настанет конец...

Свет и в горе – не только в улыбках:

Так сплетается Правды венец.

Будьте радостны! Радости песни

Да не смолкнут в спокойной груди!

– И все ближе, мощней и чудесней

Вы почуете свет впереди. Будьте радостны! –

В радости белой Нашей будущей славы залог!

Победит только радостно смелый

И увидит тьму мира – у ног!

     Нина Рудникова. «Оккультизм и Йога». Кн.10.

 

Представила перед своим мысленным взором много-много молодых лиц; много-много ясных, огнем сверкающих молодых глаз, и захотелось сказать им всем о Радости.

Не о той бессмысленной телячьей радости, которая заставляет прыгать и скакать, и дрыгать бессознательно ногами, но о Радости мудрой, о Радости от сознания Красоты Бытия.

Скажут: можно ли говорить о радости сейчас, когда столько кругом горя, ужаса и крови и такая царит во всем мире напряженность? Да, не только можно, но и должно, ибо по старой китайской поговорке – «Радость есть особая мудрость», и тот, кто знает сущность жизни, знает, что никогда нет никаких причин для печали и уныния, ибо все преходяще, и над тем, над чем плачем сегодня, мы будем смеяться завтра. Даже дерево каждое одевается в радости цветами, но и, сбрасывая листья, оно не грустит, помня о весне.

Радость создает вокруг нас особую атмосферу, которая притягивает к нам сердца и, следовательно, дает нам удачу, ибо ведь так естественно, что человек отвечает улыбкой на улыбку и бежит от пасмурного, недовольного и злого лица.

Радость гонит от нас всякую тень уныния, из-за которого человек всегда теряет то малое, чем он перед тем располагал, тогда как радость есть новый путь, дающий новые возможности. Светлая радость, как светильник во мгле, рассеивает всякие сердечные стеснения и затемнения.

Если б можно было сфотографировать духовное состояние человека в унынии и человека, преисполненного радости, мы увидели бы около первого серую пелену, тогда как внутренняя радость второго окружила бы его яркими сверкающими тонами. И как жаль, что люди часто боятся радости, даже отучают себя от нее, окутывая свое мышление застоем и тьмою.

Радость можно сравнить с сильным магнитом, ибо она, именно, как магнит, притягивает к себе сердца и дает обладателю ее импульс жизни и сопротивляемости всяким неприятностям и препятствиям, тогда как уныние порождает безволие и повергает человека в бездну.

И, в сущности, можно ли печалиться, когда Мир Божий так велик, величав и прекрасен? Когда мы окружены такими чудесными красотами Природы! Когда мы знаем, что можем пользоваться всеми дарами нашей матери Природы и лишь от нас самих зависит возможность черпать из неисчерпаемого Источника Космоса так много, как много мы можем вместить…

Но радость не приходит в легкомыслии, но является в торжестве Духа от сознания утверждения в жизни нашей незыблемых Божеских Начал.

 Радость рождает доверие. Радость помогает взаимному укреплению. 

При Радости духа нет места саможалению, и запомним хорошо, что множество даже близких и прекрасных возможностей разлагаются людскими жалобами, порожденными саможалением. Радость же духа создает твердость и упорную устремленность вперед, всегда вперед. (Можем ли мы, например, вспомнить хотя бы одного героя с унылым и безвольным лицом?)

Нужно, чтобы молодые сердца зажглись радостным подвигом, который может преобразить всю их жизнь даже незаметно для них самих. Но не в сомнении и не в подозрении нужно вступить на этот путь подвига, но в радости о будущем, в радости от сознания возможности что-то и кому-то дать.

И вот радость дает человеку какие-то особые силы, причины которых еще не установлены наукой. Она наполняет человека каким-то особым светом, действующим и на других. Можно наблюдать, например, что когда человек, вся сущность которого преисполнена Радостью, входит в помещение, где сидит несколько унылых людей, то атмосфера уныния как-то сразу рассеивается, и дотоле унылые позы собеседников делаются бодрыми, тусклые взоры их загораются, а губы складываются в улыбку.

Где искать причину такой метаморфозы? Следовало бы обратить больше внимания на действие наших мыслей и наших чувств на окружающее. Не ясно ли даже из такого примера, что причина кроется во внутреннем духовном равновесии вновь пришедшего, т.е. что человек, полный Радости Бытия, обладает огромной жизненной силой и энергией, которая сейчас же передается и другим.

Отсюда можно сделать простой и определенный вывод о необходимости поддерживать в себе непрестанно этот огонь радости, радостное и бодрое состояние духа, чего очень не трудно достигнуть, если мы будем непрестанно поддерживать сердечную связь с Источником этого – с Высшим Светом.

Но как же все-таки сохранить в себе постоянную Радость, несмотря на всякие печали?

Старая восточная поговорка гласит: «Держи в себе радость с утра в течение часа, а она будет держать тебя целый день».

Подумаем об этом поглубже. Ведь в сущности все то, что может нас с утра вывести из равновесия – не вовремя поданный завтрак, нехорошо выглаженная блузка, неправильно завязанный галстук или не попавшая под руку запонка – все это так мелко и незначительно, что не стоит из-за этих мелочей впадать в раздражение, от которого приходится потом страдать целый день. А если вспомним, что раздражение порождает в организме особый яд, который губит организм на всю жизнь, так поймем, что все эти мелочи не стоят такой дорогой цены, как наш дух и здоровье нашего тела. Ведь достаточно небольшого усилия воли, незначительного напряжения, одной мысли, что мы должны быть выше и сильней этих мелких обстоятельств, чтобы мы были приведены к равновесию, потом нам самим будет и смешно и стыдно от мысли, что мы потратили столько энергии на такие пустяки. Энергии, так нужной нам теперь. Ведь по каким-то неписанным признакам мы уже чувствуем, что все, свершающееся сейчас в мире, как-то приближает какие-то важные сроки. И мы теперь должны уже подготавливать себя к будущей работе в совершенно новых условиях, должны подготавливать себя к служению на благо.

Сердце наше должно всегда радостно звучать на все окружающее; оно должно наполняться сознанием необходимости даяния – даяния бескорыстного, полного любви, даяния с единой мыслью о несении подвига, о помощи Светлым Силам, стоящим на страже всего человечества. И когда сердце наше наполнится светлым звучанием, тогда и придет к нам Радость, ибо источник Радости – сердце.

Сейчас все человечество стоит на пороге Нового Мира. Рушатся старые устои. Исчезают отжившие понятия. Идут какие-то нарастания, какие-то новые сдвиги, пока еще многими неосознанные, но уже смутно ощущаемые и волнующие. Сейчас только спокойствие и терпение могут дать необходимое равновесие и только радостное сознание нового, приближающегося, важного. Неизбежны трудности для такого времени, неизбежны тяжкие дни, ибо идет напряженное смещение одних энергий другими – новыми и светлыми. Идет на смену тьме – торжество духа.

Как же не встретить это время торжественной радостью и радостной устремленностью, помочь этому новому духовному строительству!

Итак, будем неустанно поддерживать в себе чувство устремленности в будущее, и пусть в каждом молодом сердце сознательного сторонника Света звучат непрестанно торжественные колокола радости, ожидание Прекрасного Мира, который уже идет неслышным, но властным и твердым шагом.

Сейчас рушатся миры, падают троны, исчезают с лица Земли многие видные деятели. Все народы напрягают свои силы, и стоит великое, грозное время. Все совершающиеся и, на первый взгляд, не связанные между собою события имеют на самом деле глубокую внутреннюю связь. Все это было подготовлено веками самим человечеством, и вот сейчас все нашло свое резкое выявление.

Вероятно, вы будете свидетелями еще многого неожиданного и поразительного, ибо Равновесие Космическое еще далеко не установлено. Всякий, кто может, должен помочь в этой Великой борьбе Света и тьмы. Конечно, не в диких песнях и криках, и дрязгах будет эта помощь и не в нечистых развлечениях, но в сохранении устремленности к Свету, в чистом мышлении и торжественной радости грядущему, ибо будем надеяться, что в каждом молодом сердце горит искреннее желание помочь Родине в радости духа. Родина ждет и примет радостный дар сердца.

Итак, мои молодые друзья, будьте радостны и помните, что ручьи радости наполняют океан мысли Нашего Создателя, и что вы, вливающие капли радости в души, несете жертву Творцу Миров.

Е.И. Рерих

 

Впервые опубликовано: Рерих Е.И. О радости. Письмо к молодежи // «Заря» (Харбин) от 22.11.1939, № 316.

См. также: «Рериховский вестник: Публикации – Сообщения – Исследования». Ленинград: Извара, 1989, январь-июнь. С. 5-8.

    

 

Рерих Н.К. Глаз добрый 

/ Собрание сочинений. Книга первая (1914)

 

Добрый глаз редок. Дурной глаз в каждом доме найдется.

Мне говорили, что Станиславский заставляет своих учеников: «Умейте в каждой вещи найти не худшее, но лучшее». Чуткий художник знал, что огромное большинство людей с наслаждением служит культу худшего, не зная, как подойти ко всему, что приносит радость.

С великим рвением люди умаляют то, что им не по нраву. Какое долгое время они готовы проводить около того, что им показалось отвратительным. Встреча с чем-то нелюбимым порождает яркие слова, блестящие сравнения. И быстры тогда человеческие речи, и сильны движения. И горят глаза.

Но зато как медленно-скучны бывают слова похвалы и одобрения. Как страшимся мы найти и признать. Самый запас добрых слов становится бедным и обычным. И потухают глаза.

Удалось испытать одного любителя живописи. За ним ходил с часами и незаметно замечал время, проводимое им около картин. Оказалось, около картин осуждаемых было проведено времени с лишком вдвое больше, нежели около вещей одобренных. Не было потребности смотреть на то, что, казалось, доставило бы ему радость; нужно было потратить время на осуждение. Наконец я сказал ему: «Теперь знаю, чем вас привлечь. Надо окружить вас вещами ненавистными».

Мы, славяне, особенно повинны во многоглаголании худшего. В Европе уже приходят к замалчиванию худого, конечно, кроме личных выступлений.

Но великие мастера всегда считают: если что показалось плохим, значит, оно не достойно обсуждения. Жизнь слишком красива, слишком велика, чтобы загрязнять себя зрелищем недостойным. Слишком много радостного, много заслуживающего внимания. Но надо знать бодрость и радость.

Надо знать, что нашему «я» ничто не может вредить. Останавливаясь перед плохим, мы у себя отнимаем минуту радости. Удерживаем себя вместо шага вперед. 

Учиться радости, учиться видеть лишь бодрое и красивое! Если мы загрязнили глаза и слова наши, то надо учиться их очистить. Строго удержать себя от общения с тем, что не полюбилось. И у нас жизнь разрастется. И нам недосуг станет всматриваться в ненавистное. Отойдет ликование злобы.

И у нас откроется глаз добрый.

     

 

Н.К. Рерих. Из поэтического сборника «Цветы Мории» (1921)

 

II. Благословенному

 

              Веселися! 

За моим окном опять светит 

солнце. В радугу оделись все 

былинки. По стенам развеваются 

блестящие знамена света. От радости 

трепещет бодрый воздух. Отчего 

ты не спокоен, дух мой? Устрашился 

тем — чего не знаешь. Для тебя 

закрылось солнце тьмою. И поникли 

танцы радостных былинок. 

Но вчера ты знал, мой дух, 

так мало. Так же точно велико 

твое незнанье. Но от вьюги было 

все так бедно, что себя ты 

почитал богатым. Но ведь солнце 

вышло для тебя сегодня. Для тебя 

знамена света развернулись. 

Принесли тебе былинки радость. 

Ты богат, мой дух. К тебе 

приходит знанье. Знамя света 

над тобою блещет! 

                                  Веселися! 

1918

 

           Улыбкой? 

Вестник, мой вестник! 

Ты стоишь и улыбаешься. 

И не знаешь, что ты принес 

мне. Ты принес мне дар 

исцеленья. Каждая слеза моя 

исцелит немощи мира. 

Но, Владыко, откуда мне 

взять столько слез и которой 

из немощей мира отдать 

мне первый поток? Вестник, 

мой вестник, ты стоишь и 

улыбаешься. Нет ли у тебя 

приказа лечить несчастье 

                               улыбкой? 

1921

 

III. Мальчику

             Вечность 

Мальчик, ты говоришь, 

что к вечеру в путь соберешься. 

Мальчик мой милый, не медли. 

Утром выйдем с тобою. 

В лес душистый мы вступили 

среди молчаливых деревьев. 

В студеном блеске росы, 

под облаком светлым и чудным, 

пойдем мы в дорогу с тобою. 

Если ты медлишь идти, значит, 

еще ты не знаешь, что есть 

начало и радость, первоначало и 

                                    вечность. 

1916

 

                   Свет 

Мальчик, с сердечной печалью 

ты сказал мне, что стал день короче, 

что становится снова темнее. 

Это затем, чтобы новая радость возникла: 

ликованье рождению света. 

Приходящую радость я знаю. 

Будем ждать мы ее терпеливо. 

Но теперь, как день станет короче, 

всегда непонятно тоскливо проводим мы 

                                            свет. 

1916

 

IV. Наставление ловцу, входящему в лес

 

………….................. Ловец 

— для лова. Не внимай часам 

утомления. В эти часы ты 

не ловец. Ты — добыча! Вихрь 

пройдет. Промолчи. И опять 

возьмешь рог свой. Не опаздывая, 

не бойся опоздать. И настигая, 

не оберни голову. Все понятное 

непонятно. И все объясненное 

необъяснимо. И где предел 

                               чудесам? 

И еще последнее, о ловец 

мой! Если в первый день 

лова ты не встретишь 

добычу. Не сокрушайся. 

Добыча уже идет для тебя. 

Знающий ищет. Познавший — 

находит. Нашедший изумляется 

легкости овладения. Овладевший 

поет песнь радости. 

Радуйся! Радуйся! Радуйся! 

                               Ловец! 

Трижды позванный. 

15.IV.1921 

Chicago 

       

 

Рерих Н.К. Радуйся (1935)

/ Врата в будущее (1936)

 

В радости, простоте и в неожиданности звучат многие прозрения. И никак иначе вы не назовете эти искры знания, как прозрение.

Приходит из Тибета лама. По виду совершенно простой путник. Обносился он в далеких горных хождениях, потерял много сил, исхудал и покрылся бронзовым загаром от зноя и холода. Пришел в Гималаи как раз незадолго до нашего отъезда. Спросили его, бывают ли у него видения или какие-либо замечательные сны? Сначала отрицал: “Нет, ничего не бывает; ведь я простой лама” — настоящий лама никогда не будет оповещать о своих особенностях. Попросили его: “Если увидишь что-либо, то скажи”. На следующее утро горный гость опять пришел и самым тихим, простым голосом заявил, что “видел”. А затем, также совершенно просто, он описал весь наш предстоящий путь, который никто из местных жителей и не мог бы знать.

Конечно, путь был рассказан без названий, описательно. Но эти описания поражали своею точностью и характерностью. И морское путешествие, и пребывание в Париже; затем опять буря на большом море и затем Америка с любопытными признаками страны, где так много движения, огня и высочайших домов. Потом опять море, снег, страна со многими храмами и ручными животными. Затем следовали ясные намеки на Хинганские сопки, на многих людей, и хороших, и дурных. Затем шло описание другой страны с храмами и с большим изображением Будды, а там — страна, где живут в юртах и палатках, где много баранов и коней. Конечно, все характерные намеки сопровождались еще многими подробностями, усыпанными и своеобразными сравнениями, и жестами.

Все это повествовалось эпически спокойно и просто. Точно бы путник рассказывал свое собственное хождение. Были сказаны и следствия нашей поездки, которые решительно никому не пришли бы в голову. Во всех таких случаях прозрения прежде всего поражает какая-то особенная простота и непосредственность. Точно бы сидите вы в глубине комнаты, а кто-то подошел к окну и стал рассказывать вам о происходящем на улице.

А разве не в той же поразительной простоте было не так давно сказано одному из наших спутников об его отъезде через восемь месяцев. И затем этот же срок опять был повторен в словах, быстро брошенных. Так же точно помню, как однажды при отходе поезда стоявшая у вагона цыганка вдруг бросила скороговоркой отъезжавшей даме одно правильное и существенное указание.

Не собираюсь перечислять очень многие случаи таких прозрений, бывавших и на Востоке, и на Западе, свидетелем которых приходилось быть. Об этом много писалось, и каждый знает, что наряду со многими выдумками существует целый мир чудесной действительности.

Сейчас хотелось бы обратить внимание на то, что наиболее истинные проявления всегда бывают сопряжены с необыкновенной простотой, непосредственностью и очень часто со стремительностью. Также часто человек прозревший говорит не тогда, когда его спрашивают, — не во время вопроса, а иногда даже и без всякого вопроса. При этом сказанное, даже очень срочное, указание будет сообщено и тихо, и быстро, и как бы невнятно. Точно предполагается, что чье-то внимание уже насторожено, что тот, к кому эта весть относится, уже ждет и сумеет принять ее.

Внезапность как бы отвечает настороженности. Люди, между собою ясно согласившиеся, понимают друг друга с полуслова. Так же точно и в пределах прозрений какая-то незримая струна прозвучит и обратит внимание. Благо тем, кто умеет хранить бережную настороженность. Для этого нужна подготовленность. Но истинная готовность образуется не какими-то насильственными сосредоточениями, но именно такою же простотою, которая лежит в основе всех значительных действий и событий.

Часто всем приходится слышать о справедливости первого впечатления и о лукавстве последующих, лживых наносов. Несомненно, самое первое впечатление происходит от сердечного чувствознания, и, конечно, все последующие наслоения уже будут затемнены рассудочными условностями. Это так. Но как же отличить границу первого впечатления от последующих.

Очень часто вы можете слышать о том, что человек сетует на неверность якобы первого своего впечатления, а на самом деле он имеет в виду уже вовсе не первое, а, может быть, второе и третье впечатление. Ведь вне времени вспыхивают искры озарения. В живом пространстве беспрерывно сменяются новые сочетания. Только простота чистого сердца безошибочно ухватит знак первый и зов первый. Именно такое сердце ощутит и укол лжи, и холод прикрытой выдумки.

Потому-то так радостно сердцам вмещающим встречаться. Обмениваться как словесной, так и бессловесной беседою и взаимно сочувствовать даже и на расстоянии. И чем проще, прямее, непосредственнее будут эти замыкания сердечного тока, тем большее взаимопонимание и полезность возникнет. Краткие, чуть слышные касания крыльев истины — они ниспосылаются во благо для истинной пользы. Только лукавые загромождения уводят сомневающихся путников в чащу и бездну.

Когда-то обращения начинались с многозначительного привета: “Радуйся”. В этом приказе о радости заключено было и пожелание очищения сердца для лучшего восприятия. Именно в утреннем чистом воздухе, в радостном чистом сердце возможны те великие восприятия, которые поникают в вечернем послезакатном смятении.

