Трудолюбие

Труд дан человеку для того, чтобы мог он творить и выражать в нем энергии своего духа.

Грани Агни Йоги. 1963 г. 92.

 

Творчество – цель и назначение человеческого духа. Творчество огненное – удел человека,

и приходит к нему человек через труды земные. Ступень земного труда приводит к ступени Космического творчества.

Грани Агни Йоги. 1953 г. 426.

 

Через труд напряженный к огненному совершенствованию духа – таков Наш Завет.

Грани Агни Йоги. 1955 г. 205.

 

Трудолюбие – познавательно-волевое качество человека, направленное на созидательную, ритмичную деятельность, в процессе которой ярко и всеобъемлюще проявляется его духовно-творческий потенциал.

Творческий труд предстаёт в Учении Живой Этики не ярмом и проклятием, но даром эволюции, космическим предназначением человека. Именно в труде человек познаёт себя и мир, совершенствуется и раскрывает всю многогранность своей высшей духовной индивидуальности.

С любимым творческим трудом связаны состояния вдохновения, озарения, энтузиазма. Труд, самоотверженный, направленный на Общее Благо, на достижение высшего качества, становится Служением и подвигом жизни. Он возжигает в человеке лучшие мысли и чувства, которые глубинно преобразуют его тонко-энергетическую природу. Любимый труд светоносен и становится подлинным мостом (средством) связи с Высшим Миром. В Учении подчеркивается родственность Агни Йоги с Карма Йогой (карма – действие, труд). Агни Йога невозможна вне творческого труда.

 

Доверие, вера

 

негативная крайность
в сторону недостатка

изуверство, ожесточение, озлобление, циничность, скептицизм,
умаление, предательство,
грубость, уныние, равнодушие

————    ————

негативная крайность
в сторону избытка
фанатизм, нетерпимость, исступленность, возложение на других, иждивенчество, отказ от самостоятельности, легкомыслие, инфантилизм, наивность, малодушие

 

 

 

Близкие понятия: служение, творческая созидательность, самодеятельность, дисциплинированность, организованность, собранность, самоотверженность, напряжение, сила воли, ритмичность, стремление к совершенствованию и высшему качеству, терпение, готовность, ответственность, энтузиазм, вдохновенность, радость, уверенность, самостоятельность, целеустремлённость.

 

Противоположные понятия: леность, пассивность, своеволие, распущенность, безответственность, легкомыслие, бесхозяйственность, вредительство, равнодушие, уныние.

 

 

Труд. Составитель Н.Д. Спирина

Дар труда. Йога труда. Труд как творчество

Труд как источник светоносной психической энергии

       

 

Труд. Составитель Н.Д. Спирина

 

ЛСМ-Зов, 24.03.1920. Работай для жизни и сознания чистоты.

 

ЛСМ-Зов, 14.01.1921. Трудитесь и познаете свет.

 

ЛСМ-Зов, 29.06.1921. Работайте – не ропща.

 

ЛСМ-Зов, 6.08.1921. Трудясь, не замечаешь опасности.

 

ЛСМ-Зов, 8.08.1921. Труд – залог преуспеяния.

 

ЛСМ-Зов, 28.10.1921. Гимн Творцу не только в храме возносится, но воск свечи проливается в труде жизни.

 

ЛСМ-Зов, 29.12.1921. Рука истины только трудом разрушает решётку темницы.

 

ЛСМ-Зов, 3.01.1922. Нужно работать чистым духом, остальное придёт без нарочных дум.

 

ЛСМ-Зов, 1.03.1922. Ценна только работа, произведённая своими руками.

 

ЛСМ-Зов, 10.04.1922. Всегда путь добра не песнопение, а труд и служение.

 

ЛСМ-Зов, 18.04.1922. Радость есть явление силы Создателя, освещающей тьму мира, куда Устав Наш приводит через труд каждого.

 

ЛСМ-Зов, 28.06.1922. Усталость не опасна... в постоянном действии, Не убоимся капель труда.

 

ЛСМ-Зов, 25.07.1922. Трудитесь. Путь открыт для труда.

 

ЛСМ-Зов, 3.08.1922. Только творящий труд ведёт к победе.

 

ЛСМ-Зов, 3.10.1922. Надо уявить против разрушителей силу созидания. Умейте призвать новых на постройку. Итак, трудитесь на объединение.

 

ЛСМ-Зов, 7.01.1923. Надо счастье утверждать трудом.

 

ЛСМ-Зов, 20.01.1923.

Не песнопением, не восхищением ждите,

Но напрягите труд ваш во Имя Моё.

Не за сном, не за едою,

Но за трудом Я оправдаю Моих возлюбленных.

Утром, твердя семисловие,

Скажите: помоги нам не пройти мимо труда Твоего!

И повторяя Имя Моё, и утверждаясь в труде Моём, вы дойдёте до дня Моего.

Запомните и читайте Слова Мои.

В эти тяжкие дни трудом оправдаетесь, и действием вознесётесь, и Моим Именем достигнете. Я сказал.

 

ЛСМ-Зов, 27.01.1923.

Итак, вы в труде встретите Меня.

Но где же признаки труда?

Быстрота, решительность и самоотверженность.

Но быстро и решительно можно дойти и до пропасти.

А ваш путь – к вершинам.

И потому ещё прибавьте – и мудро.

И возьмите за обычай утром,

Начиная день, спросить себя –

Что можете прибавить к работе порученной?

Чтобы Имя Моё вошло во все дела ваши,

И вошло не препятствием, но утверждением.

Не отвлекая, не усложняя, но входя как часть ваших решительных мыслей.

И так, в труде, мудро и приняв Щит Имени Моего, победите всё, что вредит пути восхождения.

Это совет для немедленного приятия к делу.

 

ЛСМ-Озар, ч. 2 – III – 17. Кончаем праздником и начинаем трудом.

 

ЛСМ-Озар, ч. 2 – IV – 1. ...Если вы чувствуете бесконечность труда, вы знаете ещё одно Наше чувство – любое время заполнено.

 

ЛСМ-Озар, ч. 2 – IV – 6. ...Бесстрашие перед нескончаемостью работы особенно важно.

 

ЛСМ-Озар, ч. 3 – V – 15. Говорят, что труд может быть утомителен и даже вреден для здоровья. Так говорят ленивые и неподвижные люди.

Поймите, труд, правильно распределённый, по природе своей не может утомлять. Только понять, как правильно сменить группу рабочих нервов, и никакая усталость недоступна.

Не пытайтесь найти отдых в безделье. Безделье есть лишь микроб усталости. После напряжения могут заболеть мускулы, но стоит погрузиться в безделье, и вы почувствуете всю боль. Тогда как, вызвав работу противоположных центров, вы совершенно минуете рефлекс бывших напряжений. Конечно, подразумевается большая подвижность, которая развивается сознательным опытом.

Когда врач предписывает разнообразное лечение, находится время и возможность выполнить. Так же можно найти разумную смену труда – это касается всех родов труда.

 

ЛСМ-Озар, ч. 3 – I – 5. Не Люблю говорить о наградах за труды, но воздаяние не замедлит. Говорю о радости труда.

 

ЛСМ-Озар, ч. 3 – II – 2. Спросят: какое ваше небо? Скажите – небо труда и борьбы. Из труда рождается непобедимость, из борьбы – красота.

 

ЛСМ-Озар, ч. 3 – VI – 13. ...Как обращаться с животными? (...) Если человек должен быть сотрудником эволюции, то и животные должны отвечать этому закону. (...) Приспособленные к эволюции должны поддерживать способность своею работою. (...)

Животные должны работать, должны завоёвывать право на жизнь... ...Нельзя не любить всё жизненно трудящееся.

 

ЛСМ-Озар, ч. 3 – VI – 14. Надо и животным работать, потому как сознательно надо применить труд человеческий!

Различать труд не будем. Различие лишь по сознательности и бессмысленности.

 

ЛСМ-Озар, ч. 3 – VI – 15. Какое внешнее условие является необходимым для качества работы? – Свет. Только свет делает работу производительной и полезной. Бабочка может летать, пока её радужная пыльца не истощена. У человека имеется та же радужная сила, и она воспринимает посредством фотоплазмы мощь света. Различные плазмы являются посредниками между видимым и невидимым.

Фотоплазма, будучи эманацией нервной системы, образует радужную пыльцу, принимающую лучи света и проводящую их в нервные каналы.

Лучшие соединения со светом получаются утром, потому не закрывайте утреннего света. Работайте при свете... (...) Даже самое лучшее электричество, даже самое голубое, даёт в восемь тысяч раз меньше, нежели луч солнца.

Скоро изучение фотоплазмы даст новое направление приёмам труда. Можно видеть, как кипит пыльца фотоплазмы и маленькими воронками уносит полученное сокровище в поры кожи.

Не только просторность рабочих помещений, но и правильный доступ света должны быть изучаемы. (...)

Так будем помнить, начиная утреннюю работу и мужественно продолжая её в Бесконечность.

 

ЛСМ-Озар, ч. 3 – VI – 16. Человечеству особенно трудно понять соотношение между качеством работы и бесконечностью. Обыватель полагает, что высшее качество работы ведёт к конечности. Для него качество заключается в законченности, которую Мы называем мертвенностью. Совершенно невозможно объяснить обывателю, что высшее качество стремится в бесконечность. Именно в незаконченности высшего напряжения лежит нахождение знания. Нужно найти мужество работать для бесконечности.

 

ЛСМ-Озар, ч. 3 – VI – 21. Можно понять, что качество работы даётся не к сведению, но к исполнению. (...)

...Устремляйтесь к работе возможно лучше. И каждую работу оберните лучшей эманацией.

Сделавший наиболее радостно наиболее скучную работу будет твёрдым победителем, ибо он поборет тяготу скуки. (...)

Умейте приложить лучшую работу и в этой работе примите привет.

 

Община, 8. ...Нужно с малых лет привыкать к постоянному труду. Пусть лучшая эволюция построится на труде как на мере ценной.

 

Община, 9. Никакое насилие не должно порабощать труд. Условие добровольного согласия должно лечь в основание преуспеяния. (...) Труженики, созидатели, творцы уподобятся орлам, высоко парящим.

 

Община, 10. И войдёт в чистый труд высокое качество через любимое мастерство. Утвердится во всей жизни качество прекрасное.

 

Община, 11. Около понятия труда накопилось много наветов. Ещё недавно труд презирался и считался вредным для здоровья. Какое оскорбление заключается в признании труда вредным! Не труд вреден, но невежественные условия труда. Только сознательное сотрудничество может оздоровить священный труд. Не только качество труда должно быть высоко, но должно окрепнуть обоюдное желание сделать условия работы ясно понятными. Нельзя проклинать трудом, нужно отличать лучшего работника.

 

Община, 12. Так нужно впитывать уважение к мастерству, чтобы понять его как высшее отличие. Старинные рабочие общины­цехи оставили свидетельства своей жизненности. Можно видеть, как люди изощрялись в совершенствовании.

 

Община, 13. Понятие справедливости окажется стоящим на основе труда.

 

Община, 43. Или вы трудитесь в поте лица на Земле, или в минуту уединения возвышайте себя над Землёю.

 

Община, 63. Главное непонимание будет в том, что труд есть отдых. (...) ...Явление узкого специализма должно быть порицаемо.