Слишком много низко-земного облепляет сердце, отягощает его, одурманивает. Недаром повторяется, что утро вечера мудренее. Разве не будет выражением истинной мудрости высокие, мгновенные озарения истины? И всякое такое озарение приносит мудрую радость; и лучшая радость всегда будет сохранять в себе и качество простоты. От сложных противоречий радость не возникает. Радость в себе самой прежде всего имеет качество непосредственности, прямоты, улыбки всему сущему. Именно радость помогает перешагнуть через препоны вражеские. Радость является одним из лучших условий преодоления вражеских нападений. Уже нечего говорить, что радость всегда будет ближайшим путем к восхищению.

Конечно, древнее приветствие — “радуйся” — даже в отрывочных упоминаниях, которые дошли до нас, иногда делалось условным и утрачивало смысл. Но все-таки приказ о радости может быть полезен даже при горестном извещении. В этом будет как бы заключаться Соломонова мудрость, сказавшая: “И это пройдет”. Много житейских положений должен был знать тот, кто мог в кратком “и это” понять, как многое наслаивается, проникает и сменяется.

В сменах текущих отражений особенно драгоценны искры озарения, когда их может уловить развлекающееся сознание человеческое. В простоте чувствознания воспринимаются и зовы дальние, точнее и быстрее всех радиоволн.

Лама спешит.

— Почему торопишься?

— Учитель зовет; очень болен, надо поспешить.

— А где же твой учитель?

— На Кайласе в пещере.

— Когда же ты получил весть, ведь до Кайласа многие сотни миль?

— Сейчас получил.

Так в простоте произносятся слова знаменательного характера. В этот миг не то важно, что пришла весть, которая через месяцы подтверждается, но важно лишь то, что нужно спешить. Произошло нечто совершенно обычное, не выходящее за пределы возможности каждого дня, и в простоте произносится зов чувствознания. То же простое чувствознание подскажет и лишний раз произнесет знаменательное “радуйся”, приказ, выводящий из сумерек, — РАДУЙСЯ.

2 января 1935 г.

Пекин.

       

 

Рерих Н.К. Порадуемся (1935)

/ Врата в будущее (1936)

 

Чему бы такому порадоваться? Не успеешь усмотреть радость, как она превращается в новую заботу. Не успеешь почувствовать победу, как она обращается в новый поход. Кто-то бы сказал, просто беда.

Но какая же такая беда, когда это есть жизнь. Стоит вспомнить целый ряд деятелей времен итальянского Возрождения и удивиться остроте волн, и вниз и вверх взмывающих. Сама пена является только знаком нового накопления. Именно среди этих сильных характеров можно наблюдать, до какой степени остро соприкасались между собою величайшие их напряжения и происшедшие за ними величайшие достижения.

Лишь в школе жизни, когда никто, казалось бы, не печется о достижениях этих деятелей Возрождения, опять выковывались необыкновенные возможности. Сейчас мысленно вспоминаю несколько определенных примеров, и вместе с их биографами можно удивляться, каким образом могли создаваться новые решения и возможности, когда, казалось бы, никакого пути уже не было.

Так могло казаться с узкой земной точки зрения. Но у этих сильных мыслью и делом людей путь всегда находился. Находился этот путь в необыкновенной новизне и неожиданности. Уже тогда при несовершенных путях сообщения были слагаемы пути заморские и загорные. Если кому-то теперь кажется что-то неимоверно трудным, то насколько труднее это было когда-то тогда, когда оставалось столько пугающе неизвестного.

Так же, как теперь, когда отмирали целые города и страны, а сильные духом продолжали свою славную одиссею. Какую же одиссею нужно почитать теперешним людям, чтобы и среди забот все же порадоваться. И порадоваться в полной вере, ибо без веры нет осуществления. Как же подойдут они без веры к высокому и мощному, одно приближение к которому уже может наполнять трепетом? А в вере — все легко. Ведь вера есть, попросту говоря, знание.

И вот по вере, по знанию видно, что можно радоваться. Можно радоваться постоянно новым путям, так же неисчислимым, как неисчислимы светила небесные. Разве только случай приводит к нахождению новых путей? Именно не случай, ибо и случая-то почти не бывает, но всегда идет пришествие новых, уже когда-то сложенных возможностей.

Если кто говорит, что дальше так нельзя, то именно в этом “так” он лишь останется правым. Так нельзя, но иначе можно. Для этого “иначе” соберем всю нашу память, очистимся от ненужной ветоши и попробуем посмотреть глазом новым.

Ведь для обычного жильца место представляется изжитым, но стоит прийти к тому же месту новому человеку, — и он найдет в нем новые рудники и новые горизонты. Ибо посмотрит он глазом новым. Вот в этом-то постоянном обновлении, в возможности такого появления и будет заключаться неиссякаемая радость. Если же мы знаем, что этот источник неиссякаем и может быть замутнен лишь нами самими, то, превозмогая себя, мы опять приобщимся к вечным святыням восхождений.

Если кому-то почему-то очень грустно или смутно, то пусть он напомнит себе сознательно и повелительно о том, что радость возможна, что она есть и будет. Кто-то назвал такое утверждение “заклинанием радости”. Может быть, это недалеко от истины. Если вы чего-то хотите — вы должны об этом думать и вы должны магнитом сердца привлечь это. Когда вы скажете себе “порадуемся”, — это никогда не будет отвлеченным бессмыслием, но будет лекарством особым и мудрым. “Радость есть особая мудрость”.

10 мая 1935 г.

Цаган Куре.

     

 

Рерих Н.К. Будем радоваться 

/ Нерушимое (1936)

 

Получены многие ваши письма. Пришли они сразу и ответить на них тоже хочется сразу вам всем. Во всех ваших письмах в разной форме выражалась одна добрая, строительная мысль. Каждый добром поминал своих сотрудников. Потому и этот привет пусть читается вами всеми вместе.

Очень хорошо отмечено, что наш друг наполнился словом "радуйся", именно в то самое время, когда я и отсылал это самое слово. Именно как в древности приветствие начинали этим пожеланием, так и мы все не поскупимся направить друг к другу доброе пожелание.

Пусть это приветствие всегда будет в обиходе вашем. Когда же дни будут особенно напряжены, когда будет смутно и тяжко, именно тогда укрепляйте друг друга благим напоминанием. Ведь всем тяжко. Не учтешь – кому тяжелее, кому легче. Одному – в одном, другому – в другом, во всем разнообразии чувствований и переживаний может быть как бы безысходно тяжко.

Такая призрачная безысходность рассеется от одного искреннего, дружеского благопожелания. Каждая радость уже есть новый путь, новая возможность. А каждое уныние уже будет потерею даже того малого, чем в данный час мы располагали. Каждое взаимное ожесточение, каждое ращение обиды уже будет прямым самоубийством или явною попыткою к нему.

Окриком не спасешь, приказом не убедишь, но светлое "радуйся" истинно как светильник во тьме рассеет все сердечное стеснение и затемнения. Для чего же вы сходитесь? Затем, чтобы добротворствовать, чтобы всемирно служить благу и Свету. Среди ваших собеседований пусть растет постоянное желание увидеться чаще, сообщить друг другу что-нибудь ободряющее и укрепляющее. Среди этих так нужных в повседневности ободрений будет одним из самым плодотворных простое: "радуйся".

Люди часто отучают себя от радости. Они окунают свое мышление в такие темные, тенистые застои, что на каждый привет подозрительно ответят: "нам ли радоваться!" Да, милые мои, именно вам. Не может быть такого положения, в котором бодрый дух не увидел бы просвета. Не просто беспричинно вы говорите в письмах своих, что пребываете в бодрости. Эта бодрость образована в вас. Для нее вы много читали, и чтобы подводить итоги впечатлений, – вы закрепляете их в ваших собеседованиях.

Вот я посылаю вам выписку из одного письма, в котором, также далекий, корреспондент сообщает о темноте и невежественности. Знаете и такие происходящие отборы. В сообщаемом письме не видно желания непременно умышленно очернить кого-то. Наоборот, темные факты оплакиваются. Злобная невежественность причинила душевную боль. Но и на это вы скажете: "И это пройдет". Вы не только переживаете свою подобную действительность, но, зная ее, вы бодро ее победите.

Для начала этой бодрости вы улыбнетесь друг другу в сердечном привете: "будем радоваться". Сумеем обойтись друг с другом очень бережливо, очень задушевно и опять-таки очень радостно. Некоторые темные знаки являются, даже в темноте своей, уже предвестниками Света. В восточных языках имеется выражение: "первый проблеск до зари восхода". Видите, не о восходе самом говорится, даже не о заре, но уже подмечается первый проблеск. Чем пристальнее будете осматриваться, – тем больше светлых проблесков найдете. "Близка заря, но еще ночь", так словами стража отвечает пророк Исаия. Несмотря на ночь, он уже видит зарю. А зарю можно приветствовать именно лучшим пожеланием: "будем радоваться".

 Хорошо, что вы вообще не сетуете. Напрасные сетования причиняли столько вреда людям, а прежде всего самим же сетующим. Действительно, почему человек должен сетовать на то, что он в данный час находится на определенном месте и в определенном состоянии? Во-первых, и над тем и над другим он когда-то сам потрудился; а затем, почему человек может брать на себя утверждение, что в другом месте он мог бы быть более полезным?

Может быть, именно на этом месте, где он сейчас находится, он должен выполнить большую и прекрасную миссию. Может быть, он поставлен именно на этом месте как дозор крепкий и неусыпный. Может быть, именно на этом месте ему доверено нечто такое важное, которое он и не мог бы донести в другом месте. Часто людям миражно представляется, что куда-то нужно стремиться, и они забывают, сколь большие ценности вверены их охране.

Что же было бы, если все добрые люди собрались бы в изолированном месте? Правда, они могли бы наполнить пространство мощными мыслями. Но все же им пришлось бы высылать доверенных гонцов для земных хождений, для работы верной и неотложной. Что же было бы, если гонцы эти не пожелали идти в путь среди ночной тьмы, среди леденящих вихрей? Конечно, идти по острым камням, ожидать из-за каждой скалы вражеский нож и слушать грубые, кощунственные речи неприятно. Но как же иначе сделается мирское дело? Как же построится храм, и как иначе возможно принесение радости народам?

Потому-то так хорошо, что вы не сетуете, что вы понимаете смысл и значение работы на определенном месте. Конечно, вы храните в сердце своем пути дальние в страну благословенную. Вы видите в себе, в сознании своем, все благие построения, о которых обязан мыслить каждый мыслящий. Вы храните в себе и готовность пройти по всем острым камням и выслушать все угрозы и рычания, ибо вы знаете, куда и зачем вы должны направляться.

Теперь же, когда вы собираетесь для собеседований, вы наполните эти часы неподдельною радостью. Вы укрепите друг друга в том, что зло преходяще, но благо – вечно. А там, где радость, там уже есть зачаток блага. Улыбка в благе, не похожа она на гримасу и усмешку личин зла. Истинная радость убережется от всякого сквернословия и кощунства. Ведь радость светла!

Только в радости вы находите неисчерпаемые силы, чтобы неустанно продолжать добротворствовать. В радости люди стремятся сойтись вместе. Именно в радости нет одиночества. В радости и пишу вам всем вместе, ибо не хочу ничем разъединять вас. Почему бы нужно было говорить о радости кому-то тайно?

Радость – в явности. Радость – в доверии. Радость – во взаимном укреплении. Не отвлеченно дружелюбие, о котором мы всегда говорили. Трудные дни сейчас. В эти часы особенно помянем и сбережем радость.

Будем радоваться.

18 июня 1935 г.

Цаган Куре.

     

 

Рерих Н.К. Счастье 

/ Из литературного наследия. М., 1974.

 

Радиостанция в Дели просила дать беседу о счастье. Что есть счастье? Счастье есть радость, а радость – в красоте. Она есть очаг всех творческих сил человека. Не в золоте счастье. Многие примеры, как глубоко несчастны бывают богачи. Не в золоте красота жизни. В золоте – роскошь. Но ведь роскошь обычно антипод красоты. Так же, как благодать, счастье – пугливая птичка. Легко отогнать волну счастья. Легко не почуять, откуда повеяло благодатное дуновение. В рутине каждодневного машинного труда нелегко распознать крыло счастья. Осудить ли тех, кому вообще о счастье не приходилось и слышать? Всем утесненным, всем огорченным в желчи и неприязни, даже само слово о счастье покажется насмешкой.

Скажут, "счастье" катается в блестящих моторах. "Счастье" упивается и нажирается в раззолоченных палатах. "Счастье" имеет власть притеснять, умалять, неправедничать и ломаться над слабым. "Счастье", как мрачный призрак, нависает и поганит каждый вздох и улыбку о прекрасном. Сказали ли в школах об этом размалеванном вампире, который в обиходе называется "счастьем мещанским"?

О жертвенности не сказали. Зато показали и воспели всю ложную позолоту прозябания. Да, показали и ухмылялись, называя наслаждение достижением. Много подделки, но особенно страшна подделка счастья. Как осуждать тянущихся к наслаждению, когда им и не говорили о жертвенности и о красоте подвига? А подвиги старых времен поставлены были под усмешку.

Больно видеть, как невежество топчет лучшие цветы. Мало утешения в том, что вандализм происходит по незнанию. Миллионы лет человеческой жизни дали множество достижений. Почему же отринуть их? Целесообразность учит бережности. Соизмеримость напоминает о гармонии, о ритме. Они – путь к счастью.

Не опасайтесь твердить о красоте. Необходима поливка Сада Прекрасного. Засуха погубит все живое. Но если даже пустыни могут ожить под заботливою рукою, то и обиход может зацвести редчайшими цветами. Семья, вдохновленная искусством, будет прочным оплотом государства. Целые страны живы хотя бы воспоминанием о своих творческих продвижениях. Даже далекое достижение не ржавеет и спасает народ от разложения. Никто не дерзнет сказать, что о красоте творчества уже достаточно сказано и сделано. Совершенствование, познавание, любование – беспредельны. Велик магнит счастья.

Хороша радость о прекрасных произведениях. Подъемы счастья возникают и преображают все окружающее. Первая ступень будет собирательством: "мои вещи", "моя радость". Но затем образуется и следующая ступень, когда условие самости уже отойдет. Почему вещь "моя"? Надолго ли? Пусть она несет радость всем. При таком мышлении зародится и третья ступень, возникнет расширение сознания. Вот где истинная, нестесненная радость! Взлеты счастья!

"Когда говорим о сердце, говорим о Прекрасном". "Сердце несет в себе красоту Бытия". "Сердце как творческий магнит несет в себе огненные энергии". Можно ли без этих максим касаться области радости и счастья? Чувствознанием утверждается радость. Не возрадуется человек безобразию, если пылает его сердце. Вдохновительно, что, говоря о счастье, должно утверждать и радость и сердце – талисманы против отчаяния, скуки, падения, разложения. "Пусть сознание влечется в самый Прекрасный Сад".

"Час утверждения Красоты в жизни пришел. Пришел в восстании народов. Пришел в грозе и молнии".

 Счастье – в гармонии, в равновесии. Но это равновесие зиждется на ритме. И солнце работает взрывами. Так же и эволюция полна взрывных революций. Сложны ритмы мироздания. Трудно расширенному сознанию, когда оно окунается в беспредельность. Недаром малые сознания по своему размеру чувствуют себя по-своему более счастливыми. Но счастье беспредельно, и оно знает неизбежность творческих полетов. Да совершится скорей!

Нелегок путь к счастью, к равновесию энергий. И хорошо, что эти твердыни одолеваются в трудах. Велико мгновенное озарение, но нужно суметь охранить этот огненный цветок, чтобы он преобразил всю жизнь. Пусть светит всему кругозору. Не страшны тогда ужасы и призраки.

В счастье искореняется страх. Учат ли о том, как нужно изгонять страх? Мужество есть щит счастья. Но такой щит должен быть выкован в огне подвига. В любом обиходе, в каждом труде может коваться доспех подвига. Мудро произнесено "герои труда". Битва за лучшее будущее не только на полях сражений. Неутомимость, терпение, достижение лучшего качества испытываются в жизни каждого дня. Подвиг человечности нарастает в трудах. Счастье – в сознательном труде. Песнь труда есть великое созвучие всех взыскующих.

Многи препоны в потоках жизни. Многи опасные камни и стремнины. У счастья много врагов. Всякие злобы, уныния, зависти, клеветы, сомнения – мало ли что выползает и грызет корни счастья. Среди мрачных врагов будет и чрезмерная механизация нашего века. Механизация может глушить народное творчество. Механизация может разрушать Культуру. Даже цивилизация может страдать от непомерной механизации. Вот усиленно развивают передачу энергии без проводов. На первый взгляд, польза несомненна и для телевизии, и для радио, и в многих новейших изобретениях. Но кто знает, насколько можно нагнетать пространство насильно уловленными энергиями? Уже знаем, как переполняется пространство противными радиопередачами. Сбиваются токи и глохнут в непомерном напряжении. Доколе?

Конечно, беспроводная передача энергии помогает осознать позабытые силы человека. Энергия мысли до сих пор лишь частично признается, а для невежд остается в пределах какого-то колдовства. Беспорядочное, хаотическое мышление тоже будет в рядах врагов счастья. Учат ли в школах о значении мысли? Или же эта великая наука остается в числе запрещенных познаний? Доколе?

Натолкавшись и наблуждавшись, опять придут к красоте. Старая поговорка: "Красота спасет мир" опять оживет. Можно ли в дни Армагеддона говорить о красоте? И можно и должно. В красоте – не сентимент, но реальность, мощная, подымающая, ведущая. В глубинах сознания нечто уже было известно, но нужна была искра, чтобы заработала машина. Блеснет искра, осияет блеском прекрасным, и умаявшийся труженик опять восстанет, полный сил и желаний. Захочет и совершит. А препоны и трудности окажутся возможностями.

Но не блеснет красота подслеповатому глазу. Нужно захотеть увидеть красиво. Без красивости, но в величии самой красоты. Счастье в том, что красота неиссякаема. Во всяком обиходе красота может блеснуть и претворить любую жизнь. Нет запретов для нее. Нет затворов пресекающих. На крылах красоты обновляются силы, и взор владеет пространством. Счастье – в радости.

Радость – в красоте.

1941 г.

     

 

Сорадование

 

Надземное, 756. На путях к преображению помните завет Мыслителя: «Умейте найти терпение выслушать чужую боль.Найдите благосклонность окрылить чужую радость. Вы не знаете истока этих страданий. Вы не знаете причины зарождения радости, но умейте отеплить и окрылить ближнего».

 

Надземное, 764. Урусвати знает, насколько заботливо нужно оберегать каждое положительное явление. Вот мы говорим о свойствах радости: «Человек, не омрачи радости ближнего, может быть она покажется тебе чуждой и незначительной, но она оздоровляет пространство, и не тебе судить об источниках такой радости. Человек, не умали чего-то полезного насмешкой или оскорблением.

Человек, помни, что ты поставлен хранителем пространства. Ты можешь оздоровлять его или осквернить…» (…)

Мыслитель просил: «Избегайте ссор и жалких воспоминаний, они вредоносны».

    

 

Н.Д. Спирина.

 

            Сорадование

"Сердца людей открыты вниз",

И мы нередко с другом плачем;

Но ты на радость отзовись,

Ты с ближним раздели удачу –

Но в счастье каждый одинок,

И вянет, завистью охвачен,

Улыбки розовый цветок.

       

 

Н.К. Рерих

Гримр-викинг

 

Гримр, викинг, сделался очень стар. В прежние годы он был лучшим вождем, и о нем знали даже в дальних странах. Но теперь викинг не выходит уже в море на своем быстроходном драконе. Уже десять лет не вынимал он своего меча. На стене висит длинный щит, кожей обитый, и орлиные крылья на шлеме покрыты паутиной и серой пылью.

Гримр был знатный человек. Днем на высоком крыльце сидит викинг, творит правду и суд и мудрым оком смотрит на людские ссоры. А к ночи справляет викинг дружеский праздник. На дубовых столах стоит хорошее убранство. Дымятся яства из гусей, оленей, лебедей и другой разной снеди.

Гримр долгое темное время проводит с друзьями. Пришли к нему разные друзья. Пришел из Медвежьей долины Олав Хаки с двумя сыновьями. Пришел Гаральд из рода Мингов от мыса Камней. Пришел Эйрик, которого за рыжие волосы называют Красным. Пришли многие храбрые люди и пировали в доме викинга. 

Гримр налил в ковш меду и подал его, чтобы все пили, и каждый сказал бы свою лучшую волю. Все говорили разное. Богатые желали почета. Бедным хотелось быть богатыми. Те, которые были поглупее, просили жизни сначала, а мудрые заглядывали за рубеж смерти. Молодые хотели отличиться в бою, им было страшно, что жизнь пройдет в тишине без победы.

Гримр взял ковш самый последний, как и подобает хозяину, и хотел говорить, но задумался и долго смотрел вниз, а волосы белой шапкой легли на его лоб. Потом викинг сказал:

- «Мне хочется иметь друга, хоть одного верного друга!»

Тогда задвигались вокруг Гримра его гости, так что заскрипели столы, все стали наперерыв говорить:

- «Гримр, – так говорил Олав, который пришел из Медвежьей долины, – разве я не был тебе другом? Когда ты спешил спасти жизнь твою в изгнании, кто первый тебе протянул руку и просил короля вернуть тебя? Вспомни о друге!»

С другой стороны старался заглянуть в глаза Гримра викинг Гаральд и говорил, а рукою грозил...

- «Эй, слушай, Гримр! Когда враги сожгли усадьбу твою и унесли казну твою, у кого в то время жил ты? Кто с тобою строил новый дом для тебя? Вспомни о друге!»

Рядом, как ворон, каркал очень старый Эйрик, прозвищем Красный:

- «Гримр! В битве у Полунощной горы кто держал щит над тобою? Кто вместо тебя принял удар? Вспомни о друге!»

- «Гримр! Кто спас от врагов жену твою? Вспомни о друге!»

- «Слушай, Гримр! Кто после несчастного боя при Тюленьем заливе первый пришел к тебе? Вспомни о друге!»

- «Гримр! Кто не поверил, когда враги на тебя клеветали? Вспомни! Вспомни!»

- «Гримр, ты сказал неразумное слово! Ты, уже седой и старый, много видал в жизни! Горько слышать, как забыл ты о друзьях, верных тебе даже во времена твоего горя и несчастий».

Гримр тогда встал и так начал:

- «Хочу и я сказать вам. Помню я все, что вы сделали мне; в этом свидетелями называю богов. Я люблю вас, но теперь вспомнилась мне одна моя очень старинная дума, и я сказал невозможное слово. Вы, товарищи мои, вы друзья в несчастьях моих, и за это я благодарю вас. Но скажу правду: в счастье не было у меня друзей. Не было их и вообще, их на земле не бывает. Я был очень редко счастливым; даже нетрудно вспомнить, при каких делах.

Был я счастлив после битвы с датчанами, когда у Лебединого мыса мы потопили сто датских ладей. Громко трубили рога; все мои дружинники запели священную песню и понесли меня на щите. Я был счастлив. И мне говорили все приятные слова, но сердца друзей молчали.

У меня не было друзей в счастье.

Был я счастлив, когда король позвал меня на охоту.

Я убил двенадцать медведей и спас короля, когда лось хотел бодать его. Тогда король поцеловал меня и назвал меня лучшим мужем. Все мне говорили приятное, но не было приятно на сердце друзей.

Я не знаю в счастье друзей.

Ингерду, дочь Минга, все называли самой лучшей девой. Из-за нее бывали поединки, и от них умерло немало людей. А я женою привел ее в дом мой. Меня величали, и мне было хорошо, но слова друзей шли не от сердца.

Не верю, есть ли в счастье друзья.

В Гуле на вече Один послал мне полезное слово. Я сказал это слово народу, и меня считали спасителем, но и тут молчали сердца моих друзей.

При счастье никогда не бывает друзей.

Я не помню матери, а жена моя была в живых недолго. Не знаю, были ли они такими друзьями. Один раз мне пришлось увидать такое. Женщина кормила бледного и бедного ребенка, а рядом сидел другой – здоровый, и ему тоже хотелось поесть. Я спросил женщину, почему она не обращает внимания на здорового ребенка, который был, к тому же, и пригож. Женщина мне ответила: «Я люблю обоих, но этот больной и несчастный».

Когда несчастье бывает, я, убогий, держусь за друзей. Но при счастье я стою один, как будто на высокой горе. Человек во время счастья бывает очень высоко, а наши сердца открыты только вниз. В моем несчастье вы, товарищи, жили для себя.

Еще скажу я, что мои слова были невозможными, и в счастье нет друга, иначе он не будет человеком».

Все нашли слова викинга Гримра странными, и многие ему не поверили. 

1899.

      

 

Радость

Составитель Н.Д. Спирина

 

Наталия Дмитриевна Спирина (1911–2004) – поэт, прозаик, крупнейший исследователь творчества семьи Рерихов, основатель Сибирского Рериховского Общества и двух Музеев Н.К. Рериха в Сибири. Творческое наследие Н.Д. Спириной, кроме стихов, сказов, очерков и докладов, включает в себя также целый ряд подборок, составленных на основе Учения Живой Этики, Писем Е.И. Рерих и Записей Б.Н. Абрамова. 

 

* * *

 

ЛСМ-Зов, 24.03.1920. Я – твоя радость.

 

ЛСМ-Зов, 19.05.1921. Радости слёзы – Господне вино – сияют чистым огнём.

 

ЛСМ-Зов, 27.05.1921. Радуйся, исполнись просветлением.

Молись Христу, умей найти радость обращения к Творцу.

 

ЛСМ-Зов, 15.06.1921. Считаю – увёл вас на радость Духа Небесную. (...)

Ценою радости очищайте путь.

 

ЛСМ-Зов, 29.06.1921. Другой мир в днях Моих должен в днях ваших радость зажечь.

 

ЛСМ-Зов, 6.07.1921. Легче иди, радуйся больше; идите горним путём.

 

ЛСМ-Зов, 5.10.1921. Не надо, чуть Учитель скажет неприятное, волноваться: ученик радуется каждой вести. (...)

Нужно рядом учений чистых радоваться восхождению.

 

ЛСМ-Зов, 3.11.1921. Учитель с вами радуется счастью действия в жизни, когда оно направлено ко благу.

 

ЛСМ-Зов, 6.11.1921. ...Люби и твори, и вся радость придёт.

 

ЛСМ-Зов, 9.01.1922. Улыбайтесь. Являю радость существо Учения Христа являть, радость величию мира, радость труду проявленному, радость чистой усталости.

 

ЛСМ-Зов, 6.02.1922. А кого притягивает любовь, потянут будет к грани любви и, наполненный радостью, прежде всего узрит радость красоты.

 

ЛСМ-Зов, 19.02.1922. Мучиться не надо, полезнее радоваться каждой крупице творчества духа.

 

ЛСМ-Зов, 20.02.1922. Мудро не печалиться, но радостно стремиться.

 

ЛСМ-Зов, 18.04.1922. Радость есть явление силы Создателя, освещающей тьму мира, куда Устав Наш приводит через труд каждого.

 

ЛСМ-Зов, 1.05.1922. Ручьи радости наполняют океан мысли Создателя.

И вы, вливающие капли радости в души, несёте жертву Творцу миров. (...)

Уча радости, не ошиблись.

Каждое дерево в радости одевается цветами, но сбрасывая листья, оно не грустит, зная о весне.

 

ЛСМ-Зов, 25.07.1922. Когда сквозь лохмотья ваших случайных оболочек сверкают формы духа – 

Не чуете ли вы мощь и радость?!

И не сливаются ли все существа ваши в одной радости труда духа вашего?

 

ЛСМ-Зов, 27.07.1922. Ваша радость – Наша радость. (...)

Радость мирам.

 

ЛСМ-Зов, 31.07.1922. И приму Я стучащегося и скажу ему:

Я сохранил твою радость,

Бери свой сосуд и трудись.

 

ЛСМ-Зов, 1.08.1922. Радость! Нет часа счастья настоящего.

Есть час счастья прошедшего и есть час счастья будущего.

Прошедший час отдаляет.

Час будущего приближает.

И Я дал вам часы счастья будущего.

Радость! Ничто отдаляющее не прилично вам.

Живите часом счастья будущего.

Радость!

 

ЛСМ-Зов, 30.09.1922. Но где же одежда, чтобы в ней взойти на ступени Храма?

Где же ткань достойная,

Чтобы прикрыть наготу и тень тел наших?

Но во всём мире трепещет ткань Живоначалия.

Во всём мире живёт Одеяние Достойное.

И трепещет, и бьётся, и звучит Радость!

В этой одежде и взойдёте на ступени.

Этою одеждою вы прикроете тело. (...)

Ибо где же власть и где жертва, если нет радости?

И где оно, сострадание, и она, преданность?

И где она, любовь к творению,

Если плечи не украшены тканью Матери Мира?

И когда вы будете строить Храм Красоты

И на подходах к нему раскинете сад Радости,

То назовите сад этот Моим Именем, ибо Я сказал вам:

Радуйтесь, дети! (...)

Радуйтесь, радуйтесь, радуйтесь!

И скажите им:

Мы знаем бой,

И потому радость в нас.

И мы знаем Служение,

И потому радостны лица наши.

Шлю радость и благо и правду, ибо здесь всё.

 

ЛСМ-Зов, 23.12.1922. Радуйтесь – Я берегу.

 

ЛСМ-Зов, 16.02.1923. Посягать на радость духа могут лишь камень носящие в сердце.

 

ЛСМ-Зов, 14.04.1923. Поистине, счастливы вы, знающие указание приближений и суждённые сроки.

А потому ждите и радуйтесь.

 

ЛСМ-Зов, 28.04.1923. Радостно взойдите на новую ступень времени.

 

ЛСМ-Озар, ч. 2, гл. IV, 11. Радостно ощущать приближение новой эпохи.

 

ЛСМ-Озар, ч. 2, гл. IV, 12. Главное – модификация человеческого чувства радости. И какая может быть радость, когда сознаёшь несовершенство жизни? Но когда дух касается размеров Космоса, то радость заменяется сознанием возможностей.

И когда Я шепнул – твоя радость уйдёт, – имел в виду переход человеческой радости в космическую уявленную концепцию...

 

ЛСМ-Озар, ч. 2, гл. V, 11. Радость есть особая мудрость – так сказал Христос.

 

ЛСМ-Озар, ч. 2, гл. X, 2. Радостно примите суровость подвига!

 

ЛСМ-Озар, ч. 2, гл. XII, 1. Воистину, только в духовной битве знали они [ученики Будды] радость...

 

ЛСМ-Озар, ч. 3, гл. V, 14. Пойдём к радости!

 

Община, 37. Следствием полезности посылки будет радость восприятия, ибо всё соразмерное будет радостью.

 

Община, 79. Радость Служению может проявиться лишь при расширенном сознании.

 

Община, 156. Зовём тех, кто знает, что радость есть особая мудрость!

 

Община, 163. Наша Община имеет один нескончаемый праздник труда, где бодрость служит вином радости. (...)

В разных температурах закаляется меч; даже Будда не отрицал, что в самый счастливый час надо помнить о несчастье, не уменьшая радости.

Но закалённая радость не знает пугал. Радость есть особая мудрость.

 

Община, 189. Рыбак радостно возвращается с ценным уловом. Человечество образовалось не для несчастий. Человек – тот же радостный рыбак с многообразным уловом. Конечно, улов различен, но одна радость неотъемлема – радость мысли о будущем. Ни рыбы, ни птицы, ни животные не знают будущего. Но человек уже знает неминуемость будущего. В этом зове пространства заключена огромная радость.

 

Община, 191. Из суровости лучшая радость.

 

Община, 207. Для известного типа сознания каждое подвигоподобное движение есть уже свет и радость.

 

Община, 216. Можно ли чем-либо заменить радость роста сознания?

 

Община, 224. ...Умейте найти радость в вечной работе и в вечном дозоре. (...) 

Работающий может насыщаться, и дозор для него только радость сознательного бодрствования.

 

Община, 237. Отказываться или приумножать? Конечно, приумножать полнокровно и радостно, но для Общего Блага. (...) Суровая радость избегает потёмки.

 

Община, 253. Конечно, эволюция совершится, но зачем быть раздавленными, когда суждена песнь радости!

 

Община, 263. Учение Наше представляет мир богатым, радостным и увлекательным.

 

ЗнАЙ, 26. Вы часто задаёте вопрос, как совместить указанную радость с безрадостным прикасанием к людям? Конечно, каждый Учитель радуется беспредельной красоте дальних миров и мучается скорченным тупоумием воплощённых двуногих.

 

ЗнАЙ, 76. Признательность и преданность в Общине Нашей цветут радостно. (...)

Пришедший осознает Учителя, но уловленный будет грызть цепи. Мы же ждём радость и принимаем лишь прекрасный цветок преданности. (...)

Утверждайте удачу, утверждайте радость...

 

ЗнАЙ, 110. Радость легко достижима, если каждый момент ощущаете преданность Нам.

 

ЗнАЙ, 135. Можно радоваться, когда протекают сроки больших событий. Никакие разрушения не нарушат сознание действительности роста новых космических сочетаний. Такие сочетания должны наполнять нас радостью.

 

ЗнАЙ, 152. Чем совершеннее дух, тем неизбежнее сознаёт он всё глубокое страдание земной жизни. Между тем Сам Я твержу вам о радости. Такая радость может быть в осознании дальних миров. Возьмём простой пример. Среди мрака ночи ваша повозка спешит домой, окружающее ненастье должно привести вас в уныние, но дух ваш ликует радостью. Откуда она? Только от сознания, что дом близок, и сама темнота не препятствует различать дорогие сердцу существа. (...)

Успейте немедленно осознать путь ваш в дальние миры. Только это расширение понимания жизни даст духу вашему основание пути радости. Иначе чему радоваться? Неизбежности воплощения? Но без представления о будущем, воплощения будут лишь бессмысленным отрывком листа жизни. Именно, животный разум не нуждается в осознании будущего, но именно воля познания двигает человека к пониманию смен жизней. Таким мышлением человек получает право на радость...

 

ЗнАЙ, 167. Явление окончания ступени наполняет путника радостью, ибо он знает, к кому он приближается.

 

ЗнАЙ, 212. Радуйтесь, радуйтесь, радуйтесь! Ибо йог должен знать мудрость радости. Завет Благословенного – хранить радость духа. Кто ощущает присутствие духа, тот уже радуется, зная свою беспредельность.

 

ЗнАЙ, 239. Будда заповедал сыну сохранять радость, ибо это есть труднейшее на земле.

 

ЗнАЙ, 248. Сколько полезных наблюдений можно произвести с лёгкостью. Постоянно Йога учит этой радостной настороженности.

 

ЗнАЙ, 257. Когда Мы говорим – плывите! – значит испытайте океан. Громады волн дадут вам радость.

 

ЗнАЙ, 262. Понимание приложения препятствий даёт радость работе. (...)

Будем знать радость препятствиям и что приветствованное препятствие обращается в ускоренную удачу.

 

ЗнАЙ, 268. Отдых всегда связан с земною радостью, но эта радость безделья не Наша.

 

ЗнАЙ, 273. Истинно, мало кто научается радоваться преодолеванию препятствий! (...) Начертания поручений становятся радостью и как бы своею неотъемлемой работой. (...) Конечно, эта радость не козлиные прыжки.

 

ЗнАЙ, 293. Мы говорим о постоянной радости, но радость эта – особая мудрость.

 

ЗнАЙ, 318. ...Людям не доступна радость движения и ужасна стихия огня.

 

ЗнАЙ, 347. Нельзя указать, кто без расширения сознания может радоваться труду бесконечному.

 

ЗнАЙ, 368. Не недовольство, не раздражение, но ощущение счастья нужно, ибо именно счастье созидать дела Учителя.

 

ЗнАЙ, 377. Как радость дня и как заботу восхождения подымайте книгу Завета.

 

ЗнАЙ, 393. Опасность для вас радость.

 

ЗнАЙ, 402. Будем Учение держать как великую радость бытия!

 

ЗнАЙ, 404. Радость есть особая мудрость.

 

ЗнАЙ, 407. Скажем, как радостно служить обновлению без страха о ложном пути.

 

ЗнАЙ, 459. Утверждаю, что радость работы есть лучшее пламя духа. Явление радости сопровождается усилением работы центров. Много подвигов совершено явлением радости.

 

ЗнАЙ, 463. Неужели радость в завершении? Мы движимы радостью начала.

 

ЗнАЙ, 470. Мы должны радоваться каждому утончению психической энергии.

 

ЗнАЙ, 516. ...Какие радости должны возникнуть от сознания сотрудничества!

 

ЗнАЙ, 546. Не раз вас спросят – где рассадник прекрасного сада огненной энергии? Скажете – в радости о прекрасном, но научитесь вмещать эту радость света. Научитесь радоваться каждому листку, проснувшемуся к жизни. Научитесь, как зазвучать центрами к зову радости. Научитесь понять, что такая радость не есть безделие, но жатва сокровища. Научитесь накоплять энергию радостью, ибо в чём же соединим нить дальних миров!

Не в огорчении, не в безумии, не в одурманивании, но в радости сознания будем счастливыми обладателями сокровища. (...) Радуйтесь!

 

ЗнАЙ, 547. Разве возможна самоотверженность без радости?

 

ЗнАЙ, 548. Можно радоваться, но в радости не уподобимся животным. В чём будет различие? Только в сознании. Животные не знают, зачем радуются, но мы знаем, чему радуемся.

 

ЗнАЙ, 570. Когда радость подвига наполняет чашу, тогда удача. Конечно, эта радость не имеет ничего общего с радостью телёнка, прыжками сокрушающего цветы. Радость подвига знает все труды и опасности, она переходит мост лишь однажды и сиянием ослепляет врага.

 

ЗнАЙ, 572. Явление радости в труде тоже есть явление особой формы психической энергии. Труд радостный является успешным в несколько раз.