 

Община, 102. [При воспитании детей] работа «как большие» поощряется. (...)

Самый убогий может найти провод к Беспредельности, ибо каждый труд в качестве своём открывает затворы.

 

Община, 117. Нелепо думать, что пот – явление только физическое. При мыслительной работе исходит особая эманация, ценная для насыщения пространства. Если пот тела может удобрять землю, то пот духа восстанавливает прану, химически претворяясь в лучах Солнца. Труд – венец Света. Надо, чтобы учащийся школы помнил значение труда как фактора мироздания. Последствием труда будет твёрдость сознания. Ярко надо подчеркнуть рабочую атмосферу.

 

Община, 131. Немощь многих работников объясняется смешением разнородных цветовых групп. Здесь очень пригодился бы простой физический аппарат для определения основных излучений. Подумайте, какое облегчение трудящимся и какое углубление напряжённости – истинная экономия! Кроме количества производительности, надо представить, как соотношение цветов отнесётся к самочувствию работников. Много злобы и непонимания исчезнет без угроз и запретов.

Строители жизни! Не забудьте, как легко простым техническим прибором достичь удобства трудящихся. Не туманная философия, не досужие мечтания, но несколько физических приборов внесут реальную помощь.

Уже в Америке, в Германии и в Англии определяют основное излучение, даже эта грубая степень исследования поможет в первичных группировках...

 

Община, 133. Община­содружество, прежде всего, ставит условием для вступления два сознательных решения – труд без границ и принятие задач без отказа. Устранить слабоволие можно двухстепенной организацией. Как следствие труда безграничного может быть расширение сознания. Но многие недурные люди не мечтают о следствии, запуганные непрестанным трудом и непомерными заданиями. Между тем они в основе восприняли идею общины. (...) ...Двухстепенная организация позволяет сохранить более искренности в работе.

 

Община, 135. После подробностей обихода нужно обращаться к явлениям великого движения. Нужно взлетать и тем оторваться от Земли. Уявление великого потока принесите к вашему рабочему станку и окрылите ваш труд. Как же иначе вольёте совершенную технику в ваши изделия? Насыщенность трепета возможностей даст ритм работе. От каждого зерна, сознательно уявленного, подымается серебряная нить к дальним мирам. Мысль пронижет слои атмосферы и соткёт пряжу.

 

Община, 152. У Нас осуждено всякое опаздывание. Отсутствие опаздывания достигается двумя внешними особенностями жизни – чёткостью работы и настороженностью. Чёткость работы должна развиться у каждого работника.

Полномерный, мгновенный перенос внимания позволяет кристаллизовать каждый момент работы. Можно при дисциплине достичь ясного расчленения каждой мысли. Прыжки пухлых зайчиков непригодны. О бок с чёткостью стоит вечнозрячая настороженность. Не холодный совет упадочных мудрецов – «Ничему не удивляйся!», но пламенный зов – «Будь зрячим!». Такая напряжённость не есть натянутый канат, готовый лопнуть, но есть радуга предусмотрения.

 

Община, 153. Решит кто­то: «Разве трудна настороженность, или соизмеримость, или подвижность, или преданность? Вот чувствую, могу вместить эти условия, не возьмёте ли меня в дальний путь, в Общину?» Но разве этот спешный путник подумал о непременном условии сказанных им качеств? Забыта постоянность. Мелькающие огоньки только на миг вмещают все качества пламени, но тьма поглощает их так же быстро, как жаровня снежинку. Нельзя доверять моменту вмещения; только постоянность, закалённая трудом и препятствиями, даёт возможность поверить ценности вмещения.

Истинный музыкант не думает над каждым пальцем, вызывающим звук, только ученик считает годные пальцы. Истинный сотрудник не думает о намеренном применении качеств труда.

Музыка сфер сливается с песней преуспеяния труда.

Думайте, как постоянность подобна лестнице огненной.

 

Община, 154. Решит кто­то: «Пройду по огненной лестнице». Иди, каждому путь открыт. Но помни, в случае страха ступени расплавляются в жидкое пламя. Куда пойдёшь, не владея качеством работы?

 

Община, 155. Не сидение в спокойном удобстве, но затёкшие от труда члены дадут насыщение энергии. Но, конечно, телесное только для самых элементарных проявлений, необходима напряжённость центров мозга. (...)

Те же, кто устрашаются напряжённой работою, те боятся формы и закона энергии.

 

Община, 163....Творческое терпение и бодрость являются двумя крыльями работника. (...)

Когда сознание работает, тогда ни к чему ходить в гости к вдохновению. (...) Наша Община имеет один нескончаемый праздник труда, где бодрость служит вином радости.

Нельзя утешаться вдохновением, можно успеть удержать сознание на степени творческого терпения и петь подобно птицам, для которых песнь есть выражение существа. Но надо изгонять пугал песни, ибо степень песни есть степень качества труда.

 

Община, 167. Часто было сказано: отдых может быть достигнут не сном, но переменой труда. (...) Нужно предварительно научить нервные центры работать группами. Нужно расчленить центровую работу. Нужно уметь соединить самые неожиданные группы и затем быстро сменять их комбинации. Так уличный музыкант, играя одновременно на нескольких инструментах, проделывает уже одно из полезных упражнений. Диктование одновременно нескольким писцам полезно. Соединение чтения и диктования полезно. Движение рук в противоположном направлении полезно. Остановка дыхания и мышления полезна. Можно перечислить множество упражнений воли, о которых можно сказать – пчёлы создают улей терпением.

 

Община, 176. Психомеханика будет верным определением приложения психической энергии. Можно заметить интересные опыты при фабричном труде. Каждый опытный работник знает, что машины требуют отдых. Трудно ближе определить это явление, но оно значительно знакомо даже тем, кто не имеет понятия о психомеханике.

Нам приходилось делать опыты на ткацких фабриках, где имеются сотни станков и до сотни довольно опытных работников. Станки просили отдых вне разрешаемой пропорции, вне зависимости от опытности ткача. Подвергая ткачей психическому испытанию, можно было ясно видеть, что в руках, обладавших психической энергией, станки менее нуждались в отдыхе; как бы живой ток сообщался станку и удлинял его жизнеспособность. Эта живая координация между работником и станком должна быть применена в общинах труда. Можно достигать этого выгодного условия лишь при изучении психомеханики.

Государственная задача вызвать к жизни наиболее производительные условия...

 

Община, 194. Посещая ваши страны, Я замечал, что там очень боятся слова «контроль». Но между тем именно у Нас это понятие легко вмещено. (...) Достичь равновесия условий возможно лишь поднятием качества работы. Тогда каждый может применить самоконтроль. Тогда каждый может спросить постороннего контролёра – покажи сам, как лучше. Добровольный контролёр должен сам уметь работать совершеннее. Потому у Нас установлено, что каждое замечание должно быть основано на лучшем знании. Эта опытность создаёт убедительность, которая распространяется далеко.

 

Община, 202. Часто обвиняют общину в насилии над свободою личности. Это обвинение приложимо к любому компромиссному строю, но не к общине. В сознательной общине место есть для каждого труда. Может каждый выбрать труд по желанию, ибо каждый труд изощрён новыми достижениями. Нет скуки механического выполнения, ибо работник является в то же время испытателем. Он понимает значение задачи, чтобы, не нарушив общий комплекс движения, внести совершенствование работы. (...)

Наш Друг химик В. хочет заняться новым разложением лучей, никто ему не мешает. Наш Друг К. хочет усовершенствовать радио применением новых световых волн – ему никто не мешает. Наша Сестра П. занята социальной проблемой соседней страны – ей никто не мешает. Наша Сестра Ю. занята земледелием и вносит много приспособлений – ей никто не мешает. Сестра О. любит лечебные растения и вопросы образования, ей никто не мешает. Брат X. поставил замечательный ткацкий станок и также работает над преобразованием общин. Брат М. занят историческими исследованиями. Наш сапожник пишет замечательные философские трактаты. Решительно каждый находит работу по себе и по желанию может изменять её. Таким образом, нужно желание работы и раскрытое сознание, при котором каждый труд становится увлекательным. Ведь работа идёт для будущего, и каждый несёт лучший камень.

 

Община, 216. Остерегайтесь не имеющих времени. Ложная занятость, прежде всего, указывает на неуменье пользоваться сокровищем времени и пространства. Такие люди могут исполнять лишь первичные формы работы. Невозможно их привлечь к созиданию. Мы уже говорили о лжецах сроков, крадущих чужое время, теперь скажем о мелочных лентяях и скудоумах, заграждающих путь жизни. Они заняты, как сосуд, наполненный перцем; у них всегда горечь от работы; они важны, как индюки, ибо, пересчитывая количество смрада куренья, они предоставляют место работы одурманиванию. Выдуманы сотни предлогов, заполняющих щели гнилой работы. Они не найдут часа для самого неотложного. В тупости своей они готовы стать дерзкими и отринуть для них самое существенное. Они бесплодны так же, как и воры чужого времени. Следует исключать их из новых построений. Для них можно оставить переноску кирпичей.

Мы знаем много трудящихся, которые найдут час для самого важного; им не кажется, что они заняты. Не скупой на труд щедро получит. Это качество вмещения труда необходимо для расширения сознания. Можно ли чем­либо заменить радость роста сознания?

 

Община, 224. Твердили – умейте найти радость в вечной работе и в вечном дозоре. Вы слышали музыку и пение в Нашей Общине. Нужно рассматривать их как часть работы. Обычно люди при звуках впадают в психическое бездействие и даже не могут рождать образов. Это происходит от привычки понимать отдых как отупение. Можно привыкнуть пользоваться искусством как конденсацией сил. Не только возвышение деятельности, но и обострение сил даёт произведение красоты. Но это положение нужно принять сознательно и научиться пользоваться эманациями творчества. (...)

Невозможно пресытиться знанием, неисчислимы подъёмы творчества. В этой бесконечности лежит стимул вечной работы. Работающий может насыщаться, и дозор для него только радость сознательного бодрствования.

 

Община, 229. ...Только насыщенный труд удержит от оборачивания в тёмный угол.

 

Община, 236. Труд открывает тюрьмы. Огонь очищает кладбища. Труд и огонь – причина и следствие энергии.

 

Община, 271. Заработок не есть корысть. Плата за труд не есть преступление. Можно видеть, что труд есть единая справедливая ценность.

 

Община, 273. Труд невозможен среди вражды.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 121. ...Знание непрерывности существований окрыляет подвиг. Скажите: «Сёстры и братья, можно трудиться беспрерывно, и крылья растут в мелькании дней и ночей».

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 124. Когда ученик лишается Учителя, он должен передать Ему кольцо, полученное от Него. Не следует считать этот случай исключительным. Причина кармы одержания или слабость духа могут легко полагать границу между учеником и Учителем. Самоработство отосланного может привести к точке прерванного пути. Ученик должен понять явление спешности и повернуться к труду.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 134. Почему Наша Община может легко избегать раздражения? Не будем переоценивать качество сознания, основанием всё-таки останется насыщенность труда. В труде и в пользовании праною лежит тайна возможности совместного существования группы людей. Такое сотрудничество возможно, и Наши последователи не должны смущаться разнообразием характеров участников. Достаточное количество труда и пользование природой дадут правильное направление трудовому гнезду.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 189. Начало общежития предполагает дать каждому разумному сотруднику возможности и доступ к удобству, сохраняющему явления сил и труда.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 225. Ошибочно думать, что восхождение сознания совершается сверхъестественными восхищениями. Как внизу, так и наверху, везде труд и опыт.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 240. ...Если всё было полно трудом, то разве нужен долгий век в одном теле?