 

ЗнАЙ, 613. ...Здоровье и радость живут в сознании Беспредельности.

 

ЗнАЙ, 618. ...Посылка печали несёт печаль, но посланная радость утверждает радость!

 

ЗнАЙ, 621. Залог Учения радость духа.

 

ЗнАЙ, 670. Как Беспредельность, неограничена стихия огня. Изучение свойств её составит радость жизни.

 

Бесп-1, 3. Радость есть сознание начинания уявления Наших Указов, явленных человечеству.

 

Бесп-1, 7. Может радость магнитным током привлечь из пространства радость. Но мысль мрака порождает наслоения тяжёлых туч.

 

Бесп-1, 35. Мы видим огонь даже в самом маленьком работнике, если в духе его живёт песнь нескончаемой радости труда.

 

Бесп-1, 58. Явление творческой радости живёт в сознании высших сфер и в духе высшей напряжённости на планете.

 

Бесп-1, 75. ...Не создавайте себе карму, изгоняя из существующей жизни радость разновидности.

 

Бесп-1, 82. Устремление к познанию родства элементов даст радость Бытию!

 

Бесп-1, 85. Естество Космоса утверждает радость в сердце людском, в сердце Космоса и в сердце Архата.

 

Бесп-1, 89. Мировые задания как огни радости, и тогда совершается творческая задача. (...) ...Радость пространственных достижений звучит как музыка сфер.

 

Бесп-1, 96. Когда мысль примет значение живой, осуществимой сущности, тогда мысль укажет человеку, где радость и где истина.

 

Бесп-1, 109. Ту ступень космического преображения, когда человек завершает земной путь, Мы называем космической радостью.

 

Бесп-1, 148. Только в вечном напряжении можно достигать ступени предназначенные, и боль принесёт радость.

 

Бесп-1, 150. Когда Уявляю, что боль лежит в основании радости, то Хочу явить страницу жизни Архата.

 

Бесп-1, 158. Совместно с уходящими условиями приток новых энергий творит новую жизнь. Явим радость беспредельному смещению. Когда Космический Магнит действует, мощно трансмутируя силы нужные для эволюции, явим радость смещению.

 

Бесп-1, 176. Эманации светоносных обликов дают радость и пищу духу.

 

Бесп-1, 184. Можно, истинно, явить радость космической, сокровенной силе!

 

Бесп-1, 289. Если бы человечество поняло, что радость устремления утверждается духом, то оно устремилось бы к духоразумению.

 

Бесп-2, 500. ...Когда предназначенное Братством должно завершиться, тогда радость ликует... (...) И так запомним – победа и радость!

 

Бесп-2, 506. Истинно, пространство звучит радостью, когда основы Бытия оповещаются.

 

Бесп-2, 508. Так Мы утверждаем священный союз сердца и ликуем, когда крылья сотрудничества расцветают напряжением радости, да, да, да!

 

Бесп-2, 510. Радость духа даёт все возможности.

 

Бесп-2, 562. ...Свершится предназначенное, свершится завещанное. Так нужно хранить радость будущему.

 

Бесп-2, 648. Благословенный завещал радость...

 

Бесп-2, 914. ...Радость Бытия притягивает дух к завершению.

 

Иерархия, 11. Когда провод радости идёт, тогда звучит музыка сфер.

 

Иерархия, 78. Так в прозорливости мы доходим до сознания радости каждому испытанию.

 

Иерархия, 81. Когда мы приходим к сознательному общению с тончайшими энергиями, то многое, что не находило места вчера, становится совершенно понятно сегодня. Так мы научаемся и радости, и спокойствию там, где вчера печалились.

 

Иерархия, 96. Будьте радостны. Будьте, будьте радостны не желанием, но устремлением духа. Будьте радостны не желанием ваших предков, но приказом всего сознания, чтобы создать ту же светлую нить, которая соединяет все миры. Будьте радостны не удачей дел, уже истлевших, но знамением суждённого и уже отмеченного в свитках Грядущего. Будьте радостны не желанием покоя, но возмущением стихий, ибо лишь возмущённая стихия будет служить вам, ибо нельзя понудить мёртвое оживлять живое. Так поймите, что радость есть особая мудрость, и не оставляйте огней Света над остатками трапезы.

 

Иерархия, 196. ...Как обозначается вступление на путь Служения? (...) Шестым [признаком] будет радость Служению...

 

Иерархия, 216. Редко можно слышать хохот Йога, ибо радость его не в раскатистом смехе, но в наполнении сердца. Именно, радость есть особая мудрость, не только по существу, но и по внешности.

 

Иерархия, 322. Так нужно радоваться космической битве.

 

Иерархия, 343. Не легко сердцу пламенному, но именно оно полагает себя за други своя, и об этом справедлива заповедь о блаженстве. Но радость – особая мудрость.

 

Иерархия, 348. Перед победою полезно радоваться. Будем радоваться и тем приобщимся к радости Владыки.

 

Сердце, 39. Сердца радость в устремлении кверху.

 

Сердце, 71. ...Разве радость приходит в легкомыслии? Там лишь похоть, но радость в торжестве духа. Торжество духа при утверждении незыблемых начал.

 

Сердце, 113. Так нужно как можно проще и радостнее отплывать к Острову Белому, как иногда зовём Наше Место.

 

Сердце, 178. Ту тягость неуважения к малым нужно заменить радостью наблюдения над разнообразием творений.

 

Сердце, 542. Много сведений дано, но нужно применить их. Не в унынии, не в сомнении, не в подозрении, но в радости о будущем прилагаются эти сведения.

 

Сердце, 579. Не молодо сердце человека, ибо сущность его бессменна. Кто-то обрадуется этой бессменности, в этом понимании вечная жизнь. Кто-то обрадуется, что и сознание находится на его ответственности. (...) ...Движение, ведущее человечество, не может быть зримо в каждодневности; потому и в этом объёме тоже найдём путь радости.

 

Сердце, 581. ...Не только терпение, но применим радость терпения.

 

Сердце, 598. Поручаю пройти с Нами через радость и горе, только в этом двуродном пламени творится сознание.

 

Сердце, 600. ...Обратимся к основанию Огненного Мира, постепенно научимся приближаться в торжественности и радости.

 

МО-1, 10. Так полюбим неожиданность как источник новой радости. Поистине лучший Огонь вспыхивает от радости.

 

МО-1, 20. ...О человеческом сознании, этот кристалл образуется медленно, но каждый миг наслоения есть пространственная радость.

 

МО-1, 47. Люди не должны довольствоваться ветхими обычаями; они должны научиться радоваться новому. Радость о новом уже есть крылья к будущему.

 

МО-1, 56. Радость и мужество необходимы, но без Огня эти качества не создаются. Рассудок может лишить всякой радости и тем закрыть врата будущего.

 

МО-1, 298. Народные сказания часто упоминают о вечных радостях и горях. Очень научно замечено о неистребимости радости и горя, посланных в пространство. Многие несут чужое горе и многие улавливают радость непринадлежащую, так нужно постоянно помнить о вечных посевах. ...Субстанция горя или радости нерушима, почти как огненное зерно. Полезно насыщать пространство радостью, и очень опасно устилать небеса горем. Но где же взять запас радости? Конечно, не на базаре, но около луча Света, около радости об Иерархии. Умножение горя есть одна из причин огненных эпидемий, но когда физиология научит людей значению ослаблений горестных, тогда начнутся поиски радостей. Постепенно утвердится скала радости, и начнётся торжество возвышенное, как самое здоровое. (...) Радость есть здоровье духа.

 

МО-1, 356. Нужно увеличить согласие и находить радость хотя бы о курочке, принёсшей яичко. Так и малым и великим закидаем врага.

 

МО-1, 357. Так будем рассматривать Мир Огненный как нечто исконное, неотъемлемое, явленное в мужестве и радости сердца.

 

МО-1, 385. ...Радость есть крылья Беспредельности. (...) Не удовольствоваться, но радоваться о вечном труде есть удел великого и восходящего.

 

МО-1, 471. ...Среди радости познаваем Мир Огненный!

 

МО-1, 522. Сказано: малого стоит улыбка богача, но бедняк, сохранивший улыбку, будет спутником Бога. Так народ понимает ценность улыбки среди забот. Советую понять, что число забот не может уменьшиться. Только так признаем, что радость есть особая мудрость.

 

МО-1, 561. Лучше приступать к труду с радостью, нежели с унынием. (...) ...Смысл основы радостной и торжественной сохранится во всех веках. (...) Агни Йог, прежде всего, не ипохондрик; он зовёт с собою всех сильных духом и радостных. Когда же радость теплится даже в самых трудных условиях, Агни Йог преисполняется несломимой мощью.

 

МО-1, 586. Радость духа освобождает от земных боязней.

 

МО-1, 607. Мысль о преображении сердца пусть будет источником радости. (...) Когда дано зерно огненное, нужно радоваться, что такая жемчужина носима нами по доверию самой Иерархии.

 

МО-1, 638. Сказано – «не войдите в Огонь в сгораемых одеждах, но вознесите радость огненную». В этом указании всё условие для приобщения к Миру Огненному. (...) Также и радость восхождения должна быть превыше земной. Она должна сиять и светом своим путеводить многим. Кто же может надсмехаться над радостью и над Светом? Крот не знает привлекательности Света, и только злой дух не понимает, что есть радость! Когда вы радуетесь цветам, когда углубляетесь мыслью в их чудесное строение, создание малого зерна, когда цените свежий аромат, тогда уже прикасаетесь к Тонкому Миру. Можно и в цветах земных, и в оперении птиц, и в чудесах неба найти радость ту самую, которая готовит к вратам Огненного Мира. Главное, не будьте умершими для красоты. (...) Не будет времени предаваться рассуждениям в миг перехода в Мир Тонкий, но озарение радостью может и должно быть мгновенно. Так сознание охранится именно радостью. Только нужно не терять часа здесь, чтобы научиться радости каждому цветку.

 

МО-1, 659. ...В радости создаётся удача. Но что же может утвердить неутолимую радость духа, как не сознание об Огненном Мире?

 

МО-1, 663. Чем же достичь удачи? Запомните – радостью. Не унынием, но радостью. Не допускайте мысли, что Мы раздумываем о возможности или невозможности удачи. Мышление может думать – хватит ли вашей радости, которая облегчает всходы? Мы всегда советуем радость. Нужно признать и вспомнить, что вы бывали удачны, когда радовались. Конечно, это не веселье телёнка на лугу, но творящая радость, которая преображает трудности. Игра Матери Мира в радости; она покрывает просвещённых радостью. Радуйтесь и среди цветов, и среди снега, тоже полного благоухания, – радуйтесь!

 

МО-1, Послесловие. ...Агни питается радостью, и мужеством, и терпением.

 

МО-2, 2. Прийти к сознанию, чтобы не умалять достижение признания закона, уже будет радостью духа. Понимать, как великие Планетарные Духи почитают дисциплину, уже будет радостью духа. Признать огненное существо в себе уже будет радостью духа...

 

МО-2, 110. Радость подвигу есть щит прекрасный. Вы уже знаете, как радостью и доверием переходили пропасти. Тоже нужно радоваться и второму приближающемуся подвигу. Не только мужество, но именно радость сделает вас неуязвимыми. Даже великие подвиги упрощались радостью и доверием.

 

МО-2, 143. ...Как прекрасно уметь радоваться добру. (...) И Мы радуемся каждому проявлению такой радости. Ведь чиста радость о Добре!

 

МО-2, 253. Ликование без основания не походит на мудрую радость, когда всё сердце вибрирует с Космосом.

 

МО-2, 258. Вы могли слышать, что мудрые люди иногда, в час опасности, восклицали – радость, радость! Не могло это восклицание означать лишь самовнушение. Они знали о сокровище радости и как бы хотели занять оттуда воспламенение чувств, необходимых для подвига. (...) Никто не может противиться радости подвига. Нельзя покоряться насилию, но радость есть завершение. Так будем растить её, как ценнейшие цветы, но не умалим её подозрением, что она есть иллюзия. Нет, мы знаем, как радость звучит трубою Кундалини. Мы не можем часто словами пояснить, отчего возникает эта радость-предвестница, но на легкокрылом луче Иерархии она посещает нас. Кто знает, из какой Беспредельности звучит призыв к радости? Кто же знает, что уже приблизилось время явления радости? Но закон непреложен, и потому радость есть особая мудрость. (...) Не видим, как растёт трава, но ощущаем след её. Так же и радость подвига.

 

МО-2, 280. Радость Учению, разве не будет она истинным украшением ступени? В каждой радости Учению уже заключается новое познание. Часто мы не можем выразить словами эту ступень, данную в радости. Она несомненна, и какая гора восходится молитвою радости! Ею утишаются боли, ею преуспевает труд. Никто и ничто не может препятствовать этой радости. (...) Пусть каждый радуется лишь красоте новой ступени.

 

МО-2, 303. Вот он, не знающий радости, – разве ему можно дать новое?

 

МО-2, 371. Когда мы касаемся правильного пути, мы ощущаем силу радости. Наше сердце радуется, чуя, что стремление правильно. (...) ...Когда сознание представляет себе истину, оно наполняется радостью. Такая радость уже будет мудрой, ибо она основана на Иеровдохновении.

 

МО-2, 376. Радость, когда можно утончить размышление.

 

МО-2, 393. Благодать каплет в чашу сердечной радости. Когда же может быть бóльшая радость, нежели при выполнении Поручения Братства?

 

МО-2, 425. Каждый путник, просвещённый мыслью о вечном пути, может идти с радостью.

 

МО-2, 427. Путь радостного подвига стократно короче, нежели путь плачевной обязанности. (...) ...Значение подвига нужно воспитывать в сердце как радость духа.

 

МО-2, 453. Можно радоваться каждой новой ступени жизни. (...) Никогда тёмные силы не одолеют радость единения с Иерархией.

 

МО-2, 470. Веселие есть залог радости. Мы знаем, как ценна каждая крупица радости, в ней ступень победы – виджайа!

 

МО-3, 2. ...Лишь немногие могут радоваться пути сияния, когда каждое помышление отдано Владыкам.

 

МО-3, 4. Так можно судить о временной тоске на земном плане как о преддверии великой радости.

 

МО-3, 7. Когда ученик познает в сердце радость пути, где терний нет, ибо всё претворяется в радость Служения, тогда можно приоткрыть Врата Великие.

 

МО-3, 55. Дерзающий знает, что радость духа заключается только в достижении.

 

МО-3, 68. ...Расставание с земной сферой всегда радость для духа, который познал свет подвига Служения. (...)

На пути к Миру Огненному запомним об отрыве от земной сферы с радостью Служения Свету.

 

МО-3, 94. На пути к Миру Огненному нужно преисполниться бесстрашием перед бездной. Окрылённый дух знает эту радость достижения.

 

МО-3, 96. Ощущение радости сопровождает преддверие Тонкого Мира.

 

МО-3, 103. Восторг духа и радость сердца дают те энергии, которые питают тонкое тело.

 

МО-3, 128. Можно представить себе радость духа, осознавшего созидание Нового Мира.

 

МО-3, 221. Дух огненный являет радость, отражая огнём тёмные явления.

 

МО-3, 239. Когда радость будущему живёт в сердце, тогда каждое преграждение есть лишь ступень к восхождению.

 

МО-3, 377. ...Бесстрашное сознание знает радость духа.

 

МО-3, 384. На пути к Миру Огненному устремимся к познанию радости Служению Великой Иерархии Света.

 

МО-3, 402. Способы нагнетения психической энергии очень многообразны. Мысль возвышенная или радость устремлённая... могут умножить явления психической энергии.

 

МО-3, 423. Ярко светит чистый Огонь, когда радость живёт о чуде.

 

МО-3, 424. Явление радости является результатом труда явленного. Радость великий помощник.

 

МО-3, 450. ...Состояние радости и восторга есть лучшая профилактика.

 

МО-3, 490. ...Радуйтесь сложению жизни.

 

МО-3, 491. ...Близок час, когда ненужная чешуя начнёт спадать и Мир Света начнёт нарождаться на радость.

 

МО-3, 499. [Для воспитания духовности нужно] научить радоваться именно возвышенно-прекрасному...

 

МО-3, 553. ...Страх перед надземными мирами самый вредный. Нужно его переменить на радость. Только весьма немногие поймут радость эту.

 

МО-3, 573. Миллионы лет не научили человечество радоваться о Добре, полюбить его как самое полезное.

 

МО-3, 597. Нужно поверх всех забот помнить, что путь долог и следует запастись терпением и мыслью о всём полезном в пути. Но следует такую необходимость уметь сделать для себя радостной. Без этого качества сердце будет всё-таки смущаться и тем обессиливать. Также следует познать, что мужество неразрывно с радостью. Ведь даже самый трудный подвиг не может быть унылым. Раб может работать в унынии, но огненный дух преображает всё пресветлою радостью. И тепло источается от радости. Но напомните, как радость, тепло и огонь живут в сердце. (...) ...Умейте сказать всем в самой доходчивой установленности о самом радостном.

 

Аум, 45. Нет большей радости и красоты, как утверждение существования Высшего Мира.

 

Аум, 113. Молитва должна быть радостна, ибо собеседование с Высшим Миром именно будет полно восторга и торжественности. Но такая радость будет особой мудростью. (...)

Много говорят о Самадхи, но многие ли испытали разные степени такого экстаза? Такая радость освобождает от всякого горя, потому путь такой радости есть путь Истины.

 

Аум, 127. ...Каждый учитель должен преподать Высший Мир как Высшую радость. Никто не назовёт радость насилием. Никто не будет осуждать приносящего истинную радость. Но сколько вдохновения нужно развить в себе, чтобы быть провозвестником радости! Если учитель достиг такой степени, он заслуживает всякого почитания.

 

Аум, 154. Можно радоваться, когда в земной жизни труд даёт высшую радость.

 

Аум, 159. Можно радоваться о том, что находит место в сердце, иначе говоря, о том, что любим.

 

Аум, 168. ...Явление радости особо утверждает Общину Духа...

 

Аум, 229. ...Радость улучшения... неразрывна с зерном духа.

 

Аум, 297. Какая радость отдать себя общему благу, не отвлечённому, но сознательному продвижению!

 

Аум, 319. Радость может зарождаться от необычности ощущений.

 

Аум, 326. ...Самая прекрасная песнь благодарности звучит в минуту радости. Но о такой радости кем-то была послана мысль. 

 

Аум, 349. Опыты над психической энергией доставляют радость.

 

Аум, 446. Не будет рождаться радость от саможаления...

 

Аум, 449. Рост мышления уже будет неизмеримою радостью.

 

Аум, 492. Не будем понимать познавание как нечто законченное, в этом ограничении мы утеряем радость Бытия.

 

Аум, 510. Такое творчество улучшения [труда] будет радостью работника.

 

Братство, 17. ...Поистине, труд может сопровождаться и радостью, и мыслью вдохновенною.

 

Братство, 20. Нужно успеть запастись радостью и испытать её в различных обстоятельствах и в разную погоду.