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 241. ...Человек, имеющий причину устать, разумно предпишет себе отдых, вызвав к работе совершенно другие центры.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 245. ...Йог предлагает человечеству подумать о причинах существования воплощённых. От этой мысли изменится качество труда и познавания. Помыслив о возможностях, присущих людям, кто не сделается мужественным дерзателем?

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 246. ...Уродливо стоит вопрос о помощи и качестве труда. ...Как уходящие, люди вообще не думают о качестве. Пусть хотя бы немногие не считают себя безответственными. Так через ответственность мы приблизимся к подвижности мышления.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 249. Задайте вопрос о смысле жизни, и вы получите самые безнадёжные ответы. Когда само пространство вопиет об энергии и решимости, тогда толпа перешивает старые кафтаны. (...)

Ужасно понять, как заградили себе путь жители земли! Не молитва, но суровая работа нужна. И это нужно твердить. Сроки выдвигают самые ближайшие возможности. Неужели торгующие не замечают это?

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 262. Понимание приложения препятствий даёт радость работе. Но как только показывается препятствие, люди начинают думать о своих ощущениях, забывая, какое преимущество сложилось для них.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 273. Замечено в астральном мире, что обладающие средним сознанием не стремятся в высоту. Среднее состояние избавляет их от мучений, но в то же время не накладывает обязательства самоотверженной работы.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 302. (Для продвинувшихся нужны некоторые предосторожности в выборе физической работы; указывается прямое положение позвоночника. – Н.С.) ...Мало желательны работы, требующие бокового напряжения. Например – рубка дерева.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 332. Не трудно направляться по Указу Бодхисаттв, ибо каждая особенность духа Ими предусмотрена. Тяжесть работы может быть ощущена, лишь когда силы распределены неправильно.

Но когда сохранена соизмеримость указа и выполнения, тогда даже сложная работа не может быть непосильна. (...)

Пусть мы думаем, что птицы летают без цели, но зато они не подсчитывают числа взмахов. Ни один Учитель не считал свою работу конченной и заслуживающей награду. Это качество самоотверженности Бодхисаттв. Творчество в труде каждого взмаха руки неустающей, ибо глаз знает пространство до цели. Это будет трудом Бодхисаттв. Пример – огонь вездесущий, самоотверженный и неустанный в сущности своей.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 347. Люди часто повторяют – труд неустанный, но в духе боятся его. Нельзя указать, кто без расширения сознания может радоваться труду бесконечному. Только Наши люди поймут, как жизнь соединяется с трудом, получая из него силы преуспеяния. Можно понять, как огонь неистощим и также энергия, получаемая от труда. (...)

...Лишь свободное сознание может развивать труд как праздник духа.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 347. Исполнение Агни Йоги начинается с часа осознания труда.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 347. Прося о Йоге Огня, люди должны понять труд как воспламенитель.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 415. Изощряйте, изощряйте сотрудников. Самое опасное для работы человеческой будет застой. Нужно большое сознание, чтобы держать ритм действия. Когда наступает час действия, люди обычно предаются посторонним мыслям и в результате на тигра посылают воробьиную стрелу.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 459. Утверждаю, что радость работы есть лучшее пламя духа.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 464. Называем сознание Нашим садом, где растут плоды труда.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 493. Нужно глубоко осознать будущее. Работа не кончается на суждённых уже делах, но продолжается бесконечно. Явление бесконечности есть самое красивое устремление.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 505. К одному должен привыкнуть изучающий Йогу, к неизбежному подозрению со стороны людей. Нельзя винить людей за их отношение. Если бы он был аскетом в общепризнанном смысле, с ним примирились бы легче. Если бы он имел вид мага, то из опасения его приняли бы. Но его сущность необъяснима простыми словами, а работа на эволюцию мира не входит ни в один из установленных уставов. Как люди примирятся с обновлением их жизни? Ведь они более всего этого опасаются.

По счастью, вступивший на путь Агни Йоги не терзается мыслью о подозрениях. Он трудится, предоставив всего себя на пользу эволюции. Он идёт без сомнений, зная, что удовлетворение не есть его удел.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 525. Скажем сегодня о труде. Сознательное развитие психической энергии являет насыщенность труда. Явить можно в короткое время результат действия многолетнего.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 528. [Психическая энергия] неотъемлема, но можно её привести в состояние сна, и тогда она будет самокристаллизоваться, но не будет действовать. Ту почву нужно снова будить плугом самоотверженного труда. Конечно, ни одно зерно её не пропадёт, но нужно разбудить эти наслоения, потому в Учении так осуждено неподвижное самомнение. Истинно, лучше гореть, нежели почивать.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 570. Одно – заслушать, другое – запомнить, третье – применить. Учение поможет дойти до третьей границы. Также Учение поможет выйти из пределов земных призраков, поможет усвоить обычное как необычное. Когда эта простая истина проявится, то уже недалеко от подвига и очередного восхождения в надземные сферы. (...) Радость подвига знает все труды и опасности, она переходит мост лишь однажды и сиянием ослепляет врага.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 572. Явление радости в труде тоже есть явление особой формы психической энергии. Труд радостный является успешным в несколько раз.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 591. Надо твёрдо дать понять тем, кто избегает жатву труда, что их воздыхания меньше, нежели движения стебля травы.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 632. Достижение прекрасно, когда ученик может сказать: «Учитель, я чашу труда испить хочу».

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 634. ...Труд готов каждому желающему прогрессировать.

 

Агни Йога (ЗнАЙ), 645. Спрашивают – как быть с каждодневной рутиною? Очень боятся её, считают гибелью творчества, думают об унижении достоинства. Но скажем – признайте в каждодневной работе пранаяму, возвышающую сознание. Прана нисходит из высших сфер, но каждая работа рождает энергию, которая в сущности своей подобна пространственной энергии. Так знающий существо энергий может тачать сапоги, или бить ритм барабана, или собирать плоды. Во всём будет рождена высшая энергия, ибо она рождается из ритма Космоса. Только низкое сознание боится ритма труда и тем создаёт темницу свою. Трудно понимает человечество, что царь и сапожник вполне соизмеримы.

 

МО-1, 62. Огонь должен жить. Огню не свойственно бездействие. Энергия порождает энергии. Особенно вредно отрывать человека от привычного труда. Даже при низшем труде человек творит проявление огненной энергии. Отнимите от него труд, и он неминуемо впадёт в маразм, иначе говоря, утеряет огонь жизни. Нельзя насаждать понятие отставных людей. Они стареют не от старости, но от погашения Огня.

 

МО-1, 146. Также нужно научиться, чтобы не тратить труд непроизводительно.

 

МО-1, 177. Архат отдыхает ли? Уже знаете, что отдых есть перемена труда, но истинный отдых Архата есть мысль о Прекрасном. Среди трудов многообразных мысль о Прекрасном есть и мост, и мощь, и поток дружелюбия. (...) В этом действенном мышлении есть отдых Архата.

 

МО-1, 283. Много таких людей, которые зовутся слабовольными, при этом обе воли уменьшают друг друга (речь идёт об одержании. – Н.С.). Лечить таких людей можно, лишь предоставляя труд по их избранию, но в большой мере. При сосредоточенности труда одержателю наскучит оставаться без выявления, ибо каждый одержатель стремится к выявлению своего «я».

 

МО-1, 288. Учитель рад, когда коллективный труд возможен. Отрицание коллективного труда есть невежество. Лишь высокая индивидуальность найдёт в себе меру собирательных понятий. Пока личность страшится собирательного труда, она ещё не индивидуальна, она ещё пребывает в удушении самости. (...) ...Истинным путём взаимоуважения придём к согласному труду, иначе говоря, придём к действенному добру. В этом добре зажигается огонь сердца, потому так радостно каждое проявление труда согласного. Такой труд уже необычайно усиливает психическую энергию. Пусть он заключается лишь в краткой совместной работе, хотя бы кратко вначале, только бы в полном согласии и в желании преуспеяния. Сначала от несогласованности явление утомления неизбежно, но затем комплекс силы коллективной удесятерит энергию. Так в малых ячейках можно протолкнуть прототип мирового преуспеяния.

 

МО-1, 290. Труд служит лучшим очистителем от всяких мерзостей. Труд порождает мощный фактор пота, который даже выдвигался как средство зарождения человека. Пот мало исследуется, мало сопоставляется с характером личностей. Мало наблюдается относительно разных стихий. Даже малоопытный наблюдатель заметит различие групп пота. Действительно, легко заметить, что огненная природа не способствует количеству пота, во всяком случае, выщелачивает его. Земля и вода, напротив, усиленно насыщают потом.

 

МО-1, 323. Правильно судите о необходимости исхода из гнойных городов и о равномерном распределении населения планеты. Если человечество в основе своей есть носители Огня, то неужели нельзя понять, насколько нужно мудрое распределение этой стихии? Нужно понять, что болезнь планеты в значительной степени зависит от человеческого равновесия.

Невозможно покинуть огромные пространства, чтобы братоубийственно столпиться на местах, заражённых гноем и залитых кровью! Не случайно древние вожди образовывали свои станы на новых местах. Теперь сама наука способствует нормальному заселению свободных пространств; никто не будет отрезан и извергнут. Сами силы Природы, призванные к сотрудничеству, оздоровят условия заболевания Земли. Так только можно надеяться, что труд будет оценён и вместо наёмников народятся сотрудники. Мышление народов также может обновиться, когда центр мысли будет направлен на равномерную работу по всему лику Земли.

 

МО-1, 332. ...Мы должны не только во снах, но и среди дневных трудов направлять мысль на дальние, огненные явления. Иначе когда мы оказываемся в Тонком Мире, нам всё­таки трудно сознавать огненное сияние. (...) Царство Небесное, огненное, берётся приступом – эта истина сказана давно, но мы забыли о ней и отставили всякое отважное устремление. (...) Не сказано быть бездельником, но всею отвагою и трудом нужно устремиться к Прекрасному Огню. Нет такой земной вещи, от которой не стоит отказаться ради Мира Огненного.

 

МО-1, 379. Лама говорит: «Следует молиться каждый день, иначе лучше совершенно не молиться».

 

МО-1, 385. Не удовольствоваться, но радоваться о вечном труде есть удел великого и восходящего.

 

МО-1, 490. Нельзя сомневаться в том, что затрата внутренней энергии гораздо больше при умственном труде, нежели при физическом.

Такое показание пусть ляжет в основу Культуры.