 

Братство, 60. ...Если человек радуется случаю приложить свои качества, он покажет расширение сознания. Затем придёт и следующая ступень радости, а именно о красоте симфонии качеств.

 

Братство, 85. ...Нелепо говорить о муках мыслителя или творца. Они не мучаются, но радуются. Впрочем, люди так своеобразно понимают радость! Для некоторых радость будет безмыслие и неделание.

 

Братство, 213. Сколько радости в чувстве, если можно восхищаться добром ближнего.

 

Братство, 222. Должна быть особая радость претворения прочитанного [Учения]. Каждый человек в течение дня может претворить что-либо из Учения – тогда придёт радость единения.

 

Братство, 301. ...Ценен процесс добывания знания. Когда-то философы приравнивали к высшему наслаждению такой процесс. Чем глубже он может быть восчувствован, тем больше радости.

 

Братство, 306. ...Ожидать сердцем – это уже предчувствовать. Много радости в таком чувстве.

 

Братство, 339. ...Можно отеплять сердца, чувствуя радость.

 

Братство, 349. Особая радость видеть, как совершается строение.

 

Братство, 437. ...Не страхом, но радостью держится Братство.

 

Братство, 495. Учитель не однажды говорил – радость! Но ученики недоумённо озирались – «где же она, радость? Небо тучно и повсюду грусть». Но поверх настроения Учитель предвидел радость.

 

Братство, 496. ...Не бросим работу, не отложим труд, но упрочим его качество радостью.

 

Братство, 505. Уметь возрадоваться Братству уже будет радостью мудрою.

 

Братство, 506. Мудрая радость проявится и при встречах суждённых.

 

Братство, 555. Радость в том, что постоянно нить сердца может быть в общении с самым Любимым.

 

Братство, 584. Новая жизнь есть сотрудничество и радость о Братстве.

 

Братство, 609. Утеря воображения есть отступничество от радости.

 

Братство, 610. О существовании Братства радуйтесь!

     

 

Радость о Братстве и Духовном Учителе

 

ПЕИР 19.07.1937. Суров путь приближения к Братству. Земные радости оставляют нас. Но на смену им приходят иные радости, гораздо выше и глубже, но до них нужно дорасти. Радость близости Белого Братства. Радость возможности сотрудничать с Ними. Радость постоянному расширению и углублению понимания жизни и действующих космических законов. Также не мала радость, получаемая от созвучных сердец ближайших друзей и сотрудников.

 

ПЕИР 16.05.1941. Путь совершенствования, путь Учения Жизни, истинно, не легок, но как он богат, как широк он и как все трудности его преображаются в лучшие достижения наши, когда мы идем, неся в сердце всерастущую любовь к Тому, Кто указал нам, где и в чем наша истинная радость. Эту радость никто и ничто не может отнять от нас. Радость расширения сознания, радость сотрудничества, радость любви и приближения. (…)

Любите Учителя! Любите в радости и еще больше в часы трудностей. В любви будем щедрыми дарителями, а не лавочниками, и тогда вся радость придет.

 

ПЕИР 04-05.1940. …Если бы Учение было усвоено и в сердце жило доверие к Учителю, то никаких тягостных недоумений, никаких душевных драм и не могло бы появиться. Правильно усвоенное Учение и любовь к Учителю приносят глубокую радость осмысленному жизненному пути и духовный восторг перед открывающимися беспредельными возможностями. Эта внутренняя тихая радость и есть наше единое неотъемлемое сокровище. Но почему так мало обладающих им? Ибо сознание и сердце, обольщенные и отягощенные земными миражами и преходящими ценностями, не могут воспринять вечных истин.

Без доверия невозможно никакое достижение, тем более духовное недоступно. Само бытие в основе своей имеет доверие, и ничто не может создаться и развиваться без этого связующего элемента. Доверие близко любви, и все в мире держится лишь любовью.

Далее Вы вопрошаете: «Учение должно же освободить и радовать человека, но почему я измучилась этою жизнью?» На это отвечу – ибо в сердце Вашем угнездилось сомнение и Вы утеряли доверие. Во втором томе «Листов Сада Мории», страницы 9, 10, сказано: «Пока дисциплина духа – оковы, заперты двери и по ступеням в оковах не подняться... Понимающий дисциплину духа поймет направление огня и дойдет до кооперации Общего Блага. Конец пути может быть освещен тысячью огней Общего Блага. Эта тысяча огней зажжет радугу ауры. Дисциплина духа есть крылья» (Листы Сада М. Озарение. Введение (опубликовано в другой редакции).

Всем тяготящимся дисциплиною духа я советовала бы не насиловать себя и временно отложить книги Учения и вести ту жизнь, которая кажется легче и привлекательнее. Насилием ничего не достигается.

Еще Вы говорите: «Я люблю еще конкретную жизнь, хочу читать лучшие книги всех народов, следить за искусством всех стран, хочу встречаться с людьми, которые мне дают импульсы для более активной духовной жизни...» В этих вполне естественных и законных желаниях я не могу усмотреть никакого противоположения принципам Учения Жизни. Никакое осведомление или просвещение не только никогда не возбранялось Учением Жизни, но, наоборот, даже поощрялось, ибо культивированный ум, конечно, скорее оценит значение и красоту предлагаемого ему знания в книгах Учения. Потому не вижу, почему, живя по принципам Учения, кто-то должен отказаться от приобретения широкого осведомления? Учение прежде всего настаивает на расширении сознания и на приобретении точных знаний, само являясь неисчерпаемым кладезем истинного познавания. Сталкиваясь с разными сознаниями, зрелый дух утвердится в правильной оценке Учения, малоопытный же если соблазнится легким достижением и миражом, то пусть не страшится этого, ибо не имеет ли он перед собою беспредельность? Ошибки, отступления и страдания, порождаемые ими, часто являются лучшими учителями. Учение предлагает путь кратчайший, но если кто-то предпочтет путь долгий, то кто может запретить ему испытать его? Кто может осудить его за это? Лишь сам он себе судья! Но, следуя своим путем, пусть предоставит близким полную свободу выбора, пусть прекратит всякие настояния, упреки и насилия. Каждый свободен, и не может быть однобокой (Сверху напечатано: односторонней) свободы. И в семье этот принцип должен быть соблюден.

Теперь Вы пишете: «Я думаю, что неправильно причинять человеку боль ради отвлеченной идеи, человек может развиваться постепенно». Под отвлеченной идеей, вероятно, предполагается «отвлеченность» Учения. На это должна ответить, что реальность Учения может проявиться, лишь когда люди применят его в жизни. Именно, беда в том, что во все времена большинство, не имея желания и силы духа приложить Учение в жизни, принимали его как нечто отвлеченное и недоступное для жизни каждого дня. Но все Учения без исключения являлись и являются именно самыми конкретными наставлениями для такого же конкретного приложения, и лишь духовная незрелость заставляет людей видеть в них какую-то отвлеченность. Учение Живой Этики указует устои, которыми мир держится, неужели же основы жизни могут трактоваться как нечто отвлеченное и нежизненное? Не прожить долго в доме, построенном на зыбучих песках. Итак, в Учении неоднократно подчеркивается, что нет никаких отвлеченностей, но лишь самые реальные, самые конкретные и неотложные указания для применения в жизни, чтобы тем скорее оздоровить тяжкую атмосферу, окружающую нашу планету и не пропускающую целительных лучей, идущих от Высших Миров. Что может быть конкретнее такого совета?

«Учение, которое ведет к истокам действительности, люди обычно называют мечтами» (22, ЗнАЙ). С Высшего Плана Бытия так называемая реальная, конкретная земнаяжизнь является миражом, ограниченной очевидностью, но не действительностью. Но, конечно, каждый мыслящий человек понимает, что все то, что сознание и ум наш не могут охватить или постичь, остается для нас в области отвлеченности. Потому можно сказать, что уровень сознания должен измеряться по степени и качеству понятий, признаваемых им как отвлеченности.

Также правильно, что человек может развивать свое сознание лишь постепенно и никакое насилие в этом процессе недопустимо. Дары нового сознания приходят, когда дух готов к принятию их.

 

ПЕИР 14.06.1947. …Храню в сердце формулу Христа: «Радость есть особая мудрость». Это было сказано после того, как Великий Владыка шепнул мне в период переживаемого мною большого духовного подъема: «Твоя радость уйдет». Истинно, радость моя тогда скоро ушла, и трудно, очень трудно было мне, ибо сознание мое не могло еще вместить величие радости надземной; много было недоумений, вопросов и недоверия к своим силам, но все эти фазы или ступени сознания необходимы для познания самой себя. Мудрое Водительство вело любовно и осторожно по этим ступеням, посылая предупреждения и редкие намеки, как вехи для облегчения нахождения, но не давая исчерпывающего ответа ни на одно недоумение, терпеливо выжидая, чтобы сердце почуяло и утвердилось само на правильном ответе и решении. Ведь лишь то, что выношено в недрах нашего существа, и пережито, и выстрадано, и огненно искуплено в глубинах нашего сердца, становится нашим неотъемлемым достижением и может слиться с нашим высшим Я. Лишь страданиями сердца и огненным восхищением духа можем мы восходить к радости неотъемлемой. Правильно не говорить о своих внутренних переживаниях с людьми, не приближавшимися к истинной духовной жизни. Именно, чтобы не расплескать, не утратить нечто невозвратимое, неповторяемое.

 

Надземное, 8. Если бы только люди осознали, в каком видимом и невидимом сотрудничестве они могут участвовать! Если бы люди осознали, насколько они могут преумножать силы свои в сотрудничестве с Братством. Если бы они хотя бы помыслили о сотрудничестве, которое может быть явлено в каждое мгновение. Но люди не только не приближаются мыслями к Братству, но и считают думы о Братстве смешными. Каждый может приложить свою силу в каждое мгновение, стоит только представить себе, что на высотах постоянно трудятся в помощь человечеству. Одна такая мысль уже создаст прилив энергии. Она продвинет сознание к служению человечеству. Она подскажет, что возможна любовь к человечеству. По земным условиям часто трудно представить себе возможность такой любви. Но пусть мысль о существовании Братства поможет раскрыть сердце. Тогда сотрудничество явится не как обязанность, но как радость. И капли пота, и священные боли будут венцом познавания. 

Не будем принимать слова эти как отвлеченность, ибо такое отрицание закроет лучшее вместилище – сердце. Каждая капля пота труда, каждая боль о человечестве живет в сердце.

Пусть будет слава сердцу вместившему!

 

Надземное, 358. Мыслитель настаивал на уважении к Учителю. Он говорил: «Во мраке ночи мы ищем Руку Водящую. Голос Руководителя есть радость. Но пусть это тяготение сохранится и во мраке, и при солнце».

 

Надземное, 21. Урусвати хранит озарение детства, что где-то живет Светлый Учитель. Только воспоминание о действительности может вызвать в детском сознании такое яркое представление. Наша радость в том, что можно видеть, как Наши соучастники от первых сознательных часов уже несут в себе представление о виденном ранее. Дух смутный и представит себе смутно, но дух, озаренный многими достижениями, сохранит ясное воспоминание. (…)

Путница Света идет неутомимо, несмотря на неладную обстановку детства, Укрепляясь внутренне, она, наконец получает Видение, напутствующее на подвиг. Мы радуемся, когда такой подвиг принимается не словесно, но горением сердца. Такое горение предвещает и озарение, и священные боли. Но только в принятии страданий и образуется зародыш мудрой радости. К ней не дойти без страданий. Но лишь около Нас нарождается и радость.

 

Надземное, 5. Не будем забывать, что Наша вибрация никогда не будет забыта испытавшими ее. В ней есть и радость, но и такая напряженность, что не каждое сердце выдержать может.

 

Надземное, 29. Для Нас понятие Учителя священно. Каждый из Нас имеет Учителя, и в этой лестнице ступени без числа. Стоять во главе планеты еще не есть завершение. И не может быть завершения, и в этом радость. (…)

Великая радость произошла бы, если знающие об Иерархии принесли бы свои светильники добровольно.

Добровольность есть Наш двигатель.

 

Надземное, 33. Урусвати радуется, когда замечает в ком-либо расширение сознания. Истинно, можно радоваться, когда совершается мировое приношение. Расширение сознания нельзя рассматривать как личное обогащение, в каждом таком очищении будет заключаться и Общее Благо. Мир приветствует каждый проблеск расширения сознания – это настоящий праздник. (…)

Мы любим отмечать каждую улыбку добра. И Наши ученики также умеют порадоваться милому слову о Братстве. Никто не может насильно преподать эту светлую радость. Никто не может приказать признательность. Только расширенное сознание укажет, когда можно сделать еще одно добро.

 

Надземное, 35. Гонимые научаются большему, нежели гонители. Все области тяжкого труда полны нахождений. Пробные камни раскинуты на всех перекрестках. Напоминаю об этом, ибо и Мы прошли между всеми пробными камнями. Мы забыли боль, и страдания обратились в радость. Сами мучители Наши где-то борются и восходят в трудах. Обитель Наша не могла бы существовать, если бы Мы вздумали угрожать мучителям Нашим. Закон Кармы протекает в непреложности.

Мы помним воплощения Наши. Мы должны помнить их не для себя, но ради всех встречных, о которых Мы положили не забыть. Явление путника среди земных путей сближает даже разнородных людей. Ожидание сроков, радость встречи, печаль разлуки, все человеческие чувства не исчезают. Кто вместе радовался или печаловался, тот не забывает на долгие века.

Урусвати помнит многие встречи. Чувство, порожденное ими, живо через тысячелетия. Такая память чувства может образовать расширение сознания. Огни чувства вспыхивают в полной неприкосновенности. Земные слова их не выразят, но сердце отстучит так же, как и тысячелетия назад. И сегодня будет сиять радуга над Христом совершенно так же, как тогда в пустыне. Также живет радость об Элладе. Так и северный Подвижник проходит близко. (…)

Среди внутренней жизни Братства нужно не забывать это живое чувство. Обитель Знания не может жить без чувства. Мысль знания и будет мыслью высшего чувства. Без него не будет и мучеников, и подвижников, и победителей.

 

Надземное, 562. Урусвати знает, что в Хрониках древних Мистических Братств повествуется о многих препятствиях, которые встречались на пути посвященных. Из этих записей можно видеть, что Братства были очень осведомлены в законах бытия. Учителя таких Братств предупреждали вступающих о неизбежности нападения сил тьмы. Явление ужасов не должно было смущать братьев, наоборот, они знали, что по мере восхождения нападения становились сильнее.

Много советов было преподано, как избежать смущения и сомнения. Даже существовал торжественный гимн, который надлежало петь во время особых гонений. Радость должна была выражаться, когда несправедливость обрушивалась на Братьев. Также указывалось, какое сочувствие должно окружать теснимых, их должно было приветствовать как получающих почетные знаки.

 

Надземное, 667. Урусвати знает, что Великие Учителя человечества подвергались жестоким гонениям. Эта истина настолько знакома людям, что они не любят, когда ее поминают. Но в то же время они готовы так же обойтись с каждым носителем добра. Кроме того, люди не терпят упоминания, что гонимые ими принимали это преследование с радостью, точно бы оно было каким-то удостоверением в подвиге.

 

ПЕИР 17.05.1938. …Тактика адверза веками используется Иерархией Света и заставляет врагов самих восстанавливать справедливость. Помните формулу из книг Учения: джинны строят храмы. Но, конечно, такой тактики нелегко придерживаться и ее приходится применять только из-за обычного отсутствия единения среди сотрудников и нерешительных усилий равнодушных помощников. Поэтому Вы можете понять, как мы ценим каждого истинного друга. Мы были тронуты проявленным нашими друзьями единодушием в решении продолжить борьбу за справедливость.

 

ПЕИР 21.05.1938. …Зная о тактике адверза, применяемой Великими Учителями в случае человеческой неблагодарности, мы испиваем вместе с мудрой радостью чашу яда, предложенную теми, кто имел наше доверие. Разве не Сказано, что радость есть особая мудрость?

 

ПЕИР 4.06.1951. Доверяйте, родные, и учитесь спокойствию несломимому. Трудности будут, но при твердости и мужестве все придет к необходимому результату. Говорю «необходимому», ибо именно «необходимый» результат бывает сокрыт от нас; мы ждем результата, который нам кажется лучшим, но лучший не всегда совпадает с необходимым для Великого Владыки. Жизнь очень сложна, и сотрудничество с Силами Света нелегко, но зато несравнимо прекрасно и совершенно иных измерений. Наша радость живет поверх земных страхов и сомнений, наша радость внутри истинного осознания нашей истинной жизни, полной проблесков духа и нашего космического назначения. Родные, помните о Доверии, о Радости и тем возрастите крылья мужества.

 

Надземное, 60. …Каждая добрая мысль скрепляет связь с Нами. И без словесных выражений, но только глубоким трепетом сердца достигает Нас добрая посылка. По неопытности могут быть ненужные обращения, но гармония и преданность устанавливают истинное сотрудничество.Мы радуемся, когда достигается степень истинного сотрудничества, тогда уже малейший знак понятен. Мудрая краткость выражений оценена, и можно сказать: "Наша радость – ваша радость".

Пока люди мечтают о магии, о колдовстве, о чародействе, – они не Наши. Для Обители нужно лишь сердце.

 

Надземное, 433. Мы вдохновляем полезные обороты бесед. Мы пошлем думу о новых открытиях. Мы незаметно предупредим о вредных заблуждениях. Радостно оказать помощь незаметно. Мы ценим, когда борцы смело отражают удары тьмы. Пусть люди иногда вспомнят, как их наставляли в Тонком Мире. Как приближались к ним Светлые Существа, и рост сознания позволял этим Наставникам подходить. То же самое происходит и в земной жизни.

 

Надземное, 597. Нам доставляет великую радость помогать каждому в его области. Но часто самая лучшая посылка летит обратно не принятая. У Нас велики архивы непринятых посылок, как на почте накопляются недошедшие письма. А ведь некоторые Наши корреспонденты могли бы быть уже осмотрительными. Зачем заслоняться сомнением и раздражением? Когда Мы говорим о Надземном, казалось бы, следовало насторожиться и ловить каждое слово.

 

Надземное, 604. Урусвати знает Нашу радость, когда можно помочь и дать добрый совет достойному деятелю.

 

Надземное, 275. В древности являли Силу Матери, представляющей силу энергии. Даже настойчиво требовали – Мать, помоги! Тем они вызывали напряжение энергии. (…)

Мыслитель [Платон – сост.] говорил: "Могу представить, как дойдет призыв к Величественной Матери! Одним движением Руки Она направит нашу скорбь в русло радости. В Спарте имеется храм смеха, можно многие болезни излечивать в нем. По счастью, нигде нет храма насмешки. Уберегитесь от кощунств".

 

Надземное, 605. Люди ищут общения с Нами, но первым ключом будет осознание внутреннего ритма. Можно глухим ухом слышать лучшую музыку и пение, и в сердце ничто не отзвучит, но чуткое сердце затрепещет в ритм гармонии. И лучше, и мужественнее, и сильнее станет тогда человек, и сделается он достойным сотрудником земного и надземного, и познает радость.

 

Надземное, 652. …Пусть каждый памятный день будет сопровожден радостною торжественностью. Чем труднее день, тем торжественнее нужно его осознавать.

 

Гр.А.Й. 1972 г. 507. Радуйтесь, дети. Радуйтесь близости часа. Радуйтесь свершению жизни. Радуйтесь грядущему Свету. Радуйтесь возможностям вашим. Радуйтесь бессмертию духа. Радуйтесь препятствиям и терниям Пути, разрывающим обувь. Радуйтесь Лучам из Твердыни. Радуйтесь приоткрытию Завесы. Радуйтесь сужденному счастью. Радуйтесь эволюции мира. Радуйтесь явлению Дальних Миров. Радуйтесь Иерархии Света. Радуйтесь Знамени Мира. Радуйтесь беспредельности познавания. Радуйтесь великому заповеданному будущему, когда Пастырь будет Один и стадо едино. Радуйтесь, радуйтесь, радуйтесь, ибо Великое Время идет.

    

 

Радость расширенного сознания.

Радость и осознание опасности. Радость и подвиг. Радость и творческий труд.

Радость Служения и даяния. Радость о будущем. Радость о Прекрасном, о музыке. Радость познания. Космическая радость

 

Надземное, 454. Не забудем, что тьма может покрыть даже очень светлые огни, но солнце заходит лишь, чтобы взойти. Так каждое космическое явление дает понятие о человеческом труде. Не нужно помыслить, что конец настанет, ибо нет конца; радость порождается из беспредельности.

Мыслитель утешал учеников тем, что радость беспредельна.

 

Надземное, 14. Много ждущих. Пусть они, прежде всего, услышат о трудностях пути. Пусть они ясно представят себе битву с тьмою. Пусть не мечтают избежать ее. Путь к радости не может быть легок.

Радость будет. О радости скажем, но теперь предстанем во всем доспехе духа.

 

Надземное, 333. Можно писать книгу о радости, но Мы предпочитаем дать проблески радости в связи с суждением о гибельных опасностях. Каждое рассуждение дается в известном ритме. Вы знаете, что многие тончайшие шелковые одеяния теплее, нежели одна меховая одежда. Повторность и наслоение дадут огромное накопление психической энергии, но наслоения должны быть в определенном ритме.

Не будет полезно заставлять работать лишь одну группу нервных центров. Изучение основ жизни многообразно, и шлифовка таких граней не может быть однообразной. Нужно понять, сколько сторон жизни пройдет перед человеком в течение одного дня! (…)

Не может быть одной радости, но будет несчетное множество радостей, и каждая из них затронет особое сочетание нервных центров. Пусть мыслят больше о ритме и многообразии.

Мыслитель утверждал, что каждое доброе деяние будет ритмично.

 

Надземное, 371. Урусвати знает, что земной путь есть путь опасностей и приготовлений к Беспредельности. Вот выступают три возражателя. Один спрашивает: «Где же обещанная радость? Столько говорилось о радости, чтобы теперь превратить ее в бесконечные опасности. Лишь ради радости мы слушали наставления».

Скажем: «Невежда, разве преодоление хаоса не есть радость? Разве внесение света во тьму не есть радость? Разве сознание служения не есть радость? Но если у тебя радость базарная, то не по пути нам с тобою».

Другой злобно заявляет: «Сами пребывают в безопасности, но нам оставляется какая-то опасность ежечасная».

Ответим: «Невежда, почему полагаешь, что Мы в безопасности? Явление относительности во всем. Наши опасности тебе невидимы, но не может быть жизни без опасностей. Нужно признать, что одна из самых высоких радостей рождается от сознания опасностей. Так человек может постоянно одерживать победы и радоваться».

Третий возражатель сомневался в Беспредельности. Ответим: «Невежда, окаменело сердце твое, если ты утерял радость о Беспредельности. Человек может познать, как он призван насыщать мыслью беспредельное пространство. Осознание безграничности мысли уже есть высшая радость. Вообрази, какой сад мысли тебе предоставлен, и радуйся познанию». (…)

Мыслитель говорил: «Сегодня мне показалось, что я ничего не знаю, – добрый знак, наверно, завтра узнаю нечто прекрасное».

 

ПЕИР 13.05.1931 и 18.12.1948. Радость борьбы есть основная нота Бытия. Через борьбу приходит мощь духа и великого бессмертия. Не преувеличивайте значение временных неудач, из всего извлекайте урок и готовьтесь, готовьтесь к великому будущему. Нет ничего сильнее человеческой воли, когда она направлена сосредоточенной силою, а какая же Сила стоит за нами!!! Ежечасно помните об этом и радуйтесь данному Вам подвигу! Все придет, все решено, все уготовлено, помогите лишь твердостью и преданностью Иерархии.

 

Надземное, 922. Мыслитель говорил: «В преодолении – радость».

 

Надземное, 449. …Робкий путник будет перечислять всякие опасности и внушит себе небывалые затруднения. Но истинный боец соберет все свои силы, чтобы отразить все возможные препятствия. Он знает, что опасность может быть и снизу, и сверху, и со всех сторон, но это не устрашает его. Наоборот, напряжение всех сил наполняет его радостью.

Великое чувство – радость готовности! Беспредельно такое сияющее чувство, оно озаряет всю ауру и преумножает силы телесные. Сильна мать, спасающая своего ребенка. Также силен готовый отражать все препятствия. В такой полной готовности потребуется соединение нескольких энергий. О таких чрезвычайных соединениях Мы и говорим, но люди не любят указаний о чрезвычайных опасностях. Пусть от ранних лет воспитывают в чувстве полной готовности – такое чувство будет победою над самостью.

Мыслитель совершал долгие путешествия с учениками. Он спрашивал их – взяли ли они с собою лучшее оружие? Они недоумевали – какое? Но Он отвечал: «Самое удобное для путешествия – полная готовность».

 

ПЕИР 17.05.1938. Давайте почаще сравнивать наше положение с положением миллионов страждущих, которые потеряли все, и благодарить за то, что рядом с нами и вдали от нас есть любящие сердца. Осознание Руки Ведущей, которая всегда будет держать щит над нами во время настоящей опасности, никогда не должно покидать нас. Часто многие опасности существуют только в нашем воображении. Мы сами создаем эти устрашающие призраки, которые парализуют наши лучшие устремления и ослабляют нашу ауру, открывая доступ всем видимым и невидимым дьявольским созданиям. Вера в Щит Великого Учителя, несмотря ни на какую земную очевидность, лучшая защита. Также мудро помнить, что, если сегодня была неудача, завтра может прийти радость. Процитирую из новой Книги:

«Великий Мыслитель говорил: "Стоит человеку воскликнуть – я несчастен! – и он немедленно умножит свои бедствия. Но сказавший – я счастлив, уже открывает врата счастью. Не думайте, что человек приказывает себе быть счастливым или несчастным. Явление гораздо глубже, и человек соприкасается с мощными силами. Он не успевает выразить своего настроения, как оно уже закрепляется в пространстве, – так мы зовем к себе Силы Высшие. Не будем неблагодарны и неблагоразумны". Мыслитель постоянно поучал учеников, чтобы ни единое слово не срывалось необдуманно» (Надземное, 218.).

Берегите Ваше здоровье и повторяйте как мантрам: «Радость придет». Я часто слышу это утверждение от Великого Учителя, и эти слова звучат в моем сердце. Ярое повторение такого мантрама принесет покой и восстановит наши силы. Вы, так прекрасно пишущая о любви, поймете, как я ценю тех, кто умеет любить.

 

Надземное, 741. Урусвати знает, насколько нужно уметь жить в радостной готовности. (…)

Нужно помыслить, что прежде всего следует соблюсти явление лучших вибраций. Радость дает такие вибрации, так же как и возвышенное устремление. Но люди часто неверно понимают возвышенное чувство, им будет доступнее чувство радости. Пусть они думают о добрых встречах; пусть они изберут наиболее радостные образы; пусть в тишине размышления люди найдут самые лучшие воспоминания. (…)

Мы всегда советуем сосредоточиться и найти силу хранить в тайне самые высшие нахождения. Рассыпать жемчуг легко, но собрать его утомительно. …Постоянное равновесие есть украшение Мудрого. Он соберет такие зерна среди каждодневного труда. Такой труд посеет в сознании радость и утешение против обид и несправедливостей. Подвиг утверждается прежде всего в радостной готовности.

Мыслитель всегда звал к познанию радости как высшего целения.

 

Надземное, 494. Урусвати знает, что во время опасности люди забывают даже самые спасительные советы. Даже воображаемая опасность уже лишает людей мышления целесообразного. (…)

…Они менее всего озабочены мировыми опасностями и более всего трепещут о своем бытии. Никто не может внушить им, что мировые бедствия сметут их очаг. Они никогда не согласятся, что опасностей для планеты больше, нежели для их дома.

Даже не принято обсуждать мировые опасности. …Пусть и в школах будут готовиться к возможным опасностям, но это знание не должно лишать род людской жизнерадостности. Каждый прошедший жизнь может сказать, что и в самой опасности есть зарождение радости.

Мыслитель знал, что радость зарождается во всех опасностях.

 

Надземное, 238. Урусвати знает, какое самообладание нужно, чтобы пребывать на бессменном дозоре. Попытайтесь спросить кого-либо, желает ли он остаться на страже без смены? Наверно, он ответит, спросив о конце. Но если вы скажете, что конца не будет и напряжение будет возрастать, то вряд ли найдется дозорный.

Между тем, Мы именно на бессменном дозоре. Мы приурочили все существование к состоянию дозора. Мы можем радоваться и печаловаться, можем производить испытания, можем углублять знание, не выходя из состояния дозора. Не может быть конца такому состоянию. Мы приобретаем неусыпность как в земном, так и в Тонком Мире. Мы можем сказать каждому стучащемуся о полной исполнимости такой задачи, но принять ее нужно добровольно.

Можем назвать многих деятелей, которые принимали такую задачу и несли ее радостно, даже принимая чашу яда. Можно назвать философа Сенеку, который при Нероне пострадал, но сознание его не смутилось.

 

Надземное, 57. Для всех решений нужно принять на себя ответственность. Люди всеми силами избегают ее, тем самым ненадежны такие воители. Мы испытываем каждого сотрудника, но мало кто принимает радостно такую задачу. Уклоняются и пытаются спрятаться, когда наступает час выявления. Пусть покажут, кто добр и кто зол. Пусть покажут, кто готов к действию и кто предпочитает ленивые сумерки, от них недалеко до тьмы.

 

Надземное, 98. Урусвати живет приказом – подвиг и мужество. Оба понятия должны быть воспитаны через утверждение примеров героев. Следует напомнить о героях, преодолевавших самые нечеловеческие задания. Нужно понять всю сложность условий, их окружавших. (…)

Не нужно думать, что все потенциальные герои дойдут до сужденного, ибо свободная воля нередко противится решению. Но если люди поймут, насколько Мы стремимся помочь их преуспеянию, они подумают, насколько полезно сотрудничать с Нами. Подвиг и мужество тогда загорятся и будут поняты как высшая радость.

 

Надземное, 125. Служение проявляется в подвиге, и он возможен в каждом состоянии человечества. Явление подвига есть радость Наша. Мы даем Путь, но идти нужно ногами человеческими – таков закон, данный Великим Спасителем.

Надземное, 130. Различие между бессознательными и определенными героями велико. Первые могут вспыхнуть ярко, но затем могут отступить, но определенные герои не отступят и продолжат путь, неся все накопленные веками пространственные познания. Они сумеют превратить познание в чувство и наполнить им свое сердце. Там, где преисполнено сердце, там совершается полет в Будущее. Суровое знание опасности лишь дает герою радость.

 

Надземное, 132. Лучше знать все трудности подвига, нежели воображать лишь облачное песнопение. Мы особенно подчеркиваем сторону трудную. Во-первых, чтобы не скрывать истину, во-вторых, когда человек испытает радость подвига, он поймет, что даже наибольшие трудности ничто в сравнении с величием озарения.

Даже мальчик, которого видела Урусвати, стремился к подвигу. Во всех областях такой труженик найдет радость.

 

Надземное, 607. Человек может ощущать радость, когда ничто не препятствует ему совершить прекрасный поступок. Обычно много соображений мешает даже помыслить о подвиге. Пусть человек мысленно совершает героические подвиги, из таких подвигов слагается светлая аура. Когда же упрочится этот свет, человек сможет привести в действие и свои мечты.

Не напрасно сказано, что каждая мечта когда-то претворится в действительность. Но нужно иметь большой запас таких дерзаний.

 

Надземное, 170. Нужно понять радость подвигу, которая живет в сердце Посланного на спасение человечества. Не убоимся назвать это служение спасением человечества.

 

ПЕИР 2.06.1934. Не думайте, дорогой Сотрудник, что ученики и служители Света следуют по пути, усыпанному розами, нет, путь их полон терний, и чем ближе к Свету, тем труднее, тем ответственнее становятся поручения. Путь Учения, путь Служения есть прежде всего путь самоотречения и самопожертвования, но радостен этот путь, когда в сердце горит любовь к Владыке. Все тернии обращаются в благоухающие фризии. Пример такого Служения и являет Н.К. Если бы Вы знали всю тяготу его, то, воистину, ужаснулись бы этой ноше непомерной. Но именно в нем горит такая любовь, такая преданность к Владыке Преподобному Сергию, такое устремление к принесению всего на Общее Благо, что он все принимает с великою готовностью и радостью. И разве не великая радость заключается в сознании исполненного долга перед человечеством? Какое прекрасное и мощное понятие заложено в исполнении долга! Герои все были носителями долга. И Вам, как воину, должно быть близко это понятие, потому я так верю, что Вы оборете все уныние, все нашептывания тьмы, все страхи и сомнения. Вы пишете, что Вы держите оружие в руках, потому, если в сознании Вашем это действительно оружие, а не только символ его, то и победите. Учение, понятое и примененное в жизни, есть вернейшее и самое необходимое оружие.

 

ПЕИР 24.06.1935. …Путь Служения, путь Подвига очень, очень труден. Избравший этот путь должен быть готов на всякое самоотречение. Препятствия и трудности возрастают по мере продвижения по Пути. Правда, он получает большее знание, но знание это в жизни приносит ему мало радости, не с кем поделиться, некуда приложить его, ибо ответственность возрастает пропорционально знанию. Кроме того, и само знание это создает ему завистников и предателей. Ведь темнота окружающая потрясающа! Тяжек путь подвига, и не может быть он облегчен, пока сознание человечества не получит сдвиг для новой ступени. На пути бывают тяжкие переходы, когда ученик предоставлен самому себе, когда он должен самостоятельно выявить всю находчивость, все умение свое, и даже Голос Учителя временно замолкает. Но истинный ученик в сердце своем несет радость и устремление, ибо он знает, что это новая ступень. В нем живет радость сознания исполнения долга, и всею силою духа он устремляется выполнить еще совершеннее данное ему поручение. Истинно в этом вся радость его. Труден Путь Служения, и тем не менее те, кто получили возможность несения подвига в жизни, ни за какие сокровища мира не отдадут этого венца. Ибо ничто не может сравниться с теми духовными восхищениями, которые становятся уделом подвижника. И удел этот тем ярче и прекраснее, чем богаче были его прежние накопления.

 

Надземное, 744. …Никто не сказал против желания героических самоотвержений; такие желания следует принимать как дерзания. Они как вехи восхождения. Явите радость, когда видите попытки дерзания. Они показывают, что человек никогда не впадет в равнодушие.

 

Надземное, 800. Не смешайте равнодушия со спокойствием. Спокойствие есть заря светоносная, но равнодушие – мрак беспросветный. Спокойствие есть улыбка радости, но равнодушие – кривая усмешка.

 

Надземное, 34. Урусвати стремится приложить на пользу каждый час, такое решение создается в Обители, где часов не считают. Можно ли при долговременности жизни устремляться к часам? У Нас нет земных часов, ибо труд не делится на искусственные меры. (…)

Мы всегда заняты и должны на свою ответственность решать, где нужнее и спешнее помочь. Сестра Наша из далеких времен усвоила способность всегда устремляться к труду наиболее полезному. Такое качество не может быть нажито скоро.Нужно в разных проявлениях утвердить его, чтобы оно сделалось источником радости. Источник этот пошлет избавление от раздражения. Мысль о труде в Беспредельности даст и устремление без последствий. Не будет мысли о прошлом, и в полете вперед сотрутся последствия бывшего. Так вихрь междупланетный даст бодрость и не нарушит радость расширенного сознания.

 

Надземное, 102. Лишь труд на пользу Мира даст равновесие. Труд дает и радость, и понимание Беспредельности. Он же даст и познание движения миров.

 

Надземное, 297. Урусвати знает значение труда. Называют труд молитвой, радостью, восхождением. Много определений существует этому напряжению психической энергии.

 

Гр.А.Й. 1953 г. 426. …Основным условием познания остается все тот же Завет: «Отвергнись от себя». В этом вся сущность самоотвержения. Этому самоотвержению человек учится на жизни, забывая себя в любимом труде. Счастье любимой работы есть благословение труженика. Труд не для себя, но для Общего Блага, и научившийся трудиться во имя его – на верном пути. Не словами произносимыми, но делами утверждает себя человек. И действие Общего Блага превыше всех прочих дел человеческих. (…) Просто и легко, забывая себя, устремляется человек по пути творческого труда, вкладывая в него все свое сердце. Велико значение труда в деле пробуждения огненных центров. И если труд отемненный, труд ненавистный, труд подневольный убивает огни и омертвляет дух, то радостный труд огненосен. Не как проклятие дан труд человеку, но как благословение. Труд поймите широко. Именно напряжение огненное, работу сопровождающее, даст нужную степень светимости. По степени этой светимости можно определить полезность и работы, и работника. (…) Нужно полюбить труд как таковой и можно приучить себя делать радостно всякую работу, даже скучную, даже неинтересную и даже чуждую духу. В этом – дисциплина труда. Убережемся только от работы человеконенавистнической.Радость в труде есть достижение духа. Будем трудиться светло и радостно, каков бы ни был самый труд. Лучше прожить тяжкую жизнь с песней, чем утопать в избытке в пресыщении омертвелом. Говорим о нескончаемой победной творческой песне труда. Труд – основа творчества. Творчество – цель и назначение человеческого духа. Творчество огненное – удел человека, и приходит к нему человек через труды земные. …Так малые искры трудового напряжения разгораются в огненные пламена пылающего микрокосма, творящего новые формы в пространстве Света. Сияюща цепь трудового подвига.

 

Надземное, 776. …Нередко люди впадают в отчаяние, полагая, что их труд не нужен, но они забывают, что энергия, порожденная трудом, представляет ценность космическую. Не может знать человек, где проявится его энергия и как и когда принесет благо. Может быть, сам деятель восчувствует это благо или принесет его на пользу ближних. Только бы труд был добрым по существу, тогда не отчаяние, но радость будет уделом деятеля. Можно привести много примеров, когда люди лишали себя радости, но ценность чувства радости еще не часто осознается.