 

МО-1, 511. Большая ошибка в том, что люди, начав мыслить о Высшем, часто переменяют внешние условия жизни. Известный вам сапожник мог оставить своё ремесло, но он предпочёл утвердиться в прежнем ритме, в котором зародилось высшее мышление. Это не есть неподвижность, но бережность к уже сложившемуся ценному ритму. Можно наблюдать, как внешние условия могут давать импульсы мышлению. Такое соображение очень полезно при огненных постижениях. Музыкант не расстаётся со своим инструментом даже в путешествии. Причина тому не только механическая техника, но сознательно или бессознательно виртуоз бережёт сложенный ритм. Постоянство работы, тоже как пранаяма, нужно для координации центров. Но опытный работник не будет раздумывать о пользе работы. Работа для него есть пища, он не может жить без неё. Врач пусть приведёт тому примеры. В отношении Агни особенно вредна беспорядочная, неритмичная работа, но нужно, чтобы такой ритм вошёл в привычку без всякого насилия; тогда можно ожидать, что Агни станет действительно доспехом самодейственным. Это качество самодействия есть огненное достижение. Не придёт оно извне, но лишь совместно с расширением сознания. Без утверждения сознания не может утвердиться самодействие.

 

МО-1, 635. ...Нелегко приобрести уважение к земному творчеству и явить освобождение от чувства собственности. Тот, кто почувствует величие Беспредельности, конечно, поймёт всю несоизмеримость призрачной собственности на таком переходном месте, как Земля. Тот, кто поймёт величие созидания мыслью, тот оценит Превышнего в любом земном творчестве. Так почувствуем один великий путь и отдадим плоды труда нашего идущим за нами. Так сохраним ценность труда не для себя, но для следующих, которые продолжат эту связь совершенствования.

 

МО-2, 86. Множество преступников обратятся к труду под внушением. Совершенно как пьянство и другие пороки, так же и болезни преступности могут быть излечены волевым приказом. Также не нужно забыть, что многие преступления совершаются под влиянием одержания. Значит, таких людей нужно лечить, но не карать. Конечно, при таком лечении имеет решающее значение усиленный систематический труд; для одержателей каждый труд ненавистен. Они пытаются погрузить в хаос, но сущность труда уже есть проявление.

 

МО-2, 116. Вы уважаете Святого Сергия, но разве Он где-нибудь допускал магию? Он даже не разрешал умное делание, но между тем Он имел пламенные видения. Лишь труд как возношение сердца допускал Он.

 

МО-2, 118. Труд может быть четырёх родов – труд с отвращением, который ведёт к разложению; труд несознательный, который не укрепляет дух; труд преданный и любовный, который даёт жатву благую, и, наконец, труд не только сознательный, но и священный под Светом Иерархии. Невежество может полагать, что непрерывное Общение с Иерархией может отвлекать от устремления к самому труду, наоборот, постоянное Общение с Иерархией даёт высшее качество труду. Только Источник вечный углубляет значение совершенствования. Нужно установить эту пламенную меру труда. Само приближение к Миру Огненному требует познания труда земного как ступени ближайшей. Мало кто из трудящихся может распознать свойство своего труда, но если бы труженик устремился к Иерархии, он немедленно подвинулся бы к ступени высшей. Умение поселить в сердце своём священную Иерархию есть тоже умное делание, но такое делание приходит через труд. Не тратя времени лишь для себя, можно среди труда приобщаться к Иерархии. Пусть Владыка живёт в сердце. Пусть Он станет неотъемлемым, как само сердце. Пусть дыхание вдыхает и выдыхает Имя Владыки. Пусть каждый ритм работы звучит именем Владыки. Так нужно уметь поступать каждому, кто мыслит о Мире Огненном.

 

МО-2, 151. Нужно строго различать между противоречием и особым приёмом работы. Если левша может творить левой рукой, то смысл его достижения не будет противоречить работе правой руки. Но люди стеснены условностями мер, они даже в настоящее время не могут понять, в чём ценность труда, и каждый необычный приём уже возбуждает подозрительность.

 

МО-2, 191. При вступлении в монашество обычно указывалось на все трудности такого пути. Одни скажут – всё легко; другие предупредят – всё трудно. Людям с огненным сердцем можно сказать – всё легко, но при обычном сознании правильнее предупредить – всё трудно. Если кто убежит от одного предупреждения о трудностях, то он всё равно не подошёл бы для настойчивого труда. Не следует набирать людей заведомо непригодных. Боязнь работы уже есть предательство.

 

МО-2, 213. Нужно всеми мерами усвоить основной закон, что Учитель даёт направление, но не настаивает на подробностях. Каждый должен искать и найти в труде.

 

МО-2, 406. (Сотрудничество требует Почитание Иерархии и уважения к самому труду; в сотрудничестве, основанном на личных чувствах, люди под вихрем этих чувств будут метаться вверх и вниз, толкаться и судорожно сцепляться. – Н.С.). Но каждый труд, по природе своей, не терпит судорог. Труд есть огненное действие, но огонь не должен быть доведён до судорог.

 

МО-2, 418. Огненная стихия требует нагнетения; она сверкает при напряжении, и потому труд есть огненное действо. Конечно, подвиг, как венец труда, есть самое сияющее напряжение огня. Поймём труд во всём его значении, как умственный, так и физический. Умение уважать степень каждого труда показывает вмещение, годное для Огненного Мира.

 

МО-3, 32. ...Можно наблюдать, как дух, имеющий полный синтез, углубляется в искания и не являет чувства законченности. Можно также наблюдать специалиста, который находит в труде самодовольство и чувство законченности. Так же дело обстоит с так называемой деловитостью и размахом мысли и творчества. Потому так важно распознавать людей по их потенциалу, ибо не всегда явление гения видимо тем, кто ограничены самодовольством, и потому нужно развивать уважение к труду и изысканиям тех, кто обладает синтезом.

 

МО-3, 35. Если бы община человеческая приняла закон совместного труда как закон жизни, насколько очистилось бы человеческое сознание! Ведь ритм труда общинного может объединять разных специалистов и различных по качеству людей. (...) ...Под лучом труда община может состояться законом сотрудничества. Потому нужно воспитывать общинников трудом... (...) ...На пути к Миру Огненному общинники должны понять, что можно продвигаться законом общего труда – другого мерила нет! (...) ...Закон совместного труда не посягает на сердце другого.

 

МО-3, 36. ...Утверждаем радость труда без всякого посягательства на сердце близкого.

 

МО-3, 37. ...Общинники труда могут доказать силу духа и устремления среди трудов и трудных дней. Как можно достичь высшего состояния и утончения сознания без труда духа?

 

МО-3, 55. Не нуждается дерзающий в человеческих признаниях, ибо его достижение есть венец, сплетённый трудом и устремлением.

 

МО-3, 424. Явление радости является результатом труда явленного.

 

МО-3, 464. Труд во всём; и борьба уже есть утверждение труда.

 

МО-3, 499. Человек духовный не будет ханжой, не будет лжецом и трусом. Он познает труд как необходимый способ совершенствования, но сердечная молитва его будет огненно прекрасна.

Аум. Вступление. Приступая к труду, озаботимся, чтобы не обессилеть в делании.

 

Аум, 21. Усовершенствование работы земной не повредит познанию дальних миров. Качество работы разовьёт и способность сосредоточения на всех планах.

 

Аум, 58. ...Во зле нет места молитве, но всякий добрый труд нуждается в молитве, открывающей Силы Высшие.

 

Аум, 62. Труд так же ведёт к Высшему Миру, как и знание. Ведь каждый труд есть познавание. Так труд есть молитва.

 

Аум, 154. Можно радоваться, когда в земной жизни труд даёт высшую радость.

 

Аум, 187. [Сердечный огонь] отеплит каждый труд прекрасным качеством.

 

Аум, 285. Где же будет мысль о Бесконечности, если человек ограничивает себя земным существованием? Никто не поможет ребёнку радостно посмотреть в будущее, потому и труд оказался проклятием.

 

Аум, 301. [Разные] области труда человеческого также не могут отрешиться от Начала Высшего. Труд земледельца не будет расширяться, если он будет рабом подённым. Каждая работа имеет творческую область. Мысль земная свяжет земными пределами, но эволюция содержит в себе и Высшее Начало.

Пусть будут написаны книги по разным областям труда. Пусть в них сравнивается труд рабский, ограниченный, с трудом вдохновенным и беспредельным. Нужно показать во всей научности, какие возможности открываются при обновлении качества труда. Люди, обиходом подавленные, теряют кругозор. Также глаза человека не могут сразу освоиться со Светом. Пусть наука всемерно помогает расширению кругозора.

 

Аум, 303. Следует сказать человеку – не обессиливай себя; недовольство, сомнение, саможаление поедают психическую энергию. Явление труда отемнённого – ужасное зрелище! Можно сопоставлять следствия работы светоносной и работы отемнённой, когда человек сам себя обокрал. (...)

Можно убедиться, что человек, не поддавшийся влиянию трёх указанных ехидн, работает в десять раз лучше; кроме того, он сохраняет иммунитет против всех заболеваний.

 

Аум, 322. Ритм труда есть украшение мира. Труд можно считать победою над повседневностью. Каждый труженик есть благодетель человечества. Представим себе Землю без тружеников и увидим возврат к хаосу. Несломимое упорство выковывается трудом, именно ежедневный труд есть накопление сокровища. Истинный труженик любит свою работу и понимает значение напряжения.

Уже Называл труд молитвой. Высшее единение и качество труда возникают от ритмичности. Лучшее качество труда растит ритм Прекрасного. Каждый труд содержит в себе понятие Прекрасного.

Труд, молитва, красота – все грани величия кристалла Бытия.

 

Аум, 323. После труда работник и добрее, и терпимее. Много усовершенствования происходит в труде. В труде эволюция!

 

Аум, 423. Тонкие энергии привходят в каждый труд и должны быть очень осторожно обережены законами.

 

Аум, 477. Называем энергию и трудом. В постоянном сознательном устремлении энергия получает дисциплину. Сознательность труда есть основа раскрытия сознания, иначе говоря, начало действия психической энергии. (...)

Когда Говорю о сознательности труда, Имею в виду озарение, которое даётся при сознательном труде.

 

Аум, 505. ...Часто люди воображают себя тружениками, но при первой необходимости постоянного труда падают духом. Давно сказано – будьте одинаковы в счастье и несчастье, в удаче и в неудаче. (...) Нужно уважать тех, кто способны к постоянному труду.

 

Аум, 510. Каждый труженик имеет право на улучшение своей области работы. Пусть это будет не только правом, но и обязанностью. Каждый труд может быть улучшаем. Такое творчество улучшения будет радостью работника.

 

Аум, 511. Полюбить постоянство труда можно лишь преуспеянием качества.

 

Аум. Заключение. На пути труда познается ритм и понятие энергии. (...) Трудящийся будет сотрудником.

 

Братство, 17. Нужно любить труд, чтобы предпочесть сдельную работу. Нужно познать, что задания беспредельны и качество усовершенствования тоже бесконечно. Кто убоится, тот не может полюбить труд.

...Труд может сопровождаться и радостью, и мыслью вдохновенною.

 

Братство, 32. Нельзя сгармонизировать труд без психической энергии.

 

Братство, 41. Всё около трудов человеческих ограничено. Каждое занятие как бы пресекает многие пути сообщения. (...) Злоба и ненависть совершают свои действия в ограниченности. Для неограниченного действия нужно преисполниться доброжелательством и находить причины и следствия глазом добрым. Суровость труда не имеет ничего общего с осудительством. (...) Из осуждения не родится усовершенствование.

 

Братство, 49. Среди человеческих воплощений непременно найдёте воплощение, посвящённое ритмическому труду. Будет ли это какое-то мастерство, или музыка, или пение, или работа сельская, непременно человек будет воспитываться в ритме, который наполняет всю жизнь. Узнавая некоторые воплощения, люди нередко удивляются – почему они были как бы малозначащими? Но в них вырабатывался ритм труда. Это величайшее качество должно быть приобретено с борьбою и с терпением.

 

Братство, 50. Полюбить труд можно, лишь познав его. Так и ритм может быть осознан, лишь когда он впитался в природу человека. Иначе невежество будет возмущаться против закономерности и постоянной дисциплины.

 

Братство, 58. ...Сама суровость труда может получить прекрасный смысл, не огрубляя, но внося понятие сотрудничества.

 

Братство, 85. Путь к Братству в мышлении и труде.

 

Братство, 92. Труд ненавидимый является бедствием не только для неудачного работника, но он отравляет всю окружающую атмосферу. Недовольство работника не позволяет находить радость и совершенствовать качество. Кроме того, империл, порождаемый раздражением, усугубляет мрачные мысли, умертвляя творчество. Но может возникнуть определённый вопрос – как поступить, если не каждый может найти труд соответственно призванию? Несомненно, много людей не могут приложить себя, как хотели бы. Существует лекарство, чтобы возвысить такое увядание. Научные достижения показывают, что поверх каждодневности существует прекрасная область, доступная всем, – познание психической энергии. Среди опытов с нею можно убедиться, что хлебопашцы часто обладают хорошим запасом энергии. Также и многие другие области труда способствуют сохранению силы. Потому среди самой различной работы можно найти мощь возвышающую.

 

Братство, 119. ...Обладатель терпения укрепил его во многих жизнях. Человек терпеливый есть многоопытный труженик. Лишь в великих трудах человек познаёт неценность раздражения.

 

Братство, 125. ...Мало пригодны работающие наполовину. Они легко разочаровываются и не получают следствий. Труд должен быть построен на полной преданности. Часто не дано видеть плодов своей работы, но мы должны знать, что каждая капля труда уже есть неоспоримое приобретение. Такое знание уже даст продолжение труда и в Тонком Мире. Не всё ли равно, если труд будет выполнен мысленно и запечатлевается в мыслеобразах? Только бы труд принёс пользу. Не наше дело судить, где наиболее пригодится работа, она имеет свою спираль.

 

Братство, 140. Нужно любить и свой труд, чтобы найти в нём отдых и оправдание.

 

Братство, 255. Кто готовится к братскому труду, должен уметь следить за собою.

 

Братство, 258. Особенно трудно человеку, что он не может предрешить судьбу посева. Но он и не должен по-своему распределять следствия труда. Человек должен ясно представить назначение труда своего, но пути движения и новых заграждений не должны огорчать деятеля. (...) ...Рядом может оказаться более плодоносная почва, и даже занесённое ветром зерно процветёт – так будем сеять, не сомневаясь в жизнеспособности зёрен. Основа Братства в доверии к труду.

 

Братство, 261. ...Существуют отрасли труда, воплощающие добро в полном его значении. Разве труд земледельца не добро? Разве творчество прекрасное не добро? Разве мастерство высокого качества не добро?

 

Братство, 282. В основе Братства каждый работает, сколько может.

 

Братство, 300. Говоря о человеческом труде, следует постоянно настаивать на ритме. Труд, постоянный и ритмичный, даёт лучшие следствия. Труд Братства тому служит примером. Необходим ритм, ибо он утверждает и качество труда. Любит труд познавший ритм. (...) При устремлении в Беспредельность нужно думать и о качестве всего труда. Каждое Учение, прежде всего, заботится о качестве, тем самым каждый труд должен стать высоким.

 

Братство, 315. ...Во всём мире будет проявляться уважение к труду. Труд будет противоядием против золота. Но много раз придётся говорить о красоте труда.

 

Братство, 318. Работоспособность должна быть воспитана, иначе она может пробыть в дремотном состоянии. Также и работоспособность в Тонком Мире должна быть развиваема. Но путь к этому должен соответствовать условиям Тонкого Мира. Много земных способов для приближения и осознания Тонкого Мира, но никакая насильственная условность не может создать лучших сочетаний с Тонким Миром. Как во всём Бытии, нужно естественное осознание сотрудничества. Оно может быть осознано или менее осознано, но оно должно наполнить чувствознание. Человек должен постоянно чувствовать себя в двух Мирах. Не Говорю об ожидании смерти, ибо она не существует, но Говорю о труде, как земном, так и тонком. Такое прилежание к труду тонкому вовсе не должно отрывать от труда земного, наоборот, оно лишь улучшит его качество.

 

Братство, 350. Кто может радоваться каждодневному труду, тот идёт к Братству.

 

Братство, 504. Где же в земном бытии искать проблесков Братства? Можно найти признаки его среди очень простых тружеников, которые полюбили свои работы.

Труд, любовь и братство живут вместе.

 

Братство, 518. Хотящий повредить струнный инструмент злобно ударит по струнам, чтобы порвать их и привести в полное расстройство. Не то же ли самое происходит, когда вражеская сила вторгается, чтобы нарушить ритм труда? Только истинные труженики понимают значение ритма, они знают, как трудно достигается такой ритм. Нарушение его иногда равняется убийству или отравлению. Рука врага именно тянется, чтобы разрушить такое одно из самых утончённых достижений человека.

Невежды скажут, что струны легко заменяются. Но даже явные струны очень разборчиво избираются музыкантом. Много тоньше строение ритма труда. Нельзя залечить такие разрушения. Братство особенно заботливо охраняет труд в его лучшем ритме. Пусть и во всех содружествах также научатся обоюдно охранять труд, в этом будет высокая мера взаимоуважения.

 

Братство, 519. Не думайте, что многие понимают прекрасное созвучие труда. Также немногие понимают различие между общей работой и индивидуальной; для них это просто противоречие, между тем это лишь эволюция.

 

Братство, 542. Зовём к спокойствию и в то же время постоянно говорим о битве. Следует понять эту борьбу как трудовое накопление сил. Невозможно напрягать энергию без труда, но каждый труд есть борьба с хаосом. Так знание смысла борьбы даст и спокойствие.

 

Братство, 548. ...Совместный труд рождает внепредельные следствия. Потому не назовём труд малым и ничтожным. Каждая пространственная искра не может быть осуждаема человеком. Качество пространственности должно быть почитаемо как нечто надземное. Так и труд есть горнило искр надземных.

 

Братство, 550. Хочешь ли прославлять труд? – покажи свою способность к нему. Не осуждай того, кто может трудиться каждый день. Не обессиливай себя неравномерным трудом. Судорога мускулов не есть сила. Так покажи, насколько труд сделался потребностью жизни. Только тогда твоё славословие труда будет достойным Братства.

 

Братство, 578. Чем же можно преградить путь зла? Только трудом на Земле. Мысль и труд, направленные ко Благу Общему, будут крепким оружием против зла. Нередко начинают словесно поносить зло, но хула уже безобразна, и невозможно бороться посредством безобразия. Такое оружие негодно. Труд и мысль прекрасная будут оружием победным – таков путь Братства.

 

Братство, 591. Гармония труда настолько нужна, что в Братстве на это обращают особое внимание. Советуем иметь несколько работ начатых, чтобы тем легче согласовать их с внутренним состоянием сознания. Лучшее качество будет достигнуто таким методом. Хуже, если человек начнёт ненавидеть свою работу по причине преходящих токов. Утверждаю, что мудрая смена занятий повысит качество труда. Братство учит заботливому отношению к труду.

Братство. Заключение. Не будет прочен труд во имя раздора, неприемлем сор на пороге.

 

Беспредельность, 7. Разве в Вечности и в работе Космоса не заключён беспредельный труд?

 

Беспредельность, 9. Не «Бог» за нас трудиться будет, но трудом и психической энергией себе поможем.

 

Беспредельность, 20. Принято считать, что карма есть воля и воздаяние за ход нашей жизни. Также принято смотреть на карму как на возмездие, но в истинном значении карма есть труд. Не ограничивайте работу мастерской духа и увидите следствие. (...)

Вечный, неустанный труд восхождения! Это вечное движение есть карма ваша!

 

Беспредельность, 21. Заметьте, что сила закона жизненного принципа непобедима. Напряжение спирали высшей энергии зовёт к труду все элементы.

 

Беспредельность, 28. Дух, решивший трудиться беспредельно, влечёт устремлённых за собою.

 

Беспредельность, 35. Не думайте, что огонь отвлечённое понятие. Не зовём на костёр, не отвлекаем от обихода. Истинно, Мы видим огонь даже в самом маленьком работнике, если в духе его живёт песнь нескончаемой радости труда. Скажем – Мы ценим каждое проявление истинного труда, ведущее к эволюции.

 

Беспредельность, 43. Кому-то Беспредельность покажется манифестацией невозможности. Кому-то покажется мысль смерти прекрасной. Кому-то явление труда покажется ужасным. Кому-то труд покажется страшилищем. Кому-то ритм нескончаемого космического труда покажется старым нагромождением. Но рука мудрости указывает туда, где нет конца. Туда, где всё несгораемо и где всё рушимо и нерушимо; туда, где всё видимо бесформенно, где все великие и прекрасные формы живут.

Да, Мы зовём вас в утверждении Беспредельности!

 

Беспредельность, 49. Когда стройное сознание скажет: «можно вечно пользоваться плодами своего труда», тогда, истинно, засверкает меч духа, указующий в Беспредельность.

     

 

Дар труда. Йога труда. Труд как творчество

 

ЛСМ-Озар, ч. 3, гл. 4, 6. Укажу качества взыскующих Общего Блага. Первое – постоянство устремления. Второе – способность вмещения, ибо плох общинник отрицающий, но ищущий правды достоин Общего Блага. Третье – уменье трудиться, ибо большинство не знает ценности времени. Четвертое – желание помочь без предрассудков и присвоения. Пятое – отказ от собственности и принятие на хранение плодов творчества других. Шестое – изгнание страха. Седьмое – бодрствование явить среди тьмы.

 

Сердце, 75. Любовь, подвиг, труд, творчество – эти вершины восхождения при любой перестановке сохраняют восходящее стремление. Какое множество привходящих понятий они заключают в себе! Какая же любовь без самоотвержения, подвиг без мужества, труд без терпения, творчество без самосовершенствования! И над всем этим воинством благих ценностей водительствует сердце.

 

Братство, 300. Если бы планета начала произвольно замедлять или ускорять свои движения, то легко можно представить все губительные последствия. Потому так важно усвоить значение ритма. Говоря о человеческом труде, следует постоянно настаивать на ритме. Труд, постоянный и ритмичный, дает лучшие следствия. Труд Братства тому служит примером. Необходим ритм, ибо он утверждает и качество труда. Любит труд познавший ритм. Но магнит любви не легко напрягается. Без него возникают осуждения и отвращения. Без него происходит утеря качества и трата времени и материалов. Нужно чаще повторять о ритме труда, иначе даже даровитые работники утеряют устремление.

Производство негодных предметов есть преступление против народа. При устремлении в Беспредельность нужно думать и о качестве всего труда. Каждое Учение прежде всего заботится о качестве, тем самым каждый труд должен стать высоким.