 

Надземное, 798. Пусть он [человек – сост.] действительно прилагает все свои возможности, пусть он живет в неограниченном познавании. Такое разумное, отважное познавание даст истинную радость труда.

 

Надземное, 214. Урусвати знает, насколько не осознано человечеством понятие ритма. (…)

Истинно, труженик карма-йог без всякого насильственного напряжения знает радость ритма. Карма-йог трудится не потому, что его кто-то заставляет, но он не может жить без труда. Эта Йога очень связана с ритмом. 

К сожалению, в обиходе не часто встречается такое сотрудничество, самоизвлекающееся и неисчерпаемое. Лишь ярко выраженный ритм сливается с такими же созвучиями во всех земных странах; получается своеобразная взаимопомощь. При незримости такая помощь будет истинной гармонией.

 

Надземное, 706. Дух есть известное качество материи. Потому Мы твердим – не удаляйтесь от земной жизни, и в ней можно найти духовные радости, и радость нужна для надземных чувствований. Особенно нужно заботиться о трудящихся, чтобы правильный ритм труда порождал в них радость сердца. Самый малый труженик может быть великим сосудом радости, если он коснется вибраций Надземных.

 

Надземное, 363. Урусвати знает, что одна из самых светлых радостей рождается в труде. Казалось бы, эта истина должна быть известна всем, но труд снова оказывается ярмом, и люди мечтают о каких-то праздниках.(…)

Пусть каждый отдаст себе отчет, какой труд для него будет праздником. Пусть каждый проверит себя, на каком труде умножаются его силы. Отдых – в смене труда. Да, да, да, люди еще долго не поймут, что отдых может быть в смене труда.

 

Гр.А.Й. 1954 г. 338. Будем на страже всегда, пребывая, как натянутый лук, в напряжении. Эта напряженность сознания нужна для того, чтобы центры не затухали. В труде напряженном, постоянном начинает человек светиться. В одури ничегонеделания гаснет и понижается жизнеспособность его вследствие потушенных огней. К сожалению, никто еще достаточно обоснованно и научно не доказал, что основой долголетия является труд ритмичный и постоянный. Ровно горящее пламя трудно потушить. Бездельник не может иметь долголетия. Для возжжения огней труд будет необходимым условием. О творческом напряженном труде Говорится: труд согбенный и рабский одуряет и отемняет. Найти радость в труде будет для ученика решением пути. Эту радость он несет в сердце, вкладывая ее в порученный труд. Радость не в труде, но в сердце, которое труд огнями своими озаряет. Страна трудовой радости на путях космических первая преуспеет. Так не будем трудиться, как рабы нанятые, но как сотрудники Света и радости пространственной. 

 

Надземное, 844. Урусвати знает сущность труда. Мы утверждаем труд как мировую ценность. Мы называем труд источником целебного ритма. Мы твердим, что труд дает истинную радость труженику. Мы полагали труд в основу семьи и государства, но теперь следует добавить еще самое значительное качество труда: он дает радость не только самому труженику, но и кому-то уявленному.

Каждый труд, несомненно, дает кому-то радость. Такая радость может быть не велика, но может быть огромная. Явление вселенской радости будет тоже следствием труда.

Не забудем, что в Надземном Мире такая радость нетленна. Она создает признательность. Такое соединение вибраций поможет путнику в надземном странствовании. При этом особенно нужно обращать внимание, что такая признательность будет безличной, и самое чистое чувство сопровождает труженика как на Земле, так и в Надземном Мире. Он не будет знать тех, кто ему благодарен, тем ценнее будет безличное, явленное самоисцеленное представление на лестнице восхождения.

Сотрудничество ценно, когда оно укрепляется утверждением преданности. Так поймем труд как явление соборной радости.

Мыслитель завещал труд как радость надземную.

 

ЛСМ-Зов, 6.11.1921. Бог знает все миры, люби и твори, и вся радость придет.

 

Надземное, 569. Урусвати знает радость любования совершенством качества. Можно любоваться величием Природы; можно любоваться самоотверженным подвигом; можно любоваться высоким качеством произведений; можно любоваться стройностью машин; можно любоваться всюду, где выявлено высшее качество. Такое восхищение будет одним из самых неэгоистических чувств.

Людям дан прекрасный дар не только творить, но и восхищаться качеством. И богач, и бедняк, и владыка, и нищий одинаково могут восхищаться, и такая радость образует как бы целительный купол над многострадальной Землею.

Люди справедливо ужасаются количеством мерзостей, отравляющих Землю. Они спрашивают, чем покрыть такие язвы человечества. Одною из самых верных мер будет радость. Она есть лучшее противоядие, как физическое, так и психическое. По счастью, никто не лишен радости.

Светла радость о высоком качестве. Не самость, но Общее Благо рождается в мгновение зарождения радости. Мы живем этою радостью. Природа и творчество дают неисчерпаемые радости, иначе ужасная Битва покрыла бы все мраком.Спросят о Внутренней Жизни Нашей, – она не только в трудах, но и в радости.

Мыслитель знал целительное свойство радости. Он учил: «Даже раб последний не лишен радости мироздания».

 

Надземное, 937. Люди не мыслят о качестве своего труда. Они не могут признать радость творчества. Оно для них может казаться оковами. Они не могут полюбить каждодневный труд и не видят духовного восхождения среди бытового делания.

Никто не сказал им, какие крылья ткутся в великом делании!

 

Надземное, 792. Урусвати знает, насколько губителен червь недовольства; от него увядание, усыхание и умирание. Неразумные скажут: «Как же осуждать недовольство, когда заповедана неудовлетворенность?» Отвечайте: «Неужели не умеете распознавать различие между недовольством и жаждою усовершенствования? Радость рождается от стремления к совершенствованию и скорбь от жалкого недовольства».

Многие погибали в пучине мучительного недовольства. Они пресекали свой путь земной и надземный. Деятель радуется тому, что он человек. Эта человечность учит его, что в любом состоянии он может приобщиться к великому движению. Он действует мысленно и уже тем может продвигаться на пути.(…)

Ярая радость пусть сопутствует человеку, нашедшему движение преуспеяния.

Мыслитель указывал, что радость заповедана счастливому искателю, но человек должен весело полюбить искания.

 

Надземное, 305. Наше указание о необходимости изучения мастерства есть скорейшее приближение к служению. Добровольный мастер легче всего согласится на постоянное служение в виде совершенствования. Только мастер не нуждается в часах, ограничивающих его труд.

Наша жизнь есть добровольное мастерство, не нуждающееся в ограничивающих часах. Можно и на Земле почти забыть о времени, так служение будет радостью.Утверждаю, что и к такому сослужению можно начать готовиться в любом состоянии. Человек может признать жизнь как нечто важное и ответственное, для этого не нужно быть каким-то мудрецом. Можно привести примеры, как простые земледельцы бывали близки понятию служения. Утеря понятия служения обратила земное бытие в рабство и безумие. Но сроки приближаются, когда невольно люди начнут искать смысла жизни. Они в научном толковании начнут твердить об эволюции. Но затем познают, что их отношение к жизни должно быть служением.

Мыслитель учил, что понятие служения есть решение задачи жизни.

 

Надземное, 477. Урусвати знает, что понятие учительства должно быть развиваемо в людях от ранних лет. Каждый человек может кого-то чему-то научить, и он должен уметь это сделать. (…)

Не следует смотреть на такое служение как на скучную тягость, наоборот, пусть каждый научится радостной отдаче, только в таком давании рождается истинная радость.

Мыслитель учил: «Каждый может служить ближнему, каждый может отдавать, если даже у него нет ни единой вещи. Как славно деяние, которое не может истощиться».

Надземное, 650. В оказании помощи имеет значение и своевременное ободрение. Оно ценнее многих видов помощи. Ободряющий передает часть своей энергии, и такая раздача лучшего достояния ценна. Пусть все, кто хочет мыслить о Надземном, прежде всего познают радость помощи. Прекрасна такая радость, и она принадлежит вовсе не одним богачам. Совет может поднять бедствующего, и каждый может поделиться своим знанием. В таком благом напряжении помогающий приобретает новую силу и находчивость. Будет благословенна сердечная помощь.

Мыслитель поучал: «Учитесь помогать, эта наука благословенна».

 

ЛСМ-Зов, 15.10.1921. Мочь помочь – счастье.

 

Надземное, 691. Великие следствия начинаются от малой искры. Тончайшее сотрудничество ткется не принуждением, но радостью. Во что превратился бы Наш труд без добровольного сотрудничества? Одинокий деятель не может поспеть во всех мирах. Прекрасно, когда без призыва друг спешит на помощь и продолжает спешную работу.

 

Надземное, 138. Мысль о свободе сил духа может принести творческую радость. Мы не жалеем о прошлом.

 

Гр.А.Й. 1953 г. 474. Душу свою боящийся потерять заблуждается. Не душу теряет, но ярую самость личности, с тем чтобы индивидуальность могла вспыхнуть всеми огнями накоплений. Други Мои, можете ли назвать хотя бы кого-нибудь, кто утерял, приблизившись к Учителю? Все приобрели, и все приумножили. Правда, не банковский счет и не звонкую монету, но приумножили явно и плодоносно. Приумножение это выражается не только видимо, но и в измерениях иных, глазу и сознанию не доступных, не видимых вам, но видимых Мне. Ауру, упорно растущую и расцветающую новыми энергиями и огнями, Вижу и Радуюсь росту цветка духа. Радуюсь и Говорю: «Друзья, если пребудете со Мной до конца, то радость ваша будет углублена новым пониманием чудесного процесса раскрытия огненного цветка духа». Учитель Озабочен тем, чтобы раскрытие происходило гармонично и закономерно, без ненужных скачков и неуравновесий. Равномерное прямолинейное движение лучше всего выражает твердость и непреклонность сияющего пути. Путь нам предстоит ещё долгий, и Я Должен вооружить вас на все случаи пути. Но одно Могу шепнуть ныне: самое яркое воображение ваше не в силах изобразить красоту и широту предстоящих нахождений. Настанет когда-то час, и сознание спело пожнет плоды пути кратчайшего и труднейшего. Неверно будет думать лишь только об одних горях, трудностях и отягощениях. Ведь цель всех их – радость и обретение вещей несказуемых. И вы, скованные по рукам и ногам железными условиями жизни, знайте, что огненные крылья ваши растут, для того чтобы летать свободно и светло в безграничных пространствах Света. Это здесь вы – узники плотного мира, но там вы свободны. Каждая капля огорчений и нагружений собирает сок огненной энергии – двигателя духа в просторах Тонкого Мира. И те, злобствующие, сидящие, и самоудовлетворенные, и пресыщенные благами жизни земной, крыльев, увы, не имеют и не будут летать. В борениях духа и трудностях и в беспросветности сгущенного мрака не надо забывать другого полюса бытия, царства духа, царства свободы и Света, к которому ныне готовите себя.

 

Надземное, 529. Урусвати знает, сколь велика радость уметь жить в будущем, такая жизнь может быть названа эволюционной. При этом нужно научиться не унижать прошлое и понять, что настоящее не существует – или было, или будет.

Нелегко перенестись в будущее как в реальность. Люди не умеют мыслить о будущем, ибо боятся его. Они страшатся, что будущее наступит без них. Они не желают вдуматься в непрерывность жизни…

У Нас особенно радуются, когда замечают уменье перенестись в будущее. Такое устремление подобно закидыванию якоря, который поможет приблизиться к спасительному берегу. Основа Братства лежит в устремлении к будущему. (…)

Мыслитель жалел тех, кто не мог радоваться о будущем и не умел взирать вверх.

 

Надземное, 135. Мы знаем мощь возвышенной мысли. Мы собираемся, чтобы сообща помыслить о самом Прекрасном. При этом Мы не задаем себе один образ, но каждый избирает самое прекрасное, близкое ему. Создается симфония, приближающая музыку сфер. Эти аккорды звучат как победные трубы, они вмещают в себе столько созвучий, что слышание их уже возносит сердце к радости.

Среди самых тяжких столкновений помните о Прекрасном. Как панацея, может Прекрасное укрепить сердце труженика. Помните, что не только вам советую, но и в Нашей Обители тоже такое послание блага применяется. Каждый имеет свои опасности и печали, но радостно знать, что защита едина.

 

Надземное, 783. Мыслитель указывал: «Живите в мечте о Прекрасном, получите радость и любовь».

Рерих Н.К. Радость творчества. …Стремление к Культуре – высочайший долг и радость человечества.

 

Надземное, 557. Урусвати знает, что тонкое тело питается добрыми деяниями. …Тонкое тело крепнет от всего возвышенного, потому добрые мысли и деяния так полезны.

Также искусство приносит мгновения высшей проявленной радости, такая пища для тонкого тела самая питательная. Когда древние речения напоминали о питании воздухом, они имели в виду воздействие добрых сочетаний на тонкое тело.

 

Надземное, 151. Учитель поощрял хоровое пение, ибо оно – сильнейшее средство для вибраций гармонии. Но Учитель не настаивал на этой прилагательной стороне музыки и пения. Он лишь звал к радости и вдохновению.

 

Надземное, 324. Урусвати знает, что человек познается в каждодневном обиходе. (…)

Мы прежде всего ценим достижения гармонии среди обиходной жизни. Большая часть жизни протекает среди обихода, и нужно наблюдать человека, как он проходит испытание обихода: может ли он сохранить гармонию дома, может ли устоять против мелких раздражений, сумеет ли избежать скуки? Много тайных условий хранит обиход, но нужно в них найти ту радость, которая вознесет в надземное бытие. Пусть люди помнят, что они слагают свое достоинство среди обихода, такое достижение будет прочным. Мы радуемся гармонии жизни, но каждый день уже есть камень такого здания. Полюбите труд, он есть замена времени.

Разве можно представить Нашу жизнь, если не осознать обиход, полный гармонии? Не дни, не годы, но череда радостей труда, только это состояние восхищения дает силу прожить, не замечая времени. Но у Нас имеются и другие радости, которые могут быть доступны труженикам. Напряжение труда приближает к музыке сфер, но обычно люди не замечают зачатков ее.

Так Мыслитель поучал, насколько нежданно начинает звучать пространство: «Не человеческим мерилом определить, как становится доступно звучание надземное».

 

Надземное, 881. Учение в школах не дает ясного представления о постоянном познавании. Редко учитель умеет зажечь радость познания.

 

Надземное, 173. Даяния истины невесомы мерами земными. Но велика радость, что такие даяния произошли. Они научают человечество устремлению к обновлению сознания во всех веках.

 

Надземное, 214. Люди горюют, когда идеи их подхватываются и используются. Но, в сущности, каждое распространение полезных идей должно радовать. Но до такой радости большинство не доросло.

Мыслитель говорил: "Идеи легкокрылы. Радостно выпустить птицу из клетки. Пусть будет также радостно выпустить и идею спасительную. Мысль должна напитывать пространство, иначе люди будут без возможности продвижения. Освободим идеи от всех тенет и всех оков. Не будем ждать тюремщиков, но сами поможем освобождению".

 

Надземное, 419. Ленивцы скажут – стоит ли столько трудиться над тем, что будет забыто? Эти возражатели не знают о наполнении пространства. Ведь оно может преисполниться такой мысли, что люди будут получать воздействие и без слов. Таким образом, труд личный обратится в пространственный. И не будет утомления, которого не может быть при работе пространственной.

Учитель должен убедить ученика, сколь много радости в труде наполнения пространства. Нужды нет, что слушатели обнаружат признаки забывчивости, ведь поверх их живет пространство, и каждая полезная мысль в нем будет как цветок прекрасный.

Мыслитель говорил: «Будем садовниками, и пусть растут цветы вечности».

 

ПЕИР 17.05.1938. Вы обладаете той искренностью, нежностью и заботливым отношением, которые так редко встречаются, но именно эти качества придают красоту и радость жизни. Должна признаться, что я слишком чувствительна к грубости и так называемой невоспитанности и чувствую себя несчастной, если окружена разъединением и раздражением.

 

Надземное, 162. Учитель [Христос – сост.] вовсе не желал видеть всех в одинаковой нищете. Учитель, наоборот, посылал советы, что даже при малом достатке можно иметь чистую радость без зависти к соседу. Учитель мог побыть с бедными и богатыми, и везде Он был одинаково добр и полон желания помочь. 

 

Надземное, 194. Мыслитель говорил ученикам: "…Пусть народные судьи и вожди совершают многие странствования, прежде чем брать на себя ответственность судить сограждан. Пусть судьи поищут – многие ли люди живут в радости и каковы источники их довольства? Истинно, пусть меня назовут врагом народа, но не перестану утверждать, что судьи должны быть знающими и честными. Можно угадывать уровень всего народа по его судьям. Где подкупны судьи, там продажна душа народа. Нельзя жить там, где связана мысль. Может быть, там грабители на большой дороге окажутся честнее, нежели двоедушные судьи?

Не утешайтесь тем, что в притонах позора горят яркие огни. Пусть зрячий рассмотрит, что там творится. Поищите радость, но не удивляйтесь, если найдете ее в хижине.

Слушайте, люди дойдут до такой бездны, что распнут лучшего".

 

Надземное, 582. Народ учится на невзгодах. В истории человечества нет преуспеяний в спокойных периодах. Каждый народ-победитель умеет быть и подвижным. Мысль такого народа открыта к новым смелым нахождениям. Суровость обихода направит народ в будущее. Радостно помочь там, где и среди бедности растет стремление к служению.

 

Надземное, 522. Урусвати знает радость о Вселенской Справедливости. Многоразличны наименования этого закона у всех народов. Каждый по-своему называл – Карма, Мойра, Фатум, Кисмет, так люди понимали рок. Одни чуяли его радостно, другие мрачно, но никто не отрицал существование закона, который проявлялся во всем Космосе. Разумность такого двигателя указывает на стройность мироздания.

 

Надземное, 578. Урусвати знает, что мысль о вечности не есть мрачное напоминание о смерти. Пчела влетает в жилье, и человек пытается выпустить ее на волю. Так и говорят – выпустить на волю, пусть летит на волю. Не то же ли самое и с человеком? Он здесь в неволе, а там на воле, – значит, радость там. Но мысль о вечности дает и радость здесь. Кто мыслит о значении жизни, о перелете через земные препоны, тот умеет радоваться.

Невежды полагают, что возвышенная мысль есть символ печали и скуки, но человек, приобщившийся к познанию, будет жизнерадостным. Даже если он вспомнит об ошибках своих в прошлом, он порадуется, понимая, что осознание ошибок уже есть верный путь к изживанию заблуждений.

Кто-то удивляется – можно ли в трудные дни говорить о радости. Но радость есть крылья для перелета через пропасть. Когда человек дошел до непроходной стремнины, он не может обернуться и должен перелететь, чтобы оставить позади опасную границу. Счастье, что человек всегда имеет при себе крылья радости. Красота мироздания помогает вызывать из глубины сознания все искры радости. Вот и еще страница Нашей Внутренней Жизни.

Мыслитель указывал на звезды как на Искры Радости.