 

Надземное, 102. Перейдем к Нашей Обители. Сомнение в ней не живет. Тяга кверху велика. Немало усилий требуется, чтобы не оторваться от Земли. Земные вериги наложены добровольно и сознательно. Жертвенность сложена из любви, и опыт прежних жизней дал любовь к страдающим. Опыт или возжет любовь, или заострит ненависть. Но кто же первый сядет на кол ненависти? Не сам ли ненавистник?

Любовь должна быть мудрой и действенной. На таком понимании легко споткнуться или впасть в ханжество. Лишь труд на пользу мира даст равновесие. Труд дает и радость, и понимание Беспредельности. Он же даст и познание движения миров.

Спросят: «В чем лучшая пранаяма? Чем вырабатывается лучший ритм? Чем побеждается червь уныния?» Трудом. Лишь в труде образуется очарование совершенствования. В труде придет и огненное крещение.

 

Надземное, 174. У Нас очень признают за особое достижение, когда и в удаче, и в неудаче человек неуклонно стремится к избранной цели. Но для этого нужно избрать цель и понять, что вне ее нет продвижения. Из такого убеждения складывается подвиг. Требуется некоторый подвиг от каждого человека. Само понятие подвига должно быть зовущим, но не устрашающим.

Еще Он учил о качестве подвига: "Каждый, улучшающий качество труда своего, уже совершает подвиг. Даже если он действует ради себя, он не преминет принести и другим пользу".

Труд имеет качество в себе такое, что любой получит от него пользу. Не только в земном мире радуются качеству труда, но и в Тонком Мире наблюдается особое внимание к прекрасному труду.

И еще говорил: "Вы по восходу судите обо всем дне. Вы замечаете, когда восход облачен или ясен, когда солнце красно или туманно".

Также и в жизни уже с детских лет можно предвидеть развитие существа человека. Можно наблюдать, как заложено в нем все, что обнаружится позднее. Кто любит с детства трудиться, тот и останется тружеником.

Природа труда или праздность заложены в прошлых жизнях. Многие пребудут в Тонком Мире и не научатся радоваться труду. Утверждаю, что качество труда складывает и дальнейшее восхождение. Ошибочно думать, что лишь цари восходят, а пахари нисходят. Качество труда может быть достигаемо в любом состоянии.

Также учил Он о превосходстве знания над невежеством. Знание есть следствие великого труда. Не может народ успевать, если не будет спешить в познании. Но лишь немногие могут помочь народу в познании, и тем лицам воздадим почитание. Каждый из них не только прочел уже написанное, но вложил каплю и своего познания. Такая капля есть дар Беспредельности.

 

Надземное, 297. Урусвати знает значение труда. Называют труд молитвой, радостью, восхождением. Много определений существует этому напряжению психической энергии. Люди могут пользоваться естественной дисциплиной в труде. Поистине, пранаяма проявляется в ритме труда. Не может быть такого труда, который бы не подлежал совершенствованию. Усовершенствование может принадлежать любой области. И напрасно люди полагают, что многие отрасли труда устрашают своей рутиной. Опытный мастер развивает и усовершенствует каждое свое движение.

Но нужно обратить внимание на один показательный признак. Люди часто сопровождают труд песней или говором, как бы ободряя себя. Кроме таких явных проявлений существуют еще так называемые шептания. Они представляют нечто среднее между мыслью и словом. Человеку кажется, что он ничего не произносит, но у него все же складываются неразличимые, внешние шептания. Такие ритмические шептания подлежат изучению. Они не только являют природу человека, но и показывают, насколько психическая энергия участвует в каждом труде.

Иногда шепот не имеет прямого отношения к самому труду. Нередко человек точно бы рассказывает себе какие-то новые истории. Может быть, напряженная энергия пробуждает из "чаши" давние воспоминания? Такие опыты надо исследовать, ибо в них могут проявляться черты давних жизней.

Также нередко во время труда человек шепчет числа или алфавит, или имя, которое незнакомо ему. Каждое такое проявление имеет крупное значение, и сам труд принимает облик величественный, Мы можем подтвердить это на собственном примере.

Мыслитель не раз прислушивался, чем люди сопровождают труд.

 

Надземное, 298. Урусвати знает, что Мы поощряем мастерство во всех областях труда. Каждый может иметь свое искусство, каждый должен приложиться к совершенствованию. Пусть эти попытки будут не очень удачны, но они все-таки помогут найти новое сосредоточение. Мы, во время Нашего пути, постоянно проводили в жизни усовершенствование не только ремесел, но и искусства. Мы учили новым химическим сочетаниям. Мы поощряли керамическое и резчицкое искусства. Мы даже учили сохранять пищевые продукты. Говорю об этом, чтобы напомнить о разнообразии подходов к эволюции.

Пусть каждый поможет везде, где он может. Пусть не стесняется малыми возможностями. Там, где есть истинное устремление, там и легче помочь. Мы ищем все пути.

В каждом ребенке заложено какое-то мастерство. Ребенок может припомнить заветы из Тонкого Мира. Можно видеть разногласия, происходящие между взрослыми и детьми. Обычно взрослые навязывают детям игры по своему разумению, вместо того, чтобы наблюдать, куда устремляется внимание ребенка. Дети любят не сами игрушки, но зачатки мастерства, в них заключенные. Дети любят разобрать игрушку, чтобы применить ее по-своему. Это свое не будет навеянным из окружающей жизни. Часто оно напоминает нечто, что ребенок не мог видеть вообще. Имеют большое значение такие претворения, принесенные из Тонкого Мира.

Мы нередко поддерживаем такие накопления, и можно себе представить явление битвы, когда Нам приходится бороться с условиями семьи! Может быть, на тысячу семей найдется одна семья, где обратят внимание на природу детей.

Мы потратили много сил, давая наставление для семьи. Мы дали женщинам полноправие, но не успеет оно быть произнесено, как восстают варвары. И сейчас в целом мире лишь одна страна находится на пути к полноправию, там же будет развиваться и мастерство. Помните, как говорил – из лучинок будут слагать солнце. Невозможно сразу уявить значение качества, но среди молодых можно найти и сотрудников.

Мыслитель, когда видел детей, спрашивал их: "Что хотел бы ты сделать?" Некоторые отвечали: "Не знаю". – "Пока не знаешь, пойди пасти свиней". Но другие начинали указывать на давние желания. Им Мыслитель говорил: "Невыполнимое сегодня может быть достигнуто завтра".

 

Надземное, 558. Урусвати знает, как многоцветна Агни Йога. Внимательный глаз в пламени может различить многие оттенки. Условия окружающие влияют на цвет пламени. Также в различные времена является особая надобность йоги. Можно увидеть и величие Радж Йоги, можно заметить сияние Бхакти и узреть напряжение Джнана Йоги, но можно найти и главную потребу светлой Карма Йоги. Труд неотступен в дни смуты человечества. Так, среди различных цветов Агни Йоги найдем стебель Карма Йоги – на этом основании оправдается человечество.

Не будем удивляться, что не всегда давалось предпочтение суровой Карма Йоге. Иногда ее как бы забывали под впечатлением величия и улыбки других достижений. Мы знаем, что Карма Йога не может дать таких стремительных достижений, как Бхакти, но труд будет спасительным якорем планеты. Пусть пурпур Радж Йога величественен, и голубое сияние Бхакти прекрасно, но не менее прекрасен синий и фиолетовый цвет карма йога. Он как бы получил нечто от пурпура и также уплотнил голубое сияние. Труд и величественен, и полон любви. Так в пламени йоги, названной Агни Йогой, усмотрим цвет труда.

Нужно, чтобы человек глубоко постиг красоту процветания труда. Пусть он смотрит на труд не как на хлеб насущный, но как на спасение планеты. Именно труд сознательный создает целительную эманацию, которая может бороться с отравленными низшими слоями атмосферы.

У Нас наблюдают тружеников. Среди них выявляются истинные карма йоги, но часто они не могут себя так назвать, ибо и не слышали о таком слове. Наш друг Иван Стотысячный не ведает такого слова, но он знает труд.

Мыслитель учил: "Никакая история не может перечесть истинных тружеников, их список ведется за облаками".

 

Надземное, 575. Человек может познать несуществующее время даже на своей земной жизни. Он не знает времени, когда он устремляется к чему-то очень важному. Но в Надземном Мире именно такое напряжение преобладает. Мы можем углубляться в труд и забыть о времени. Не без основания сказано, что устремленный, сосредоточенный труд способствует долголетию. Он является зарождением гармонии. Он может помочь прозревать надземные познания. Он знает события в их логическом и химическом значении. Нужно всегда помнить, что химизм способствует каждому явлению.

 

Надземное, 641. Мы вовсе не одобряем маньяков, которые отрываются от земных обязанностей и вносят вокруг лишь смятение. Они говорят о высших гармониях и в то же время забывают, что между земным миром и Надземным должна быть гармония. Если маньяки считают земные задания ниже своего достоинства, они окажутся невеждами. Они пришли на Землю для выполнения какого-то труда. Они должны полюбить свою задачу. Среди преданности земной работе они могут ощутить и касания Надземные. Вот такое сочетание и будет естественной связью миров.

После сложных соображений нужно вернуться к самому простому. Человек не может делать эволюцию. Он должен к ней приобщиться. Он должен с нею сгармонизироваться. Снова мы придем к ритму труда и поймем, что все пустоплясы лишь загромождают жизнь. Во время напряженного переустройства мира особенно недопустимо оказаться пустоплясом или ханжою.

Вы можете спросить – неужели в Беспредельности необходим столь напряженный труд? Соизмерима ли Беспредельность с трудом отдельного человека? К изумлению многих, скажу – соизмерима. Человек есть живая частица человечества, которое есть сильнейшая энергия планеты.

 

Надземное, 775. Урусвати знает, что в древних Общинах считалось высоким и трудным испытанием Служение Человечеству. Испытуемый не отказывался от своей деятельности, но сущность ее посвящал не себе, не своему городу, не своему народу, но всему неведомому человечеству. Таким образом объем деятельности расширялся, и получалось благо всему человечеству.

Нелегко было тогда представить размеры человечества и тем более можно было расширить мысленные посылки. Говорим это к тому, что теперь человек находится в таком же положении к Надземному Миру. Можно советовать не удаляться от деятельности земной, но сохранять мысль о Надземном Мире. Постепенно работа окажется посвященной Миру Надземному. Он перестанет казаться отвлеченным и войдет в жизнь. Нужно помнить, что каждый земной труд может быть посвящен Надземному Миру. Величие Мира Высшего утвердит высокое качество каждой человеческой деятельности.

Высокое качество может лишь повысить сознание человека и тем приблизить его к Миру Надземному. Не только сознание будет утверждать смысл Высших Миров, но внутреннее, несказуемое чувство поможет во вздохе едином приблизиться к Высшему. Такое улучшение качества каждой деятельности будет незримым мостом к прекрасному достижению.

Пусть рассудок не затемнит творческого чувства. Оно будет истинным служением человечеству и Надземному Миру. Особенно теперь, когда человек падает в смятении, нужно ободрить тем, что каждому суждено приблизиться к Высшим Мирам. Каждый труд есть путь надежный. Только возлюбив высокое качество, можно преуспеть на пути восхождения.

Мыслитель говорил ученикам: "Пусть каждый из вас владеет качеством труда. Каждый будет трудиться во имя Надземного Мира".

 

Надземное, 789. Урусвати знает, как бережно нужно охранять великое природное качество вдохновения. Мы уже поминали о нем, но следует обратить особое внимание на эту связь с Миром Надземным. Само слово "вдохновение" уже указывает на нечто внешнее и ведущее. Не нужно думать, что такая связь может родиться мгновенно, она требует многих испытаний в жизнях.

Нужно помнить, что люди напрасно ограничивают это качество областями науки и искусства. Человек может творить в любом мастерстве труда. Уявление высокого качества в каждом труде уже будет вдохновением. Так можно приветствовать каждый совершаемый труд как истинное творчество.

Именно теперь, в дни народного подъема, суждено напомнить о ближайшей связи с высшими энергиями. Ярое совершенствование приведет народ к пониманию вдохновения. Не будет ханжеством указание на высшие энергии. Народ уже знает о наполнении пространства и о беспредельности, таким путем и качество вдохновения будет понятием научным.

Рассказывают, как некий Мастер, заканчивая свое произведение, закрыл глаза и оставался в полном молчании. Наконец, ученики его спросили: отдыхает ли он после труда или обдумывает новое произведение. Мастер сказал: "Ни то, ни другое; именно, я не думаю в этом молчании. Но не называйте это бездумием, но лучше скажите – сверхдумие. Мне нужно найти новый глаз, чтобы в таком обновлении увидеть свое произведение".

Пусть и вы научитесь обновляться, чтобы глубже судить о качестве труда своего. Пусть коснется вас крыло пространства и принесет вам новый глаз и новый подвиг.

Мыслитель заповедовал: "Кто может обновляться пространственно, тот может остаться молодым".

 

Надземное, 812. Урусвати также знает, что современная Йога – связь с Высшим должна осуществляться среди обыденной жизни. Не уход от жизни, но претворение ее заповедано. Огненная сущность есть магнит сердца. Именно сердце может сотворить вход в Высшие Миры. Не нужно особых истязаний. Любовь, труд и красота доступны всем, в любом состоянии. Нужно утвердить жизнь на этих основах. Нужно детям разъяснить, насколько они кузнецы своего счастья. Пусть воспитание идет впереди образования.

 

Надземное, 839. Урусвати знает дар труда. Человечество начинает понимать труд как высшую ценность. Труд считается высшим мерилом, но все же многие полагают, что труд есть проклятие. Откуда же рождается такое несправедливое суждение? От непонимания Надземного Мира.

Не хотят люди знать основ надземной жизни. Они не понимают, что труд является освобождением от самости, иначе говоря, от самого вредного свойства, мешающего в достижении надземного творчества. Труд высокого качества позволяет человеку вознестись над низменной самостью. Творец в час истинного вдохновения не думает о себе. Труженик, стремящийся к лучшему качеству, не будет земным рабом самости. Поэтому дар труда есть освобождение от самости.

Можно мысленно изгнать самость, но многие ли могут так возвышенно мыслить? Труд приходит им на помощь и оградит от несовершенного быта. Люди мало пользуются трудом как предохранителем от ныряния в пучину пошлости.

Искание лучшего качества уже есть устремление в лучшее будущее. Не без причины Йога Труда предлагается человечеству как близкий путь к достижению.

Не будем молчать о необходимости труда с малых лет. Пусть семья и школа творят будущих тружеников и творцов.

Мыслитель говорил: "Молитвенно примем дар труда".

 

Надземное, 861. Урусвати знает сущность любви к будущему. Давно сказано, что жизнь есть поток непрерывный. Можно сказать, что жизнь есть полет в будущее. Люди страшатся будущего, иногда печально примиряются с неизбежностью его, и лишь очень немногие любят будущее. Такие люди могут по справедливости называться крылатыми. Они чуют, как незримые крылья несут их над Землею. Они могут открывать великие истины и быть живыми учеными. Они чуют, что ничто из их открытий не пропадет.

Они встречают каждый день как новую возможность. Они любят победу. Они могут противиться невежеству.

Откуда же нарождается у таких деятелей готовность к непрерывному труду? Любовь есть мощный двигатель. Любовь – магнит и начало преуспеяний. Любовь к будущему будет самым мощным двигателем, и она охраняет деятеля от сонливой лени. Любовь дает понимание Надземного Мира.

…Как может быть прекрасен путь надземный для деятеля, устремленного в будущее! Он не потеряет часа, чтобы искать решение проблем, занимавших его в земной жизни, и он найдет высших Руководителей.

Мыслитель говорил детям: «Любите будущее – крылья вырастут».

 

Надземное, 898. Редко люди представляют йога как труженика, устремленного ко благу человечества.

Йог любит труд и самоотверженно приносит себя в жертву для улучшения жизни людей. Йог может стоять на высоких земных постах, и он может занимать самое скромное положение. Но всегда и везде Йог будет стремиться к высшему познанию. (…)

Яро любит йог труд. Он любит усовершенствование. Он не устанет трудиться, ибо знает, для чего он совершает свой земной путь. Для йога открыт Мир Надземный. Йог не знает перерыва жизни. Он в сознании шествует в разных телах и поспешает к познанию высшему.

Не забываем все Йоги, но ко времени особенно подтвердим Йогу Труда. Карма Йога соединяется с Джнаной и с Бхакти. Нельзя трудиться без знания и любви. Так йог приносит опыт жизни и готов отдать его человечеству.

Мыслитель говорил: «Друг, полюби труд. Он скует тебе крылья».

 

Надземное, 937. Урусвати чтит Карма Йогу. Все Йоги родственны. Можно считать Агни Йогу и Карма Йогу сестрами. Агни Йога светозарно ведет в Обитель Высшую. Карма Йога творит священный огонь труда. Редко люди почитают великое делание, слагающее лучшую карму.

Люди не мыслят о качестве своего труда. Они не могут признать радость творчества. Оно для них может казаться оковами. Они не могут полюбить каждодневный труд и не видят духовного восхождения среди бытового делания.

Никто не сказал им, какие крылья ткутся в великом делании! Но как же можно ожидать от человека понимания кармы, если он не знает о Надземном Мире? ...

Как же сумеете пояснить человеку великое делание, которое научит уловлять вибрации огненные? Пусть такой нерадивый работник хотя бы изредка почует вдохновенное качество труда. Он может посадить в сердце прекрасное зерно Агни.

Мыслитель сетовал о недостаточном качестве делания.

 

ПЕИР 16.08.1944. Главное, учите его [ребенка – сост.] любви к труду и доводить начатое до конца – остальное приложится.

     

 

Труд как источник светоносной психической энергии

 

Гр.А.Й. 1951 г. 49. В труде заключается высшее благо жизни. В труде обретешь ты право свое на вход в Высшие Миры. Труд пойми широко, как море. Необъятно поле труда. Кто измерил его возможности? Труд – венец жизни. В труде познаются высшие ценности духа. В труде – оправдание жизни. Труд Возводим в высшую степень заслуги на всех поприщах жизни. Культура труда – вот новая задача человечества. Труд звучит победною песнью на необозримых пространствах Космоса. Трудятся все: от духов стихий до Создателей планетных цепей. Поймем труд шире широкого. Все формы жизни, которые существуют, созданы чьим-то трудом. Не мудро думать, что лист придорожный создался сам собой, и над ним тоже кто-то трудился. Творческий труд – космическая задача человечества и цель его бытия. Творчество, творчество, творчество – великий удел человека. К нему Зовем, на него Указуем. Да, да, Мой любимый, во славу труда Мы лучшие песни (гимны) Слагаем. Вот и ты трудишься сейчас для своего Владыки. Осмысли свой труд настоящего часа для будущего человечества. Все, что ты видишь, все, что есть, было и будет, создается творческой мыслью, ибо мысль – высший фактор миротворчества.

 

Гр.А.Й. 1953 г. 219. Скука – разрушитель психической энергии. Скучнейшая работа, выполняемая с интересом и напряжением, плодоносна. Цель человека – достичь состояния светоносности. Это состояние легче всего достигается напряженной работой. И тогда человек, носитель света, выполняет своё космическое назначение. Приветствуем напряжение, порождающее свет. Постоянная напряженная ритмическая работа порождает явление постоянной светимости. Потому Приветствуем тружеников-энтузиастов. Значение труда как накопителя психической энергии надо понять. Аура приучается вибрировать на ключе определенного напряжения. Огненный аппарат человека – в действии. Можно наблюдать, как пульсирует огненная энергия в сфере микрокосмической, посылая токи светящейся энергии в нужном направлении. Сфера микрокосма начинает светиться, переливаясь огнями. Потому благостен труд напряженный, ибо светоносен. Человек должен научиться излучать свет из сущности своей. И путь труда есть кратчайший. Любим рабочее состояние организма напряженного. Расслабленность инертности бездеятельной не даёт огней и потому вредоносна. Труд светоносный, свет порождающий и свет несущий, Утверждаем.

 

Гр.А.Й. 1953 г. 113. Сын Мой, научись работать огненно. Полюби самый процесс огненного работотворчества. Состояние напряжения огней растит огненные крылья. Обывательское отношение к труду надо оставить. Надо изъять из работы эмоциональный элемент. Астральные эмоции не нужны. Бесполезная и никчемная трата энергии просто исключается. Торжественный и мужественный труд во Имя Владыки и для Владыки. Когда напряженным светом ауры зажигаются в сердцах огни и пространство озаряется светом, есть правильное понимание миссии своей в каждодневности. Труд светоносный и труд отягченный и омраченный, труд, крылья или цепи творящий, труд, огненно устремляющий, – так поймем виды и формы труда. Ощущение радостного подъема от, казалось бы, скучного, но напряженного труда было совершенно правильным. Ступень достижения очувствована и оценена верно. Любым трудом можно себя или поднимать, или убивать. Поймем тайну окрыленной работы. В ней скрыты огненные возможности. И когда объектом работы являются сердца, зажигающиеся энтузиазмом творчества, – благороден труд. Не в заоблачных высях, но именно на Земле и в тесных условиях зажигается священный пламень центров. Так поймем и полюбим труд огненный как путь огненного напряжения. Качество труда есть его огненная напряженность, в каких бы сферах и на каких бы планах бытия он ни уявлялся.