 

Рерих Н.К. Твердыня Пламенная / Твердыня Пламенная (1933). Не для слез и отчаяния, но для радости духа созданы красоты Вселенские. Но радость должна быть осознана, а без языка сердца где же раскинет радость светоносный шатер свой? Где же, как не в сердце, твердыня радости?

Осознавший область сердца неминуемо пристает к берегам творчества. Как бы этот путник духа ни выражал свое творительство, оно будет в основе своей тем же единым самоцветным камнем, о котором поют все лучшие сказания человеческие.

 

Гр.А.Й. 1969 г. 413. Излучения ауры, насыщенные всевозможными переживаниями, настроениями, эмоциями и состояниями человека, заключают его в так называемую аурическую скорлупу, которую он должен пробить, если хочет выйти на пространственный простор. Процесс не из легких. Так, например, к пространственной радости нельзя приобщиться, если этого не сделать. В Завете «Отвергнись от себя» заключается Указание на освобождение из аурической скорлупы. 

 

Надземное, 526. Люди полагают, что голубое небо пусто, но наука уже знает о наполнении пространства. Неужели эта аксиома так трудна?

Вы слышите крики ужаса, но иногда и восклицания радости. Чаще доносятся вопли ужаса, ибо в этих выражениях люди устремляют свою наибольшую энергию, в радости люди слабее.

 

Надземное, 443. Урусвати знает не только космическую радость, но и космическую печаль и космическую тревогу. Космос живет, и проявления его жизни будут отражаться и среди земных чувствований. Можно ощущать личные переживания, можно тревожиться земными потрясениями, но, кроме того, неизбежны будут чувствования космические. Они не касаются жизни человеческой, они могут не предвещать землетрясений и прочих несчастий планеты, и, тем не менее, чувствования будут отражаться на чутком сердце.

 

Надземное, 488. Чуткие люди знают, как быстро сменяются химизмы. Нельзя сказать, чтобы химическая волна продержалась целый день. Даже на коротких промежутках можно ощутить чувствительные смены, не только психические, но даже и физиологические. Так, нередко человек ощущает быстрые смены жара и холода. Он может почуять смену каких-то ароматов, может почувствовать преходящие боли. Он может ощущать задержку или проявление мышления. Он может заметить колебания чувствительности.Многие проявления радости или тоски могут сопровождать химические волны. Учитель должен уметь подготовить учащихся к сознательному восприятию многих проявлений Лаборатории Мира.

Мыслитель учил: «Мы должны постоянно ощущать около себя провода Божественной Силы. Иногда она сковывает нас, но нередко дает и крылья. Величие Мира окутывает нас прекрасными покровами».

 

Надземное, 686. Исследование пространственное не может разочаровывать, ибо каждое мгновение может дать радость открытия. Не будем поспешны, взвешивая следствия таких находок, и нашедший, и истолкователь встречаются на Надземных путях.

Мыслитель понимал красоту таких Надземных встреч. Они не случайны, и причины их прекрасны.

     

 

Радость о Надземном Мире

 

Надземное, 41. …Велика радость, когда сознается не только Братство, но и связь с Тонким Миром.

 

Надземное, 765. Мыслитель говорил: «Радостно сознавать, что мы находимся в постоянном сотрудничестве с Надземным Миром».

 

Надземное, 786. …Следует напомнить, что люди всегда окружены надземными влияниями и не умеют различать их. Потомунужно с молодости напрягать свое общение с Надземным Миром и делать это радостно, как прекрасный труд.

 

Надземное, 324. Напряжение труда приближает к музыке сфер, но обычно люди не замечают зачатков ее.

Так Мыслитель поучал, насколько нежданно начинает звучать пространство: «Не человеческим мерилом определить, как становится доступно звучание надземное».

 

Надземное, 924. Урусвати познала Тишину Звучания. Великие явления происходят в тишине. В то же время сказано, что тишина может быть громче грома. Нужно различать тишину живую, полную созвучий надземных, и тишину мертвую, когда пресечены провода Высших Миров. (…)

…Звучания тишины как мощные аккорды звучат, наполняя все Сущее; радость живет в таких созвучиях.

Нужно прислушиваться к начальным звучаниям. Иногда они наполняют пространство, как струна звучащая; иногда они подобны хорам многоголосым; иногда они схожи с величественной симфонией, но иногда можно слышать Песнь одного Голоса, – так можно воспринимать Музыку Сфер. Каждое мгновение пространство звучит особым ритмом.

Мыслитель, среди беседы, иногда умолкал, прислушиваясь, и добавлял: «Как прекрасно звучит Мир Надземный».

 

Надземное, 366. …Вся жизнь надземна, ибо она напитана тонкими энергиями.

Будет время, когда люди будут заставлены обратиться к тонкому миросозерцанию. Уже невозможно отклонить эволюцию, сложенную самим человечеством. В данном случае, и такая эволюция, в конце концов, послужит на пользу, получится своеобразная тактика Адверза. В своей технократии человек загонит себя в такой тупик, что ему останется лишь прислушаться к радости Тонкого Мира.

Можно записать пророчество, что если люди минуют катастрофу, то они обратятся к утончению жизни. Тогда наступит время сближения двух миров.

 

Надземное, 329. Представим себе человека, знающего пользу добра и понимающего мощь мыслетворчества; кроме того, человек должен признавать жизнь потустороннюю, и не будет он жалеть о Земле, ибо знает о возвращении в плотное существование. Такой человек может заснуть спокойно и, не теряя сознания, очутиться в потустороннем мире. Он не будет чувствовать боли, ибо его тонкое тело не будет отягощено несовершенными преступлениями и в мыслях, и он не будет подавлен и скоро поймет все окружающее. Он изгонит страх, ибо поймет, что мысли есть прочный щит. (…)

Ныне такой человек помыслит о Тонком Мире как о состоянии радости, и в такой мысли человек сотворит свою будущую радость. Утвердит человек свои бывшие познания, ибо, если он не захочет вызвать их, они не войдут в его сознание. Пусть это очень помнят люди и поймут речение: «Хотящий принять – да примет».

Мыслитель напоминал это, ибо люди сами лишают себя своих достижений.

 

Надземное, 792. Пусть каждый сознает, что Надземный путь не может быть путем недовольства. Тернии превращаются в розы, когда путник полюбил прекрасную даль. Никто не может запретить стремиться к Надземному Миру, чуя, насколько он прекрасен для тех, кто сумел к нему обратиться. Ярая радость пусть сопутствует человеку, нашедшему движение преуспеяния.

Мыслитель указывал, что радость заповедана счастливому искателю, но человек должен весело полюбить искания.

 

Надземное, 600. Урусвати знает качества соучастников в познавании Надземного Мира. Они твердо понимают реальность этого мира. Они знают, что должны непрестанно учиться. Они сознают, что каждое человеческое действие вызывает созвучных жителей Надземного Мира.

Некоторые даже не понимают, как глубоко должны внедриться эти качества в природу человека.(…)

Люди, не признающие действительности, лишают себя самой возвышенной радости.

Мыслитель говорил: «Где будет школа, которая научит людей радости?»

 

Надземное, 823. Урусвати знает мощь радости. Каждая добрая радость, даже самая обыденная, повышает вибрации. Так можно уследить, насколько оказывается сильнее радостный человек.

Но особенно мощна радость, основанная на осознании Надземного Мира. Нужно понять, что такое осознание не значит, что человек должен постоянно в словах думать о Надземном Мире. Необходимо, чтобы сознание настолько сроднилось с сознанием надземным, чтобы ярое сердце не могло жить иначе.

У людей неопытных служит препятствием их насилие над сознанием, ибо нельзя насилием заставить сознание приобщиться к Надземному; только постепенно можно внедрять в сознание приобщение к закону Тонкого Мира.

Пусть учитель сумеет от первых лет сообщить учащемуся о мощи тонких энергий. Пусть учитель начнет любым путем приобщать молодых. Кому ближе астрономия, кому ближе космография – пусть начнут изучать ее. Все науки могут устремить к Наивысшему. Только смущенное мышление может преградить познание. Потому учитесь мыслить; познавайте радость мышления; успевайте среди любой жизни устремляться к океану радости.

Мыслитель указывал, что радость по силе равна любви.

 

Надземное, 634. Человек может преодолеть все преграды, если ему ясна цель странствий. Даже он не будет замечать этих странствий, когда вдали он будет видеть Свет. Он не будет считать шаги к этому Свету, ибо он же сияет и в сердце труженика. Так найдем связь с Надземным, пусть она ведет человека к радости. Пусть человек прикажет себе идти неуклонно, так, чтобы в полете не почуять новых условий.

 

Надземное, 741. Урусвати знает, насколько нужно уметь жить в радостной готовности. О готовности Мы не раз говорили, но нужно подтвердить о реальной готовности, иначе нередко готовность превращается в нечто унылое, мрачное, обреченное. С такими свойствами явление готовности делается вредным для перехода в состояние тонкое. Не нужно думать, что Мы в этом случае говорим лишь о нравственной стороне; наоборот, Мы имеем в виду научную сторону.

Нужно помыслить, что прежде всего следует соблюсти явление лучших вибраций. Радость дает такие вибрации, так же как и возвышенное устремление. Но люди часто неверно понимают возвышенное чувство, им будет доступнее чувство радости. Пусть они думают о добрых встречах; пусть они изберут наиболее радостные образы; пусть в тишине размышления люди найдут самые лучшие воспоминания.

К каждому явлению космического порядка нужно подготовиться длительно и терпеливо. Мы всегда советуем сосредоточиться и найти силу хранить в тайне самые высшие нахождения. Рассыпать жемчуг легко, но собрать его утомительно. Кто слишком легко болтает, тот сломает затвор от сокровенного хранилища. Постоянное равновесие есть украшение Мудрого. Он соберет такие зерна средикаждодневного труда. Такой труд посеет в сознании радость и утешение против обид и несправедливостей. Подвиг утверждается прежде всего в радостной готовности.

Мыслитель всегда звал к познанию радости как высшего целения.

Надземное, 750. Урусвати знает ценность торжественного, радостного настроения. Одни называют такое настроение Светильником Надземного Мира, другие – Входом в Мир Тонкий. Радостно нужно входить в любимое отечество. Каждый может улучшить свое вхождение. Человек притягивается магнитом вибраций, значит, полезно повышать свои вибрации. Наиболее легким путем будет преисполниться торжественной радости.

Но не следует думать, что такое настроение легко достижимо. Оно не есть буйное веселье. У множества людей не различается радость от земного веселья, но различие велико. Нужно готовиться, чтобы распознавать радость торжественную. У Нас прежде всего утверждается торжественное настроение. Можно жить в таком счастливом состоянии, и все земные горести получат особое значение. Конечно, Мы не говорим о торжественности искусственной. Некоторые притворяются признающими торжественность, но на самом деле они лишь обманывают себя.

Пусть люди желают мыслить о Надземном Мире в торжественном настроении. Пусть самые прекрасные образы сопровождают их. Пусть самые высокие созвучия помогают повышать вибрации.

Мыслитель заповедовал: «Прекрасные Образы и Созвучия будут Светильниками Надземными».

 

МО-3, 553. Много раз сказано о необходимости изгнания всякого страха – он парализует. Но особенно следует освободиться от страха перед Мирами Тонким и Огненным. Так страх перед надземными Мирами самый вредный. Нужно его переменить на радость. Только весьма немногие поймут радость эту. Даже если они словесно согласятся, то все-таки внутренний трепет будет расхолаживать тепло восторга. Именно, тепло и светло – нужно для легкого вхождения в Сад Тонкий. Над Тонким Садом будет светить Огненное Небо во всей красе. Именно, светлое мужество спасает от неприятных сущностей. На земном плане люди надеются скрыть страх, но там его не утаить.

 

МО-3, 465. Не следует людям жаловаться на отсутствие тонких видений. Даже начало приближения уже наполняет страхом. Но никто из добрых существ не будет пугать. Наоборот, они охраняют от злых сущностей. Так не привык плотный мир к огненному восприятию.

 

Надземное, 380. Урусвати знает, что не думающий о смысле бытия в течение земной жизни готовит себе тьму в Тонком Мире. (…)

Люди не желают понять, что даже добродушие на Земле еще не есть решение задания. Необходимо думать о следующем пути. Пусть такие размышления будут первобытными, но они все-таки разовьют воображение, иначе человек ввергается среди совершенно ему непонятных обстоятельств. Когда человек привыкает мыслить о встречах, ему радостных, он уже воспитывает в себе воображение, и оно будет открывать вход в соответственные сферы.

Человек может бесконечно облегчать себе вход в Тонкий Мир. Велика радость, если можно войти, как в дружеский дом, найти тех, к кому стремился, и вздохнуть облегченно о конце еще одного земного пути. Но такое состояние будет следствием сознательного воображения. Потому вы понимаете, насколько Мы устремляем ко всему, что развивает воображение. Мы знаем, как постепенно складывается это драгоценное качество. Мы не могли бы помогать человечеству без воображения, которое есть пособник предвидения.

Мыслитель учил развивать воображение, иначе глаз третий не прозреет.

 

Надземное, 160. Еще говорил [Учитель]: "Мы расстаемся здесь, но можем встретиться в облачениях света. Не будем заботиться о базарах, ибо в царстве Света одежды выдаются по желанию. Не будем печаловаться, когда нас ждут с радостью лучшие друзья".

 

Надземное, 197. Урусвати знает, как много истинных благодеяний остаются непроизнесенными. (…)

Мыслитель говорил: "Поблагодарим наших невидимых спасителей. Почему мы знаем, что сейчас нас не нужно от чего-то спасти? Разве мы знаем, что грозит нам? Мы считаем день спокойным, но не оглядываемся назад и не видим ядовитую ехидну. Но она поползла назад, кто-то ее отогнал. Скажем благодарность невидимым спасителям.

Никто не может утверждать, что пространство вокруг нас пусто, наоборот, мы чуем нашим сердцем незримые присутствия. Кто зовет нас, кто обнимает нас дуновением, кто наполняет нас радостью или печалью, кто посылает нам решение? Неразумный скажет – во всем я сам. Неразумие делает человека самомнительным. Мудрее сказать – сам я приложу все мои силы, но приму признательно каждую незримую помощь".

 

Надземное, 588. Урусвати знает глубокий смысл древнего речения: «Ищите Друзей Невидимых». Соявление друзей из Высшего Мира надземного будет крепким ручательством. Иногда вы знаете их, но большею частью они безымянны, и только радость сознания указывает на близость их. Не пытайтесь узнавать их имен. Они давно отказались от земных прозвищ. Как время не существует для них, так и земные отличия уже растворяются для Тел Славы.

 

Надземное, 699. Стойко и радостно могут образовываться бесчисленные сотрудничества. Но стойкость должна основываться на мудром равновесии. Оно проявится, когда земной труд воспарит осознанием Надземного. Так Мы предлагаем, чтобы исследования земные сочетались с познаванием Надземного. Теперь эти области противополагаются, но они должны сочетаться в дружном сотрудничестве.

 

Надземное, 186. …Мыслитель приготовлял собеседников к восприятию Тонкого Мира.

Также говорил: "Не осуждайте ушедших [в Тонкий Мир – сост.], ибо что скажете им при встрече? Кто знает, может быть, вам придется снова встретиться и жить рядом. Приготовьте себе радость".

 

Надземное, 187. Урусвати знает, почему не следует говорить дурно о перешедших в Тонкий Мир. Мыслитель часто предупреждал людей об этом. …По многим причинам Тонкий Мир требует весьма бережного отношения. В нем все живы мыслью, и потому земная мысль может чрезвычайно тревожить тонкие существа, и они, в свою очередь, могут отвечать недобрыми мыслями. И особенно в низших и средних слоях существует мстительность, вызывать ее не следует.

С другой стороны, можно вредить совершенствованию таких существ. Они, может быть, уже изживают свою неправедность, и немилосердно будет посылать вслед собачий лай. С третьей стороны, могут ли люди судить о побуждении многих действий? Неправыми суждениями люди лишь отяжеляют свою карму. С четвертой стороны, люди судят о том, чего не знают, и тем лишают себя радости. Каждое лишение радости есть великое несчастье. Мыслитель заимствовал от Анаксагора о бережности к Тонкому Миру. Порывая тонкую ткань, мы рвем и нашу одежду.

 

Надземное, 354. Забота о гармонии будет нужна для обоих миров. Если рядом совершается важная работа, мы не должны шуметь и ссориться. Даже в земном обиходе люди стараются сделать нечто радостное во имя отсутствующего. Они стараются оберечь вещи, которыми владел близкий. Если по отношению к отошедшему мы сделаем все, как для отсутствующего, – мы поступили правильно.

 

Надземное, 420. Урусвати знает, что каждая несвоевольная смена оболочки должна быть встречаема радостно, хотя бы из чувства любознательности. Человек может отправляться в новое плавание полный надежд. Полезно, чтобы люди любили путешествия и умели развивать в себе чувство подвижности.

Поверьте, именно это чувство пригодится в Тонком Мире, ведь и там можно погрязнуть в неподвижности духа. Но как же тогда устремиться к верхним слоям? Между тем, это стремление должно не покидать жителей Тонкого Мира ради совершенствования.

 

Надземное, 873. Урусвати знает сущность обновления. Редко, кто умеет радоваться обновлению сознания. Большинство страшатся малейшего намека на обновление. (…)

…Обновление является как бы пробным камнем, на нем можно испытать, способен ли человек совершенствоваться.

Также можно исследовать, открыто ли сознание Надземному Миру. Человек, способный к пониманию Надземного Мира, будет другом обновления. Очищение основ необходимо при каждом мировоззрении. Не нужно полагать, что нечто недвижно, ибо все движется и развивается. Только таким убеждением можно радостно вступить в Мир Надземный. Только так можно продвигаться и обновлять сознание.

Мыслитель говорил: «Представим себе, как преуспеют миры, если человек допустит радость обновления!»

 

Надземное, 362. В различных верованиях заключаются намеки о непрерывности жизни, но эти напоминания недостаточно убедительны, иначе люди пытались бы приготовиться к лучшему продвижению. Иногда люди хотят купить лучшее будущее денежными взносами, но золото не ценно в Тонком Мире. Добрые действия должны быть сопряжены с добрым сознанием, тогда они принесут радость на Земле и в Надземном Мире; инструмент будет настроен и зазвучит в гармонии с высшими мирами.

 

Надземное, 609. Урусвати знает, как чудесно и мгновенно преображается сознание мыслящего человека при переходе в Надземный Мир. Ясно происходит увеличение одних событий жизни и умаление других. Самые важные житейские достижения оказываются ничтожными, но все, в чем заключались самоотверженность и служение человечеству, достигает сияющих размеров.

Радость жила именно в таких порывах, но преходящие земные отличия превращаются в сор. Человек достигает превосходных пределов такими взлетами мысли, которым он даже не придавал значения. Но обычно он забывал ценные достижения и тонул в шуме базара. Не считайте это нравственным поучением. Мы лишь напоминаем о действительности, которая преображается на разных ступенях восхождения.

 

Начало страницы