 

Гр.А.Й. 1953 г. 426. …Основным условием познания остается все тот же Завет: «Отвергнись от себя». В этом вся сущность самоотвержения. Этому самоотвержению человек учится на жизни, забывая себя в любимом труде. Счастье любимой работы есть благословение труженика. Труд не для себя, но для Общего Блага, и научившийся трудиться во имя его – на верном пути. Не словами произносимыми, но делами утверждает себя человек. И действие Общего Блага превыше всех прочих дел человеческих. Правильный путь приводит к истинной цели. И ветхий человек, или самость личности, растворятся в огнях озаренного трудового подвига. Никакие старания и усилия не дадут того огненного следствия, как время напряженной светоносной любимой работы во имя всех и для их блага. Постоянство светоносного нагнетения родит и поддерживает огни центров. Потому Утверждаем славу труду озаренному. И не нужно для этого никаких особых знаний, книг, или постижения оккультной мудрости. Просто и легко, забывая себя, устремляется человек по пути творческого труда, вкладывая в него все свое сердце. Велико значение труда в деле пробуждения огненных центров. И если труд отемненный, труд ненавистный, труд подневольный убивает огни и омертвляет дух, то радостный труд огненосен. Не как проклятие дан труд человеку, но как благословение. Труд поймите широко. Именно напряжение огненное, работу сопровождающее, даст нужную степень светимости. По степени этой светимости можно определить полезность и работы, и работника. Такой труд является благословением для пространства, ибо рассеивает тьму окружающую. Благословен труд, свет порождающий, кто бы его ни творил. Ценим тружеников-светляков и Помогаем им в их светлой работе. И ученому, и инженеру, и рабочему Помогаем в их трудах на оздоровление планеты. Клички земные не имеют значения. По светотени идёт отбор духов в стан Света. Нужно полюбить труд как таковой и можно приучить себя делать радостно всякую работу, даже скучную, даже неинтересную и даже чуждую духу. В этом – дисциплина труда. Убережемся только от работы человеконенавистнической. Радость в труде есть достижение духа. Будем трудиться светло и радостно, каков бы ни был самый труд. Лучше прожить тяжкую жизнь с песней, чем утопать в избытке в пресыщении омертвелом. Говорим о нескончаемой победной творческой песне трудам. Труд – основа творчества. Творчество – цель и назначение человеческого духа. Творчество огненное – удел человека, и приходит к нему человек через труды земные. Ступень земного труда приводит к ступени Космического творчества. И если вначале труд озаренно безличный, то в конце – Беспредельность и необъятность пространственного творчества. Так малые искры трудового напряжения разгораются в огненные пламена пылающего микрокосма, творящего новые формы в пространстве Света. Сияюща цепь трудового подвига.

 

Гр.А.Й. 1954 г. 275. Кто хочет достигнуть, тот должен вложить в достижение это энергию, прямо пропорциональную желаемой цели и значимости ее. Нет достижений без трудов и усилий. И если кто-то достиг и преуспел, то, значит, и потрудился он немало. Зависть нецелесообразна, ибо даром ничего не дается. Достижению других будем радоваться, ибо они потрудились и имеют награду свою. Труд упорный, труд систематический и планомерный, труд постоянный и неомраченный, труд радостный требуется для возжжения огней. И Владыки Трудятся в напряжении непомерном. Пора оставить нелепое представление о том, что в Мире Надземном человека ждет беззаботное ничегонеделание. И там труд, и там работа упорная и непрекращающаяся. Там есть бездельники и тунеядцы так же, как и здесь, но незавидна их участь. Трудами огни возгораются, и ленивцы огней не имеют. Потому не живут, но прозябают в беспросветном оцепенении сонной одури. Неведомы им ни полеты, ни подъемы духа. Сумерки вокруг них, и слои низшие являются их уделом. Хлеб земной и хлеб небесный в поте лица добывается. Ленивцы, бездельники, тунеядцы и пожиратели чужих трудов и энергий, не надо вас. Ленивцев к себе не Принимаем. Им путь закрыт. Их путь во тьму, ибо какой же Свет без огней, только в труде зажигаемых. Труд понимается широко. Самым ценным Почитаем труд духовный и нерукотворный. По трудам и людей Ценим, и особенно тружеников духа. Руками и головой могут трудиться все, но духом немногие. Они и есть соль Земли. И Наша забота о них.

 

Гр.А.Й. 1955 г. 166. При полном отрешении от себя глаз становится особенно зорким. Но люди яро заняты лишь собою и потому не слышат и не видят. Практическая ценность самоотрешения, или самоотречения, становится совершенно очевидной. Это же можно сказать и относительно всякой работы. Когда работник всецело поглощен интересной работой, он забывает себя в ней, и тогда труд особенно продуктивен и плодоносен. Такой самоотверженный от себя труд Мы Называем трудом светоносным, или сияющим. Аура работника начинает светиться, и центры напряжены. Напряженность самоотрешенного труда есть кратчайший путь к раскрытию центров. Жизненный тонус организма повышается, и свет ауры труженика возрастает в силе своей.

 

Гр.А.Й. 1955 г. 204. …Когда не нужно ничего для себя даже от будущего, не может быть ни огорчений, ни разочарований, ибо строительство требует все силы свои вложить в дело служения человечеству. И когда вложены силы и строение Нового Мира растет, радость созидания не покидает строителя. Зовем это чувство энтузиазмом. Хорошее, спасительное, огненное чувство. И тех, кто следует за Нами, Зовем приобщиться к делу строительства всепланетного. Каждый вносит свой пай в размере и по характеру своих способностей.

 

Гр.А.Й. 1955 г. 205. Значение огней универсально, ибо проходит через все миры, восходя вплоть до Огненного Мира. Потому Мы Любим видеть напряжение огней духа спокойное, но мощное, ибо в них залог бессмертия утверждается уже на Земле, в оболочке плотной и грубой, чтобы свободно засиять, когда она, наконец, сбрасывается. Смерть – освобождение, но лишь тогда, когда зажжены огни духа при жизни земной. Потому желайте напряжения, приветствуйте напряжение огней духа как средство, как метод, как путь восхождения. Напряженная работа вызывает самосвечение организма и возжигает центры. Полюбите моменты напряжения огненного – это вернейший путь к бессмертию. В огнях духа возносимся в сферы устремления и огнями поддерживаем жизнь света в себе. Да! Да! Да! Грядущая Эпоха Огня огнями и утверждается. Учитесь хранить спокойствие, когда в покое, но мощно и спокойно напрягать огни, когда в действии. Но люди волнуются и растрачивают свои огни, свою психическую энергию по пустякам, когда от них не требуется активности, и, наоборот, уявляют вялость, инертность и леность в работе, когда именно надо напрячь огни духа. Работа светоносная, как бы обычна она ни была, есть победа духа над условиями плотного мира. Потому яро Приветствуем энтузиазм в светоносном творческом труде на созидание Нового Мира. Их, свет в себе родящих, Зовем истинными тружениками. И для таких трудящихся двери Нового Мира открыты. Всегда, при любых условиях, напряжение труда в огнях духа можно явить. Этими огнями очищается пространство и аура планеты от мутных и тусклых огней разложения. Доктрина напряжения являет собою прямой путь к открытию центров и приводит человечество к новой, обещанной ступени эволюции. Через труд напряженный к огненному совершенствованию духа – таков Наш Завет.

 

Гр.А.Й., 1955 г. 270. Приветствуется все, что приводит человека в состояние напряженности центров. По этой же причине Учитель требует вложить во все лучшее качество исполнения. Только при этом условии могут быть напряжены центры. Делайте все, заострив внимание, и старайтесь выполнить лучше.

 

Гр.А.Й. 1955 г. 477. Так мало светлых аур, радость людям несущих. Работа над собою в этом направлении есть подвиг, ибо буквально вносится свет в сумерки жизни, во тьму беспросветного обывательского прозябания. Тусклы ауры человеческие. Потому Приветствуем труд-очиститель, напряжение которого заставляет осветляться сумеречные ауры. Напряженная работа, которая захватывает человека, вызывает огни центров, и аура начинает светиться. Через труд напряженный проникает свет. Хороших тружеников Ценим. Они вносят долю свою в строительство Нового Мира, особенно Приветствуем энтузиазм как возжигателя огней духа.

 

Гр.А.Й. 1956 г. 30. Друг Мой, истинное действие уявляется огнями, и такое действие называется огненным. Обычно люди спят в своих действиях, и потому они часто неэффективны. Явить действие должного напряжения может не каждый, но лишь тот, кто владеет огнями. Действия сопровождаются светом. Потому Приветствуем радостный, светлый, напряженный труд. Печально зрелище труда унылого, безрадостного и отемненного. Не свет, но тьму и темные эманации распространяет вокруг себя такой работник, отравляя окружающее пространство. Дисциплина светоносного труда – очередная задача человечества. Слишком много тьмы порождалось трудом подневольным, и слишком много зла влекло за собой это ненормальное положение. Принявший Учение должен постичь тайну труда осветленного и через труд вносить Свет в дымную и серую атмосферу Земли. Надо научиться трудиться радостно, какую бы работу ни приходилось исполнять. Ведь дело не в самой работе, видимые плоды которой сметет рука времени, но в самом процессе напряжения, усиления и накопления внутренних огней. Через труд огни возжигаются правильно, бодрое состояние трудящегося играет при этом решающую роль. Быть радостным – задача трудная для осуществления, быть радостным от ощущения огней, возжженных в труде и победно горящих в процессе работы. Это ощущение горящих огней уже само по себе приносит чувство радости и удовлетворения. Труд буквально возвышает человека, ибо в огнях организм становится легче и поднимается над окружающей сферой. В труде возносимся. Человек, окрыленный напряженным и вдохновенным трудом, преображается. Этим ценен энтузиазм. Служение Свету происходит в труде, и когда оно сознательно, много пользы приносится миру. Человек, свет в мир вносящий, истинно, является благодетелем человечества.

 

Гр.А.Й. 1963 г. 92. Сокровище энергии накапливается во времени, и лучший метод накапливания – труд. Но труд по своему качеству может быть весьма различен. Труд может быть совершенным, то есть светоносным, и несовершенным, то есть отемненным. Труд радостный светоносен. Унылый и подневольный, труд рабский, лишенный энтузиазма, убийственен для духа. Творческий труд эволюционен. Можно написать целую книгу о труде. Можно указать, что труд в смысле и значении духовного развития полезнее всех и всяких упражнений. Труд дан человеку для того, чтобы мог он творить и выражать в нем энергии своего духа.

 

Гр.А.Й. 1964 г. 7. Друг Мой, накопления психической энергии нужны человеку и для Тонкого Мира: без нее невозможны никакие проявления. Накапливать ее запас можно сознательно и планомерно. Каждое действие человека ее аккумулирует или расточает. Всякая работа есть трата энергии. Но труд отемненный, подневольный, унылый, неприятный, ненавидимый будет тушителем огня и расточителем психической энергии, в то время как труд вдохновенный, радостный, труд напряженный будет накопителем огненной силы. Такой светоносный труд аккумулирует психическую энергию лучше всяких оккультных упражнений. Об огненном значении труда Сказано еще мало. Без напряженного труда невозможна Огненная Йога. Ритм напряжения сосредоточивает энергию. Труд аритмичный не является накопителем. Если сравнить ауры двух работников, одного, работающего в напряженном ритме, захваченного и увлеченного своею работою, другого, делающего свое дело с неохотою и спустя рукава, то можно поразиться свечением ауры первого и отемненностью тусклых и серых тонов второго. Труд следует понимать широко. Надо написать книгу о значении явления труда для психо-физической эволюции человека. Не зажгутся огненные центры без труда напряженного. Такой труд будет подготовлением и для Надземного пребывания. Ленивцы и тунеядцы готовят для себя печальное будущее. Энтузиазм труда надо поддерживать всеми мерами. Слишком уж велико его оккультное значение. И в Тонком и земном мирах люди разделяются на добрых тружеников и дезертиров труда. Трудиться можно везде, на всех планах. Безделие осуждено безусловно.

 

Начало страницы